«ЛУЧШИЕ РЕЗУЛЬТАТЫ ЗА 12 ЛЕТ»: евразийский аудит. Экономика Беларуси в 2021г. сработала на полную мощность

До нового 2021-го года остается лишь один месяц. Экономическая статистика за 9 месяцев свидетельствует, что белорусская экономика в уходящем году выстояла на фоне тех шоков, которыми этот год был так богат, более того — показала неплохой результат. Почему это произошло, есть ли шанс сохранить позитивную динамику в будущем году, какие риски и возможности ожидают нас в 2022-м — всё это является предметом дискуссии. Однако очевидно: экономика РБ сохранила управляемость и подтвердила достижимость положительных результатов.

Почему ожидали падения? Потому что, во-первых, пандемия COVID-19 не закончилась, хотя и пошла на спад, во-вторых, в 2021г. Беларусь столкнулась с санкциями Евросоюза, которые в полную силу дадут о себе знать лишь в 2022г. Замглавы АП РБ Дмитрий Крутой в интервью телеканалу «Беларусь 1» назвал пандемию и санкции «двумя главными факторами, которые влияют на наш экономический рост».

При этом Крутой (на фото) высоко оценил предварительные результаты 2021г.: «Если смотреть в целом по всем показателям, и количественным, и качественным, то я бы сказал, что это лучшие результаты за последние 12 лет. ВВП вырос по текущим данным на 2,4%. Естественно, основным драйвером, как и на протяжении всего года, оставалась промышленность. Примерно 70% этого прироста обеспечивал именно промкомплекс. На втором месте по вкладу — IT-сектор. Остальные отрасли распределись более равномерно».

Справка «НДГ». По оценке октябрьского «Макроэкономического обзора ЕАБР», ключевой вклад в годовой рост ВВП по итогам 9 месяцев 2021г. внесла ориентированная на экспорт обрабатывающая промышленность — 1,6 п.п. Сильную динамику продемонстрировал ИТ-сектор, обеспечивший 0,7 п.п. роста ВВП. Еще около 0,7 п.п. добавили остальные сектора сферы услуг в результате восстановления потребительского спроса по мере адаптации населения к условиям пандемии. Сдерживающее воздействие на рост ВВП оказали сельское хозяйство (вклад в рост ВВП — -0,4 п.п.) и строительство (-0,8 п.п.).

Год оказался удачным для белорусской экономики главным образом потому, что внешние вызовы (пандемия и санкции) совпали с возможностями, открывающимися на мировых рынках в результате восстановления потребления и производства. Собственно, централизованная экономическая модель с сильными управленческими функциями государства создавалась под конъюнктуру, предполагающую сочетание внешних вызовов с внешними возможностями. Такими возможностями стал дисбаланс спроса и предложения, образовавшийся на глобальных рынках в результате того, что значительная часть человечества минимум половину 2020г. провела в затяжном, пусть и частично оплачиваемом локдауне. Беларусь в локдаун не уходила — в результате встретила восстановительный спрос начала 2021г., обладая товарными запасами.

Крутой, подчеркнув роль обрабатывающей промышленности в итоговых показателях, связал товарное предложение с результатами модернизации 2012-13гг.: «О том, что модернизация была проведена правильно, говорит уровень складских запасов. При BYN125 млрд. общего объема промпроизводства у нас всего лишь BYN5,3 млрд. запасов сегодня на складах. Это допустимый уровень. Это на уровне 50% среднемесячного объема. Таких низких запасов у нас тоже не было». Вот что спрос животворящий делает! Думается, модернизация все-таки — частный момент. Ключевую же роль сыграли два фактора: 1) промышленность не была разрушена и дезорганизована; 2) она не останавливала производственные процессы.

Касательно первого фактора необходима дополнительная ремарка. Централизованный госсектор сохранил управляемость и адекватность в ходе политического кризиса 2020г. Евросанкции 2021г. вынудили сплотиться вокруг Александра Лукашенко даже ту часть белорусских элит, которая фрондировала в 2020-м, потому как с введением санкций речь зашла об их выживании. Политика придала дополнительный импульс экономике, заставив административные жернова вертеться быстрее.

По словам Крутого, за 9 месяцев уходящего года экспорт вырос на 32%, и это тоже исторический рекорд: «Причем он вырос сбалансированно: на 19% за счет цен и на 12-13% за счет объемов. Это в том числе результат модернизации нашей промышленности, которую мы начали проводить в 2012-14гг.». Замедление экспорта во II полугодии по сравнению с I-м, когда темпы роста экспорта были вообще спринтерскими, имеет место, однако факт остается фактом: в 2021г. белорусская экономика сумела сполна воспользоваться внешней конъюнктурой — и благоприятной, и отнюдь не благоприятной, если иметь в виду воздействие санкций.

