ИСКУССТВО ПЛАТИТЬ ДВАЖДЫ. Белорусский НДС напугал российские маркетплейсы

Как и предполагалось, идея ввести НДС на покупки граждан Беларуси в зарубежных интернет-магазинах вызвала бурный резонанс не только среди отечественных потребителей. Российская Ассоциация компаний интернет-торговли (АКИТ) обратилась к премьер-министру РФ с письмом о рисках двойного налогообложения в Беларуси и Казахстане, сообщает «КоммерсантЪ».

Письмо очень показательно: из него видно, как на самом деле организовано налогообложение интернет-торговли в ЕАЭС. Правильный ответ: плохо организовано. Безусловно, возможность облагать налогом хозяйственную деятельность в своей юрисдикции — святое право любого государства. Вопрос в том, зачем делать это дважды, сокращая потребление и вытаптывая налогооблагаемую базу.

Почему тема НДС на покупки в зарубежных интернет-магазинах возникла только сейчас? Потому как бюджеты практически всех стран опустошены коронакризисом — собственно пандемией и её экономическими последствиями. Вопрос не в самом налоге, вводимом, к слову, почти одновременно в Беларуси и Казахстане. Вопрос в том, что на горизонте уже который раз возникает тема двойного налогообложения.

Справка «НДГ». С 1 января 2022г. в Казахстане и с 1 июля в Беларуси для зарубежных интернет-площадок вводится обязанность уплачивать НДС с товаров, реализованных на территории этих стран. При этом российские маркетплейсы продолжат платить НДС и в России. При ставке НДС в 12% в Казахстане и 20% в Беларуси АКИТ оценивает добавочную налоговую нагрузку на российские маркетплейсы в RUB3,6 млрд. и RUB3,8 млрд. соответственно.

Итак, российские компании e-commerce, объединенные в АКИТ, полагают, что эти изменения в законодательстве Беларуси и Казахстана могут привести к миллиардным потерям для них и просят премьера Михаила Мишустина как-то решить возникшую коллизию. В статье «Коммерсанта» утверждается, что «в то же время на трансграничные интернет-площадки за пределами стран ЕАЭС, включая AliExpress, eBay и Asos, требования распространяться не будут». А почему, кстати? AliExpress находится в китайской юрисдикции, eBay — американский маркетплейс, ASOS — британский. В Беларуси, например, наиболее популярен «Алик». За что ему и его англосаксонским конкурентам такие привилегии? А знаете, какой у китайцев НДС?

Справка «НДГ». В 2021г. в КНР действуют 4 ставки НДС: 1) общая (13%), 2) сниженная (9%), 3) для услуг и нематериальных активов (6%), 4) экспортная (0%).

Если верить «Коммерсанту», члены АКИТ просят Мишустина «дать поручение сформировать и направить в ЕЭК позицию РФ о недопустимости введения двойного налогообложения до проработки подхода по подтверждению нулевой ставки НДС при взаимной трансграничной торговле в ЕАЭС». И вообще отсрочить введение НДС в Беларуси и Казахстане «до проработки вопроса налогового вычета» внутри РФ.

Исключительно интересны комментарии по процедурной стороне вопроса, приводимые российским изданием. Минэкономики РФ уже направляло в ЕЭК письмо «о недопустимости создания барьеров». Ну, это и мы умеем — в аналогичных спорных ситуациях белорусские ведомства тоже сперва прибегают к эпистолярному жанру.

Источник: НИУ ВШЭ (Москва)

Позиция российского Минэкономики такова: возникшая ситуация «вступает в противоречие с правом ЕАЭС», ведомство совместно с Минфином РФ ведет переговоры с ЕЭК, властями Казахстана и Беларуси о недопустимости двойного налогообложения. Видимо, поэтому на запросы «Коммерсанта» не стали отвечать ни правительство РФ, ни наш Минфин на пару с Минфином Казахстана — процесс идет, контора пишет, незачем будоражить народ попусту.

