«СТАРТОВЫЙ КАПИТАЛ – $5 ТЫС.». Белорусский эмигрант о том, как открыл адвокатский офис в Нью-Йорке и что из этого получилось

С 2015г. предприниматель Дмитрий Насковец работает в адвокатском бизнесе Нью-Йорка. Особенность его предприятия в том, что оно семейное: адвокатский офис Sharova Law Firm он основал вместе со своей женой. В интервью «НДГ» Дмитрий Насковец вспомнил о том, как все начиналось и каково это – работать над собственным семейным брендом.

Справка «НДГ». Дмитрий Насковец – уроженец Беларуси, предприниматель, блогер, бизнес-менеджер адвокатского офиса Sharova Law Firm в Нью-Йорке.

Как мы открыли адвокатский офис в Нью-Йорке

Мой адвокатский бизнес в Нью-Йорке начался с одной из самых светлых страниц в жизни: я встретил любимого человека, вместе с которым мы создали семью. Мы с моей будущей женой Еленой поняли, что будем заниматься совместным бизнесом на второй день знакомства. Я в Америке эмигрант, как и все здесь когда-то. По моему мнению, здесь лучше всего обосноваться, начав бизнес. У большинства уроженцев других стран все же нет дипломов американских вузов, а вот акцент в речи присутствует, что препятствует безбарьерному вливанию в американский социум.

Но открыв свой бизнес здесь, ты сразу срываешь овации. Тебе искренне желают успехов, интересуются, чем можно помочь, и вокруг, по крайней мере в Нью-Йорке, все способствует тому, чтобы заниматься своим делом. Это часть повседневной культуры, один из смыслов, культурный код.

Если ты хочешь вписаться в местный деловой мир и понять его методологию, то понадобятся три компонента: оптимизм, коммуникабельность и трудолюбие. В Нью-Йорке такая атмосфера, что только появляется желание открыть свое дело, как все будто бы завлекает тебя простотой и слаженностью. У такой экосреды есть вполне логичное объяснение: экономика штата держится на малом и среднем бизнесе.

Решение о релокации в Манхэттен

Среди всего обилия предпринимательских идей проще всего именно с адвокатурой. Мое частное мнение. Самый главный аргумент – дешевизна входа в бизнес. Не нужно открывать заводской цех, этаж с компьютерами или ночной клуб с хай-тек-интерьером.

Сила адвокатского офиса и ее главный капитал – интеллект сотрудников. Наш стартовый капитал был всего $5 тыс. В свою жену и ее компетенции я поверил в первый же день нашего знакомства. Первые дни мы работали только вдвоем: она занималась коммуникацией с судами и всей бумажно-бюрократической волокитой, а я организацией рабочего пространства и элементарными менеджерскими и маркетинговыми задачами.

Мы сняли офис в Манхэттене в 2015г. Нам повезло. Платили за комнату в бизнес-центре всего $800 в месяц. Квартал с офисом находился на пересечении 5-го авеню и Вест 58-й улицы. Через дорогу был отель, где снимали фильм «Один дома».

Переехать в Манхэттен было моим личным решением. По двум причинам. Первая: где у тебя офис, там у тебя и появляются клиенты. Второе: средний чек за услуги. Если в Квинсе и Бруклине наш чек не превысил бы $4 тыс., то в Манхэттене средний чек не меньше $7 тыс.

Еще, по моему личному мнению, в Манхэттене самые прогрессивные суды. Приведу пример, который, наверняка, позабавит людей из Восточной Европы: в манхэттенском суде муж вполне успешно может выиграть дело против богатой жены и потребовать от нее алименты. В Южном Бруклине такие дела, скорее всего, не прошли бы.

Про первый судебный процесс

На мой взгляд, США добились экономического процветания во многом благодаря независимой судебной власти. Судьи в Нью-Йорке – уважаемые горожане и интеллектуальная элита. Они в курсе всех событий, неподкупны, и, если ты реально прав и произошла несправедливость, суд всегда встанет на твою сторону. Это то, что меня в Америке восхищает.

Еще у них особый юмор. Запомнился случай, когда моя жена, получив лицензию адвоката, впервые в своей жизни отправилась на американский суд и вместо принятого официального делового обращения на процессе сказала «Привет всем!» Судья сразу же понял, что перед ним неопытный адвокат и искренне рассмеялся в ответ. Никакого негатива и уж тем более взыскания такие инциденты не несут.

Поиск клиентов и сарафанное радио

Самое трудное – найти первого клиента. Затем сформировать поток из людей, которые бы пользовались нашими услугами. Конечно, было очень тревожно. Ведь про нас никто не знал, и у фирмы не было даже сайта. Первых клиентов «покупали» у посредников, которым отдавали до половины всего чека.

