ЛОВИСЬ, РЫБКА БОЛЬШАЯ. Кто и как разводит белорусов на деньги

Мошенники, они же – кидалы, в криминальном мире всегда считались элитой. Потому что работали не фомкой, ножом или пистолетом, а головой. Эта преступная профессия подразумевала умение хорошо себя подать потенциальной жертве, начиная с внешнего вида и знаний психологии, ибо процесс надувательства проходил с глазу на глаз, вплоть до последнего момента, когда обманутый оставался ни с чем и некоторое время не осознавал, что его красиво кинули.

Зачастую аферисты прошлого века свои схемы отрабатывали в одиночку, однако, с развитием цифровых технологий, криминальное ремесло эволюционировало и превратилось в многочисленную, хорошо организованную преступную сеть. Сегодня не нужно видеть свою жертву, достаточно её слышать, а то и вовсе можно развести по переписке в соцсетях.

Обыденностью стали новости о том, что мошенники якобы изобрели новую схему обмана. На самом деле в основе любой новинки жуликов ХХI века лежит старый принцип – «на доверии» со знанием психологии клиента, который «обманываться рад». И цель прежняя – хитростью заставить расстаться с деньгами. Разница в том, что «работа головой» происходит в удаленном состоянии и существенно расширился инструментарий, благодаря которому некогда реальный мошенник превратился в киберпреступника.

Сложившая в Беларуси киберкриминогенная ситуация привела к тому, что в Следственном комитете задумались о создании специального подразделения. Об этом в интервью телеканалу «Беларусь 1» заявил председатель СК Дмитрий Гора. По его словам, основную долю преступлений, совершаемых с использованием информационно-коммуникационных технологий, составляют хищения. Также это мошенничества, злодеяния в сфере половой неприкосновенности несовершеннолетних, преступления экстремистской направленности и незаконный оборот наркотиков.

История вопроса в цифрах

Первые киберпреступления в РБ были зафиксированы в конце 90-х-начале «нулевых». Счет шел на десятки. Резкий рост начинается с 2006г. За четыре года он составил 700% – 2,1 тыс. фактов. И чем дальше в цифровой мир, тем больше: 2015г. – 2440 преступлений, 2016г. – 2471, 2017г. – 3099, 2018г. – 4 741, в 2019г. – 10539, в 2020г. – 25561.

К слову, что в 2020г. в Беларуси было зарегистрировано всего 95 тыс. преступлений. Получается, что почти четверть из них  – это компьютерные преступления, 92% от которых составляли хищения. По оценкам правоохранителей, если эту лавину не притормозить, то к 2025г. количество киберпреступлений подберется к 100 тыс.

И еще несколько цифр. В 1-м полугодии 2021г. из совершенных 10 тыс. преступлений, 90% приходились на так называемые мошеннические звонки. Также в текущем году по сравнению с 2020г. рост количества хищений с банковских карточек белорусов увеличился более чем на 270%. Таков результат удаленной разводки. На языке следователей формулировка звучит как «хищение денежных средств путем завладения реквизитами банковских платежных карт». В УК этому деянию дает оценку ст. 212 (хищение имущества путем модификации компьютерной информации). Максимальное наказание – 12 лет лишения свободы. Нередки случаи, когда возбуждается и ст. 209 (мошенничество). Для правосудия разница есть, а потерпевшему – что в лоб, что по лбу. В обоих случаях присутствует обман и злоупотребление доверием. Как в добрые старые времена.

Как это работает

Главное для современных жуликов – получить доступ к банковскому счету своего клиента. В большинстве случаев разводка состоит в том, чтобы под разными предлогами заставить «терпилу» самому сообщить реквизиты. Для чего пользуются в основном двумя способами, сходными с ловлей рыбы.

«Фишинг». Этот неофициальный термин происходит от английского «fishing» («рыбная ловля»). В качестве своеобразной «удочки» преступники используют специально созданный интернет-сайт с формой ввода на нем реквизитов доступа к банковскому счету, а в качестве «наживки» – некий сообщенный потерпевшему предлог для перехода на этот сайт и заполнения платежных реквизитов.