Справка «НДГ». По данным Белстата, в январе-сентябре 2021г. внешнеторговый оборот товаров РБ составил $57,799 млрд., в т.ч. экспорт – $28,147 млрд., импорт – $29,652 млрд. К уровню января-сентября 2020г. из расчета в текущих ценах оборот внешней торговли товарами достиг 132,1%, экспорт – 136,1%, импорт – 128,5%. Экспорт товаров в натуральном выражении увеличился на 13,5%, импорт – на 7,3%. Средние цены экспорта выросли на 19,9%, импорта – на 19,8%.

Замглавы АП не зря сетует на «некоторый недобор» в стройкомплексе и сельском хозяйстве, без которого ВВП вырос бы примерно на 3,5%. Однако в обеих отраслях причины замедления имели объективный характер, так что это скорее фигура речи, чем упрёк.

Рост помаленьку

По словам Крутого, правительство и Нацбанк по итогам года ожидают экономического роста порядка 2%. В принципе, эта оценка коррелируется с прогнозом экспертов ЕАБР по Беларуси.

Справка «НДГ». ЕАБР прогнозирует рост ВВП РБ по итогам 2021г. на 2,1%. По оценке экспертов банка, период активного восстановления завершился во II квартале, когда ВВП вырос на 5,8% год к году, «в результате отрицательный разрыв выпуска закрылся, а к середине года ВВП на 1,5-2% превысил допандемийный уровень». В июле-сентябре ВВП вырос примерно на 1,2% г/г. Превышение ВВП допандемийного уровня по итогам III квартала ЕАБР оценивает в 0,5-1%. В связи с этим оценка роста ВВП по итогам 2021г. и снижена с 2,5 до 2,1%.

Аргументация экспертов ЕАБР прозрачна: за мощным восстановительным рывком всегда следует естественное замедление, приключившееся у нас в III квартале. В обзоре констатируется, что свою роль тут сыграли «сокращение на 10,4% выпуска сельского хозяйства из-за уменьшения урожая» и тот же стройкомплекс с объемами, на 15% не дотягивающими до предпандемических. Третий понижающий фактор, по оценке банка, — «ожидаемое влияние на экономическую активность очередной волны роста заболеваемости COVID-19». К тому же на IV квартал выпадает завершение активной фазы восстановления внешнего спроса, которое вкупе с пятым санкционным пакетом ЕС и переоцененностью рубля способны дополнительно притормозить экспорт. В обзоре констатируется, кстати, что «влияние укрепления национальной валюты на потребительские цены будет ограниченным в условиях повышенных инфляционных ожиданий населения и предприятий», и значительное внимание уделяется инфляции. ЕАБР допускает повышение Нацбанком РБ ставки рефинансирования до конца 2021г. до 10%.

Справка «НДГ». Эксперты ЕАБР прогнозируют инфляцию в РБ на конец 2921г. порядка 10% г/г. По их оценке, рост потребительских цен ускорился на 3,1 п.п. до 10,5% г/г в октябре, максимума за период с 2016г. На фоне глобального продовольственного кризиса продукты питания в РБ в октябре подорожали на 12,1% г/г, и темпы изменения их стоимости, «скорее всего, останутся повышенными в ближайшие месяцы». Рост цен на непродовольственные товары замедлился: 10% в октябре против июльского пика 11,6%.

Всё это создает предпосылки для ощутимого замедления экономики Беларуси в 2022г. — до 0,7% по прогнозу ЕАБР. Главный индикатор тут — темпы восстановления на внешних рынках, формирующие спрос на отечественную продукцию. Как считают евразийские эксперты, «импульс со стороны внешнего спроса ослабнет, так как рост ВВП стран — ключевых торговых партнеров замедлится после прохождения активной фазы восстановления. Сохранится в будущем году поддержка для белорусского экспорта со стороны высоких цен на сырье», однако в базовом сценарии банка она ослабевает по мере нормализации мирового спроса.

По расчетам ЕАБР, в 2022г. кризис цепочки поставок в развитых странах (и не только), формирующий повышенный спрос на сырье и продукцию, в т.ч. впрок, на склад, завершится — и это тоже станет для нашей экономики якорем, а не парусом. При этом уровень инфляции и превратившихся в национальный вид спорта девальвационных ожиданий в Беларуси в будущем году, вероятно, останется выше, чем у основных торговых партнеров. Для полноты картины стоит еще раз упомянуть общую высокую волатильность и сдерживающее экономику РБ влияние санкций.

