«ВИДИШЬ ОПГ? А ОНА ЕСТЬ!». Как в один клик можно стать опасным преступником

Продолжая тему правонарушений в сфере наркотической 328-й статьи УК, сегодня расскажем об интернет-магазинах и телеграмм-каналах, за создание и деятельность которых граждане обвиняются в совершении преступлений в составе организованной преступной группы (ОПГ).

Своими бедами с редакцией «НДГ» поделились женщины из незарегистрированного движения «Матери 328». Все или большинство из них понимают, что их дети или супруги совершили преступления. Но всегда ли их деяния подпадают под ч.4 ст.328 (сбыт наркотиков в составе организованной группы)?

Если раньше достать наркотические вещества можно было только на улице, то сегодня для этого создана целая индустрия в интернете. Перейдя всего по нескольким ссылкам, можно, сидя дома, заказать то или иное опасное вещество. Подобные интернет-магазины можно найти в так называемом «даркнете». Самой популярной площадкой является нашумевшая «HYDRA», в простонародье – «Гидра». Используя эту площадку, можно заводить себе аккаунты для продажи/покупки необходимых веществ.

Однако получить в руки свой заказ можно только по старой известной схеме – искать закладки. Так, по крайней мере, у правоохранительных органов есть возможность вычислить, кто физически распространяет и покупает наркотики. Часто случается, что и обычные неравнодушные граждане, видя, как подозрительные незнакомые лица роются на их дворовой площадке в поисках заветного клада, могут сообщить об этом соответствующим инстанциям по телефону «102». В большинстве случаев именно на этом этапе правонарушителей задерживают.

ОПГ есть, а на скамье подсудимый один

На первый взгляд, задержанному может вменяться ч.1 (незаконные без цели сбыта приобретение, хранение, перевозка или пересылка), ч.2 (те же действия с целью сбыта) или ч.3 (действия, предусмотренные ч.2, в отношении наркотических средств в крупном размере, либо в отношении особо опасных наркотических средств и психотропных веществ). Но не все так просто, когда дело связано с интернет-ресурсами.

Встречаются случаи, когда пойманные «минёры» (закладчики), реализующие товар через интернет-магазины или тг-каналы, оказываются на скамье подсудимых по обвинению в совершении преступления в составе ОПГ. Но оказаться на скамье обвиняемых они могут совершенно одни. В чем тут противоречие?

Для того, чтобы в этом разобраться, рассмотрим, какие критерии необходимы для признания определенной структуры организованной преступной группы. Ответ кроется в диспозиции ч.1 ст.18 УК, согласно которой ОПГ должна обладать следующими качествами: 1) состав из двух и более лиц; 2) предварительная объединенность; 3) управляемость; 4) устойчивость; 5) нацеленность на преступную деятельность.

Что показывает практика?

Так почему же по делу ОПГ обвиняемый всего лишь один? Как оказывается, не совсем один. Остальными фигурантами по делу выступают «неустановленные следствием лица». То есть вроде как они и есть, но их личности не раскрыты. В этом и есть проблема правоприменения в подобных уголовных делах. При использовании «Гидры» или тг-каналов препятствием является всё та же двухфакторная аутентификация. Это метод идентификации пользователя для входа в сервис, при котором нужно двумя разными способами подтвердить, что именно он хозяин аккаунта. Это обеспечивает двухслойную, а значит, более эффективную защиту аккаунта от несанкционированного проникновения.

Если рассматривать ситуацию глазами следователя, то при поимке преступника он получает его средства связи, по которым осуществлялся заказ. Но поскольку другие аккаунты лиц, с кем взаимодействовал задержанный, надежно защищены, то не представляется возможным подобным путем выявить остальных участников

Поэтому, если рассматривать ситуацию глазами следователя, то при поимке преступника он получает его средства связи, по которым осуществлялся заказ. Но поскольку другие аккаунты лиц, с кем взаимодействовал задержанный, надежно защищены, то не представляется возможным подобным путем выявить остальных участников. Так что, если до суда следствие не выявило остальных фигурантов ОПГ, то на скамье обвиняемых и оказывается лишь один пойманный «минёр». Все ли здесь чисто? Было бы некорректно так полагать – в эпоху развития цифровых технологий все не так однозначно, как может показаться на первый взгляд. Аккаунты, с которыми задержанный вел переписку, могут просто оказаться искусственными ботами или нейросетями. Здесь в пользу обвиняемого должна играть презумпция невиновности.

Но судебная практика в Беларуси показывает обратное. Вместо того, чтобы квалифицировать дело по одной из первых трёх частей ст.328 из-за отсутствия необходимого критерия в наличии двух и более лиц и стимулировать тем самым следствие на раскрытие всей преступной сети, суд все равно выносит приговор за совершение преступления в составе ОПГ, полагая, что факт наличия неустановленных лиц не отрицает их реального существования и причастности к делу.

«Если перенести ситуацию в реальность и представить действующую ОПГ, реализующую товар «на улице», то сложно представить, как гражданин, приобретающий у нее эту продукцию для каких бы то ни было целей, может быть обвинен в деятельности в составе этой же организованной группы»

А что, если поймали всех?

Рассмотрим иные обстоятельства, при которых удалось задержать нескольких участников интернет-магазина. Все они признаются в совершении противоправных деяний – перевозка, пересылка, приобретение или распространение наркотиков. Кажется, здесь на лицо на выбор первые три части ст.328. Но нет, суд усматривает здесь деятельность ОПГ, ведь все они взаимодействовали в одном интернет-магазине. И в этом случае двухфакторная аутентификация и тщательная защита персональных данных на аккаунтах не позволяет ни одному из подозреваемых узнать в реальной жизни остальных участников. По мнению каждого из них, они лишь заказывали в интернете наркотики с других аккаунтов и продавали их в реальной жизни или таким же образом уже со своих аккаунтов. Ни о какой организованной структуре, наличии руководителя, предварительной объединенности они и не слышали. Единственные, кто понимает, за что они несут ответственность, так это администраторы данных магазинов или тг-каналов. Если речь идет о крупных сетях, то к делу можно привлечь и системных администраторов, поддерживающих бесперебойную работу сети.

Ведь если перенести ситуацию в реальность и представить действующую ОПГ, реализующую товар «на улице», то сложно представить, как гражданин, приобретающий у нее эту продукцию для каких бы то ни было целей, может быть обвинен в деятельности в составе этой же организованной группы.

Выводом во всей этой ситуации должен стать четкий ответ о том, должен ли закон соблюдаться при абсолютно любых обстоятельствах? Или можно все-таки обойти настолько препятствующие формальные обстоятельства? Перед тем, как ответить себе на вопрос, что важнее, буква или дух закона, стоит не забывать, что залогом правового государства является верховенство того самого права.

close

Подписка на новости

Подпишитесь, чтобы получать эксклюзивные материалы и быть в курсе последних событий!

Мы не спамим! Прочтите нашу политику конфиденциальности, чтобы узнать больше.