Из практики СК. В июле текущего года 56-летний мужчина на популярной торговой интернет-площадке разместил объявление о продаже товара. Посредством мессенджера с ним связался потенциальный покупатель и сообщил, что хочет его приобрести с помощью доставки, после чего переслал фишинговую ссылку. Перейдя по ней, минчанин заполнил реквизиты своей банковской карты, в том числе остаток на счете. Вместо пополнения баланса потерпевший лишился более BYN1,5 тыс. Было бы на карте больше денег, ушли бы все.

«Вишинг». Происходит от английского «voice fishing» («голосовой фишинг» или «голосовая рыбная ловля»). Способ выражается в осуществлении звонка на абонентский номер потерпевшего или в его аккаунт в мессенджере (в основном, это Viber, WhatsApp или Telegram). В ходе голосового общения преступник представляется работником банка или правоохранительного органа (МВД, КГБ, Следственного комитета) и под вымышленным предлогом (пресечение подозрительной транзакции, повышение уровня безопасности пользования картой, перепроверка паспортных данных владельца банковского счета и т.д.) выясняет у потерпевшего сведения о наличии банковских платежных карточек, сроках их действия, CVV-кодах (трехзначный код на обратной стороне карты), паспортных данных, SMS-кодах с целью хищения денежных средств. В ряде случаев злоумышленникам известны некоторые реквизиты банковских платежных карточек, а также анкетные данные лиц, на имя которых они выпущены.

Из практики СК. Неизвестный мужчина позвонил через Viber 66-летней жительнице Борисова и представился сотрудником службы безопасности банка. Он сообщил, что в целях пресечения хищения с банковской платежной карточки женщине необходимо установить определенное приложение удаленного доступа, сообщить коды карты и прислать скриншоты из мобильного банкинга, что она и сделала. Позже, заподозрив неладное, пенсионерка пошла в банк и обнаружила, что с ее карт-счета пропало почти BYN40 тыс.

Разводить могут и на услуги с предоплатой. Например, Молодечненским районным отделом Следственного комитета расследуется уголовное дело о чистом мошенничестве (ст. 209 УК). На удочку неустановленного жулика попался местный житель, который мечтал трудоустроиться за рубежом. На связь с ним через Viber вышел якобы агент по трудоустройству, предложивший белорусу поработать разнорабочим в Финляндии на рыболовецком судне. «Специалист по кадрам» переслал доверчивому мужчине лицензию на осуществление предпринимательской деятельности по трудоустройству. За свои услуги он попросил перевести ему на счет 250 евро. Что почти финский рыбак и сделал. Больше агент на связь не выходил, а чтобы его не тревожили, удалил свой аккаунт в Viber. Белорус, поняв, что его примитивно кинули, написал заявление. Дело, конечно, возбудили, однако судебная перспектива у него не просто туманная, а, можно сказать, «глухариная». Да, следы преступник оставил. Было установлено, что белоруса развели по номеру телефона, который принадлежит одному из украинских операторов мобильной связи.

Естественно, наши следователи в рамках международной правовой помощи обратились к правоохранительным органам Украины с ходатайством о предоставлении сведений о лице, на имя которого зарегистрирован интересующий их номер телефона. Такую помощь им окажут. Но не факт, что личность жулика будет установлена. Номер может быть зарегистрирован на человека, который и телефон в руках никогда не держал. Или он, что называется, давно Богу душу отдал. Современные мошенники не настолько глупы, чтобы сидеть и ждать, когда за ними придут. Тем более что в Украине они чувствуют себя в полной безопасности. Во-первых, своих граждан ни одна страна не выдает, во-вторых, сегодня украинским правоохранителям со своими уголовными делами рук не хватает разобраться, а не то что за чужие переживать. Тем более, «фишинги» и «вишинги» в Украине тоже обрели черты хорошо организованного криминального бизнеса.