Справка «НДГ». По оценке ЕАБР, темпы роста потенциального ВВП Беларуси в среднесрочной перспективе составляют около 1% в год. Инфляция по итогам 2022г. прогнозируется в размере 7,4%, в конце 2023г. — 5,5%. Курс нацвалюты к доллару при базовом сценарии ЕАБР составляет в среднем BYN2,65 в течение 2022г. Авторы прогноза допускают снижение ставки рефинансирования до 9-9,5% к концу 2022г. и ее колебания около отметки 9% в 2023г.

Достаточно сдержанно и трезво выглядит прогноз по инфляции: «Инфляционные ожидания населения и бизнеса в среднесрочной перспективе могут сохраняться на высоком уровне из-за неопределенности последствий санкций и рисков значимого ослабления белорусского рубля». Трудно спорить с тем, что все перечисленное мешает снижению потребительских цен до целевых значений Нацбанка. В связи с чем у ЕАБР нет иллюзий по поводу динамики внутреннего спроса: при всех возможных улучшениях в целом он останется в том же состоянии, в котором пребывал все последние годы.

Минусы и подводные камни

Базовый сценарий ЕАБР предполагает, что в 2022г. экономика РБ адаптируется к санкциям и рискам — явно не безболезненно, но с минимальными потерями. Опыт минувшего года показывает, что именно мобилизационный сценарий способствует слаженной работе централизованно управляемой экономики. Напротив, если «крепкие хозяйственники» расслабятся и начнут реагировать на внешние вызовы вполглаза, появляется риск потерять управление и выкатиться за пределы комфортной трассы базового сценария. Вот как эти риски описываются в обзоре:

негативный сценарий от ЕАБР

«При неблагоприятном развитии событий в 2022г. нельзя исключать экономического спада, масштаб которого может составить 1-4%. В случае реализации риска можно ожидать давления на курс белорусского рубля из-за уменьшения экспортных доходов, повышения девальвационных ожиданий и ухудшения инвестиционного климата. Инфляционные риски при неблагоприятном развитии событий возрастут. В случае усиления ограничительных мер со стороны западных стран и ответных ограничений белорусских властей возможны нарушения устоявшихся производственных цепочек. Это не только будет влиять на объемы выпуска товаров и услуг, но и может привести к значительному повышению издержек предприятий Беларуси, в том числе связанных с поиском новых партнеров и рынков сбыта. При неблагоприятном развитии событий возможна актуализация угроз долговой и финансовой стабильности».

Собственно, весь этот негатив не в диковинку ни правительству, ни населению. Всё перечисленное активно мешало жить и рапортовать о выполнении прогнозных показателей на протяжении 2010-х гг. — тех самых 12 лет, о которых говорил в телеинтервью Дмитрий Крутой. Белорусский политический кризис 2020г. — во многом результат накопленной усталости от 2010-х. Поэтому от того, удастся ли уложиться в рамки базового экономического сценария, зависит политическая стабильность.

Отдельно в обзоре прописаны риски, связанные с госдолгом РБ, — валютные риски и риски ликвидности. Тема долгов представляет собой традиционную «пугалку» для широкой аудитории, хотя на долговом фундаменте существует вся сегодняшняя глобальная экономическая модель, а управляющие госдолгом главы центробанков и минфинов во всём мире — наиболее адекватные и осторожные менеджеры госсектора. Так что и с долгами не все так плохо.

Справка «НДГ». Обзор ЕАБР характеризует 42% ВВП как «приемлемый» уровень долговой нагрузки. Риски связаны с тем, что более 95% долга номинировано в инвалютах, а приблизительно 40% обязательств привлечено под плавающие процентные ставки. В 2022-24гг. ожидается увеличение платежей по долговым обязательствам до более чем $3,5 млрд.

И тут никаких секретов нет — придется занимать и перезанимать еще: «В условиях сравнительно низкого потенциала экономического роста, ограниченных бюджетных и золотовалютных резервов безусловное выполнение долговых обязательств потребует ежегодного рефинансирования значительной их части».

И последнее: ЕАБР предостерегает насчет «наращивания нерыночного кредитования для стимулирования роста ВВП», предупреждая, что в краткосрочной перспективе такая тактика может иметь небольшой эффект, однако последующие издержки быстро его нивелируют.

Думается, предостережение не лишнее, однако привычка поддерживать крупные госпредприятия с помощью банковского сектора — видимо, врожденный порок отечественной экономической модели. Поэтому нет смысла отговаривать хвататься за этот рычаг — продуктивнее подчеркивать, что раз уж так хочется за него схватиться, лучше делать это тогда, когда все остальные средства исчерпаны.

close

Подписка на новости

Подпишитесь, чтобы получать эксклюзивные материалы и быть в курсе последних событий!

Мы не спамим! Прочтите нашу политику конфиденциальности, чтобы узнать больше.