Теперь проследите за тем, как выглядит возникающая фискально-юридическая коллизия в глазах россиян. В РФ с апреля 2020г. действует подтверждение нулевой ставки НДС при экспорте, однако оно не распространяется на партнеров по ЕАЭС, поскольку перемещение товара с маркетплейса внутри единого таможенного пространства не считается экспортом. Понятно: хотели как лучше — получилось как всегда.

Вчитываемся в статью дальше — там как раз идут комментарии главы департамента налогового и юридического консультирования KMPG Антона Гребенчука. «Международные соглашения об избежании двойного налогообложения между РФ и другими странами не применяются к НДС и проблема двойного обложения этого налога, как правило, решается гармонизацией правил на уровне нескольких стран», — поясняет мудрый Гребенчук. Ну да, это оно самое: у России с Беларусью — Союзное государство (СГ), у этих же двоих с Казахстаном — ЕАЭС. Почему не получается гармонизировать правил взимания косвенных налогов при трансграничной интернет-торговле ни вдвоем, ни втроем, ни в рамках СГ, ни в рамках ЕАЭС?

Источник: НИУ ВШЭ (Москва)

У Гребенчука есть ответ: «Хотя в ЕАЭС предусмотрены единые базовые правила по НДС, но они не учитывают особенности налогообложения товаров, покупаемых физлицами через интернет-платформы». Напомним: «НДГ» уже писала, что аккурат 12 ноября Совет ЕЭК одобрил проект протокола о внесении изменений в договор о ЕАЭС от 29 мая 2014г. о порядке взимания косвенных налогов (в первую очередь НДС) при оказании услуг в электронной форме. Если протокол не решает проблему, не рано ли его приняли? Как можно столько лет заниматься устранением барьеров во взаимной торговле и цифровизацией, если в 2021г., на пике спроса на услуги электронной коммерции на ровном месте выскакивает проблема двойного налогообложения?

Директор департамента KMPG, кстати, предлагает довольно рациональный рецепт разрешения проблемы: либо «в РФ будут установлены правила по применению нулевой ставки НДС при реализации товаров физлицам из других стран ЕАЭС, либо отсрочкой введения новых правил в Казахстане и Беларуси». Конечно, белорусским должностным лицам симпатичнее первый вариант, российским — второй.

Памятка евразийскому регулятору

Итак, НДС — белорусский (и казахстанский), регуляторный косяк — российский, барьер двойного налогообложения — общий, братский, евразийский. Каждое из профильных ведомств каждого из государств ЕАЭС смотрит на ситуацию со своей колокольни и из своего кабинета, руководствуется своими компетенциями и интересами. Поэтому чтобы оценить положение вещей трезво, приходится приглашать директора департамента консалтингово-аудиторской фирмы из «большой четверки». Грубо говоря, это всё равно что лететь в швейцарский кантон Цуг, в главный офис KMPG, чтобы спросить который час.

Источник: НИУ ВШЭ (Москва)

Братским евразийским регуляторам стоило бы пожалеть если не угодивший в капкан двойного налогообложения бизнес, то хотя бы потребителей и себя. Каждая крючкотворная проблема такого рода снижает товарооборот внутри ЕАЭС и пожирает время самих же национальных ведомств, так или иначе причастных к очередному барьеру, возникающему на ровном месте. Проще было бы в рамках ЕАЭС прийти к некоему рамочному соглашению, регулирующему налогообложение при трансграничных онлайн-покупках, исходя из баланса интересов, как пришли к компромиссу страны ОЭСР с минимальным корпоративным налогом.