И Лёра Сумской во главе

Корреспондент «НДГ» изучил опубликованные за последние полгода в открытом доступе решения украинских судов о предоставлении компетентным органам Беларуси помощи в расследовании киберпреступлений. Речь идет о десятках запросов по делам, в которых фигурируют украинские номера телефонов и банковские счета, на которые переводились похищенные у белорусов деньги. В данном случае речь не идет о неких кибержуликах-одиночках, которые, сидя дома, например, в Киеве, вешают лапшу по телефону доверчивым белорусам.

По сообщению украинских СМИ, страна поделена между различными преступными группировками, которые целенаправленно на системной основе ведут телефонные атаки из специально созданных колл-центров на клиентов банков. Служба безопасности Украины это предположение журналистов подтверждает своими спецоперациями.

В начале октября сотрудники СБУ (на фото) прекратили деятельность двух подпольных колл-центров в Сумской области. «Мошенники использовали звонки операторов, чтобы узнать у людей информацию об их банковских счетах. Затем злоумышленники снимали деньги, и часть из них переправляли местному криминальному авторитету», – сообщала спецслужба. Организатором сего бизнеса называли вора в законе по прозвищу Лёра Сумской, который успел скрыться. На него работали около 70 человек, по предварительным данным, они выманили у доверчивых людей сотни тысяч долларов. «Работали» по купленной базе данных банков. «Мошенники выдавали себя за сотрудников банков и рассказывали, что они проводят телефонный опрос или предлагают новую банковскую услугу или кредит. Это позволяло им входить в доверие к клиентам, которые охотно отдавали собственную персонифицированную информацию. В результате злоумышленники получали доступ к онлайн-банкингу людей и снимали их средства», – отмечали в СБУ.

Аналогичную контору СБУ ликвидировала в Виннице. По предварительным оценкам, мошенники работали около 5 месяцев. Лапшу на уши по телефону вешали порядка 40 сотрудников. Ежедневно они похищали до $20 тыс.

Примечательно, что разводили эти колл-центры исключительно клиентов украинских банков. В то же время аналогичная структура беспрепятственно продолжает работать в центре Киева, недалеко от головного офиса СБУ. Журналист портала «Страна» устроился по объявлению в это заведение и рассказал, что увидел.

«Мы звоним гражданам России, представляемся техническими сотрудниками «Сбербанка» и пытаемся развести людей на то, чтобы они перевели деньги со своих банковских карт на наши, а если у них нет денег, то чтобы они взяли кредит и перевели деньги нам. Как это делать, написано в методичке», – объяснил ему руководитель офиса, сообщив попутно, что банковские карты людей застрахованы, а «украсть у банка не страшно».

То есть телефонные аферисты особо не шифруются, видимо, полагая, что за обман жителей России им в Украине ничего не будет. Работа поставлена на поток: у сотрудников есть план, оклад и процент от продаж. Для украинцев Россия – страна-агрессор, с которой идет война, а потому, наверное, этой конторе позволяют беспрепятственно работать.

По словам экспертов, преступный бизнес в Украине развивается по модели франчайзинга. То есть можно купить готовый колл-центр «под ключ» со всем необходимым оборудованием, рекомендациями и сценариями разговоров с потенциальными жертвами. Ежедневно специалисты «Сбербанка» фиксируют от 3 тыс. до 7 тыс. звонков из таких колл-центров. Примерно 50% российских граждан вообще не отвечают на такие звонки, однако около 1% все-таки ведется на схему мошенников. Местом массовой концентрации телефонных жуликов называют украинский город Днепр, где базируются порядка 150 колл-центров с численностью сотрудников от 10 до 150 человек. Не исключено, что часть из них плотно работают по Беларуси.

close

Подписка на новости

Подпишитесь, чтобы получать эксклюзивные материалы и быть в курсе последних событий!

Мы не спамим! Прочтите нашу политику конфиденциальности, чтобы узнать больше.