Что до юридической специализации, то мы начали с бракоразводных процессов и уголовного права.

Запомнился один из первых клиентов – гражданин Франции, владелец отеля. У него маячил тяжелый и проблемный развод с женой. В Америке бывает так, что такой же приезжий, который говорит с акцентом, хочет обратиться не к условному Джону Смиту, а к кому-нибудь поинтересней. В нашем случае его привлекла славянская фамилия моей жены – Шарова. А нашел он нас через Bar association – коллегию адвокатов. Елена защищала его перед судьей, и мы дали достойный бой опытной фирме, офис которой был по мистическому адресу «666 5th Ave». Это дело, можно сказать, нас «поставило на карту». Появились клиенты, которые нашли нас по сарафанному радио. Работы значительно прибавилось.

Появление первых наемных сотрудников

Человеческий ресурс в адвокатском бизнесе – самое ценное. А самым главным врагом может легко стать твой же клиент. Человека может задеть что угодно: одно неправильное слово или, к примеру, то, что адвокат забыл, как зовут сына клиента. Люди очень внимательно относятся к деталям. Тем более когда речь идет про судебные процессы, где погруженность в детали максимально важна.

Поэтому нанимать первых сотрудников было очень волнительно. Ты дорожишь семейным брендом, а сторонний человек вряд ли будет испытывать нечто подобное к своему месту работы. Первым нанятым сотрудником стал паралегал – помощник адвоката, если по-русски. Мы долго искали нужного кандидата и провели десятки интервью, повидав много странной публики без опыта работы.

Ещё один офис в Бруклине

Фирма росла, еще один офис открылся в Бруклине. В Манхэттене остался офис с услугой почасовых консультаций. Причина для открытия второго офиса была оригинальной. У нас жили два французских бульдога. Эта порода собак очень привязывается к людям и тяжело переносит одиночество. Поэтому в Бруклине нам нужен был так называемый pet friendly-офис, куда можно было бы приходить вместе с домашними животными.

Затем один офис мы открыли в штате Нью-Джерси в 2019г. На текущий момент в фирме работают 17 человек. Помимо бракоразводных и уголовных дел, взяли еще два новых направления – споры с недвижимостью и лицензии.

Влияние белорусского бэкграунда

Белорусский опыт, конечно же, влияет на стиль ведения дел. Помню свою учебу в белорусской средней школе, потом в колледже. Всегда ощущалась дисциплина, дела нужно было выполнять в срок, за домашние задания нести ответственность.

В деловом мире Нью-Йорка это очень важные качества. У пунктуального человека тут преимущество.

Еще белорусы обладают отличным чувством стиля. Умеют хорошо и со вкусом одеться, что тоже ценится. Американцы же по сравнению с нами никуда не спешат. Лично мне важна моя белорусская идентичность. К примеру, блог в Телеграме про юридические дела «Адвакатавод» я веду на белорусском языке. Но такого, чтобы из-за моего белорусского происхождения ко мне шли за услугами белорусы, – тут такого нет.

Но американцы любознательные. Если слышат акцент, сразу интересуются, откуда приехали. Чаще всего про Беларусь ничего не знают. Один собеседник как-то и вовсе сказал мне, что представлял себе Ближний Восток, когда услышал название государства.

Мрачное время пандемии

Эпидемию коронавируса запомнил на всю жизнь. Поначалу казалось, что может быть все быстро нормализуется. Но как только все суды закрылись, пришло осознание, что все очень серьезно. Дела тормозились, доходы падали, работа накапливалась. Но мы все равно нанимали людей даже в это время и принимали новые кейсы.

Нам повезло, потому что попали под раздачу денег бизнесменам. Самые сложные полгода удалось пережить благодаря государству: получили субсидии, чтобы выплатить зарплаты сотрудникам, заплатить за аренду офиса и разобраться с налогами. Всего где-то $35 тыс. в неделю. Тут было очень важно, что мы работали целиком в легальном поле, а поэтому никаких проблем с получением субсидий не возникло.

Примерно через полгода ситуация стабилизировалась. Суд перешел на работу в Zoom. У нас, кстати, офис уже открыт, но некоторые сотрудники теперь предпочитают работать из дома.

Вообще, в Нью-Йорке, чтобы выжить, нужна стратегия действий на среднюю и долгосрочную перспективы. Здесь не получится успешно работать, если планы не строятся дальше чем на месяц.

Фото: Евгений Краснаок

close

Подписка на новости

Подпишитесь, чтобы получать эксклюзивные материалы и быть в курсе последних событий!

Мы не спамим! Прочтите нашу политику конфиденциальности, чтобы узнать больше.