«КоммерсантЪ» приводит кроме прочего оценки возникающего барьера с точки зрения самих российских маркетплейсов, точнее — крупнейших из них. Итак, Lamoda: «Барьеры в виде двойного налогообложения ставят под вопрос рентабельность нашей работы в этих странах», т.е. в Беларуси и Казахстане. Ozon: «Отсутствие возможности подтверждения нулевой ставки НДС является фактором, увеличивающим искусственно стоимость продаваемых товаров». Wildberries: «В рамках межведомственных комиссий прорабатывают возможные варианты решения проблемы». Есть подозрение, что если бы речь шла исключительно о самих маркетплейсах, то они договорились с любой инстанцией в любой стране ЕАЭС быстрее и конструктивней, чем в ситуации с трансграничным перебрасыванием административно-фискального мяча. При этом россияне не очень кривят душой, когда признаются, что белорусский или казахстанский рынок не слишком им интересны из-за малой емкости, разве что на перспективу.

Зачем нам ихний озон?

Зато «озоны» и «дикие ягоды» интересны нам, белорусам. Во-первых, для белорусских компаний российские маркетплейсы — это выход на рынок, где количество потребителей исчисляется не миллионами, а сотнями и десятками миллионов. Именно поэтому на Wildberries или Lamoda вы встретите, например, «Свiтанак», «Мiлавiцу», бобруйскую «Славянку» и прочие компании белорусского легпрома, доказавшие жизнеспособность и конкурентоспособность. Бог весть, как у них там с порядком уплаты НДС, но для них это шанс — освоить сбытовой канал, который в перспективе будет иметь все возрастающее значение.

Во-вторых, конкуренция с российскими маркетплейсами позитивно сказывается на отечественной интернет-торговле. Не раз и не два отечественные онлайн-ритейлеры сами отправляли клиентов на Ozon.RU или Wildberries, поскольку со своими объемами и цепочками поставок не могли гарантировать своевременной доставки нужного товара или удовлетворяющей покупателя цены. В конечном итоге у них своя бизнес-модель, основанная на более глубокой адаптации к местному рынку и знании его особенностей, и конкуренция с российскими платформами лишь способствует её выработке и совершенствованию. То же касается и товаропроизводителей: условно говоря, «Чебоксарский трикотаж» и «Свiтанак» с маркетплейса нанесут друг другу меньше урона на соответствующих внутренних рынках, чем шмотье непонятного происхождения с блошиного рынка, у которого гораздо большие проблемы с НДС и прослеживаемостью.

Ну и в-третьих, не будем забывать про социальную составляющую. Здесь можно сослаться на относительно свежее исследование московской НИУ ВШЭ «Развитие трансграничной интернет-торговли: оценка социально-экономического эффекта». Покупки на зарубежных маркетплейсах — это прежде всего удел жителей небольших городов: «Существует отрицательная взаимосвязь между численностью населения города и интенсивностью использования интернет-торговли. Жители небольших городов являются наиболее активными пользователями трансграничной интернет-торговли в терминах удельного количества заказов. В особенности, это касается небольших городов с численностью населения меньше 100 тыс. чел.». Или, если переводить на белорусские реалии, можно сформулировать так: не нужно ждать, когда автолавка доедет, и гадать, что именно будет в ассортименте автолавки.

Еще один тезис: «Канал трансграничной интернет-торговли гораздо более интенсивно используется менее состоятельными слоями населения, с относительно небольшими доходами и высокой эластичностью спроса по цене. По нашим оценкам, в среднем снижение душевого дохода на 1% приводит к увеличению доли расходов на трансграничную интернет-торговли на 0,22 п.п.». Иными словами, трансграничный онлайн-ритейл — это средство социального и регионального выравнивания уровня потребления внутри Беларуси.

Последний довод, стратегического порядка: международные консалтинговые компании типа PwC прямо советуют поощрять присутствие на рынке интернет-платформ №2, №3, №4, иначе все достанется интернет-платформе №1, которая легко задавит локальных конкурентов. Вот потому-то с точки зрения белорусского потребителя очень важно, чтобы в нашей юрисдикции работали российские «озоны» и «дикие ягоды» — иначе по итогу все достанется Джеку Ма и его «сорока разбойникам».

close

Подписка на новости

Подпишитесь, чтобы получать эксклюзивные материалы и быть в курсе последних событий!

Мы не спамим! Прочтите нашу политику конфиденциальности, чтобы узнать больше.