Гоним гусей дальше?

Приоритетной целью кредитно-денежной политики нашего Нацбанка объявлена борьба с инфляцией. Средством выбрана стабилизация курса доллара путем ограничения денежной массы с целью ограничения спроса на валюту

В связи с недостаточным поступлением валюты в страну, такая политика автоматически привела к общему дефициту денег в стране. Что выразилось, прежде всего, в недостатке оборотных средств у субъектов хозяйствования и, как следствие, волне неплатежей. Не говоря уже об отсутствии средств у предприятий для минимальной модернизации производства (по инвестициям в модернизацию в расчете на рабочее место мы вдвое отстаем от России и в десятки раз от ЕС).

Для справки. Считается, что растущая экономика обеспечена деньгами, если сумма денег в обороте равна ВВП. У нас рублевая масса на уровне 15-17% от ВВП, широкая денежная масса на уровне 40% от ВВП. Нормально в таких условиях экономика развиваться не может. Но в наших условиях дополнительные деньги сразу уйдут на покупку валюты, никак не сказавшись на развитии экономики.

Да, почти стабильный курс доллара радует обывателя и поддерживает уровень потребления населения. Но даже этот уровень потребления страной не зарабатывается, растут долги, по некоторым оценкам дефицит бюджета в этом году может превысить BYN6 млрд. И это при сверхблагоприятной конъюнктуре! А дефицит придется закрывать либо ростом долгов, либо резким снижением потребления населения (например, девальвацией). Потребления, и без того существенно более низкое, чем у соседей.

Так что, «гоним гусей дальше»? За сегодняшнее почти благолепие пусть рассчитываются наши дети и внуки? Ради «почти приличного» показателя инфляции?

В объяснение столь странной политики Нацбанка можно привести лишь один аргумент: дополнительно напечатанные деньги почти наверняка будут использованы нерационально: то ли на строительство разнообразных дворцов, то ли на дополнительные повышения зарплат. То есть на потребление, без кардинального изменения экономической ситуации. Что характерно для нашей страны уже более 10 лет.

Тем временем наша власть склоняется к передаче функций по управлению экономикой государства Кремлю. Интегрировав нашу экономику в российскую. Не думаю, что это чревато потерей нашей страной суверенитета: похоже, Кремль видит цель не в поглощении Беларуси, а в установлении отношений типа тех, что сложились между США и Гондурасом или Гаити, где есть контроль над их экономикой и внешней политикой при сохранении их номинального суверенитета, национальной валюты, членства в ООН и т.д.

Соответствует ли это нашим национальным интересам? Если не «надувать щеки» как наша оппозиция ссылками на ВКЛ, а просто исходить из сложившейся сегодня в нашей экономике обстановки, все определяется той целью, которую мы ставим в развитии страны.

Вряд ли для российских корпораций, как для промышленных, так и для агропромышленных, интересны белорусские предприятия. В 2011г., при попытке их захвата, выяснилась экономическая нецелесообразность таких акций: слишком больших затрат без видимого эффекта приносит их модернизация даже под российский уровень. Что все равно недостаточно для конкурентоспособности. А вот наш человеческий капитал, относительно большое количество квалифицированных кадров для России может быть важным фактором модернизации их экономики.

Другое дело – интересы российского торгово-финансового капитала. В России этого капитала – очевидное перенакопление, и «освоение» им Беларуси может быть для него привлекательным. Но пользы для Беларуси от такого «освоения» не просматривается.

Реальная перспектива реализации российского сценария – постепенная деградация экономики и социально-политической структуры Беларуси. Тем более что сегодня и в России нет работающих механизмов реиндустриализации, что с течением времени может поставить под сомнение ее самостоятельность.

Альтернативой может быть формирование собственной экономической модели и собственной промышленной политики при сохранении тесной военно-политической интеграции с Россией. Но с максимальной суверенностью экономической политики.

С учетом вероятного отсутствия внешних источников финансирования такой экономической политики, средства для ее реализации придется искать внутри страны. А это означает прекращение практики отрицательного накопления (что имело место уже 30 лет) и сокращение потребления. В первую очередь за счет сокращения капитальных затрат в непроизводственной сфере. Возможно, с инфляцией и ростом безработицы.

Больно будет, но сладкие лекарства для нашей экономики закончились уже давно, остались только горькие.

Мнения колумнистов могут не отражать точку зрения редакции

close

Подписка на новости

Подпишитесь, чтобы получать эксклюзивные материалы и быть в курсе последних событий!

Мы не спамим! Прочтите нашу политику конфиденциальности, чтобы узнать больше.