СМЕНИВ КОЛЁСА НА ХОДУ. Промсектор РБ на траектории импортозамещения

Один из центральных вопросов, ребром вставших в 2022г. перед белорусской экономикой, это судьба промсектора, текущие темпы его развития и светлые (обязательно светлые, другие не предлагать!) перспективы. Нужно преодолеть падение ВВП – пожалуйста, включайте промышленность. Требуется нарастить экспорт – давайте, помогите обрабатывающей промышленности. Инфляцию обуздать – тоже включается промсектор. В общем, без промышленности никак.

В 2022г. белорусский промсектор нащупал в бурных водах кризисно-санкционного хаоса сразу две соломинки – во-первых, промкооперация с Россией, другими странами ЕАЭС и СНГ, во-вторых – импортозамещение, причем как в рамках собственного внутреннего рынка, так и рынка Союзного государства (СГ) РБ и РФ.

Еще один важный тренд – переориентация экспортных поставок и подсанкционного импорта с Запада на Юг и Юго-Восток, хотя этого уже не соломинка для подводного пловца, а естественное направление течения, несущего его в открытое море. В целом, промышленность Беларуси в 2022г. устояла, однако о полной смене вех и гордо расправленных плечах говорить пока рано. Кое-какие итоги за 9 месяцев текущего года 23 ноября подвел на совместном заседании обеих палат парламента первый вице-премьер Петр Пархомчик, на них и будем ориентироваться.

Подходы, показавшие эффективность

Один из основных выводов первого вице-премьера состоит в том, что «подходы, заложенные в импортозамещение, уже показывают свою эффективность». Это действительно так, но, пожалуй, было бы удивительно, если бы случилось иначе: с рынков РБ и РФ ушла туева хуча зарубежных конкурентов, оголились целые товарные ниши, включая позиции, без которых невозможно функционирование современной экономики.

Так что в главном Пархомчик, безусловно, прав, но есть, как говорится, нюанс: никаких альтернатив импортозамещению нет и не предвидится, волей-неволей придется закрывать бреши, образовавшиеся в результате санкций. И это действительно огромных размеров и непреходящего значения шанс для отечественного промсектора. «Как справедливо подчеркивает глава государства, кризис – это тяжело, но это шанс. Действительно, уход и приостановка деятельности иностранных компаний в России заново открыли российский рынок буквально для всех отраслей промышленности», – процитировал Александра Лукашенко первый вице-премьер.

Справка «НДГ». По данным Совмина, за 9 месяцев 2022г. в РБ произведено импортозамещающей продукции на $19,7 млрд., порядка половины произведенного экспортирована. Импортная составляющая снижена на 1,6 п.п. – с 32,6% до 31%. В производстве импортозамещающих товаров уже участвуют более 2,5 тыс. субъектов хозяйствования разных форм собственности, включая свыше 600 субъектов малого и среднего бизнеса (МСБ). Всего в Беларуси в различных отраслях промышленности в 2022г. реализуется более 200 импортозамещающих проектов на более чем $10 млрд.

Петр Пархомчик следующим образом описал направления реализации импортозамещающей стратегии Совмина: «Во-первых, это увеличение взаимного товарооборота за счет уже имеющегося промышленного потенциала. Для этого в промышленности созданы совместные отраслевые подгруппы, которые прорабатывают перечни критического экспорта (импорта) сторон. В группах обеспечен обмен соответствующими перечнями, проведен анализ информации и уже осуществляются взаимные поставки продукции… Второе направление – это создание новых импортозамещающих производств в интересах СГ».

Основные ориентиры этого второго направления – межправительственное соглашение России и Беларуси о выделении кредита на RUB105 млрд. под перспективные импортозамещающие проекты и утвержденные заместителями глав правительств двух стран перечни из 12 импортозаместительных проектов с объемом финансирования RUB59 млрд. О них «НДГ» уже неоднократно писала – пока проекты на стадии согласования и реализации. По словам Пархомчика, «указанные перечни будут дополняться по мере согласования минпромами наших стран новых проектов».

День машиностроителя

Еще одна специфическая черта проектов из вышеописанного перечня – то, что все они относятся к сфере машиностроения. Как говорится, не стоит изобретать велосипед, если у вас уже есть самосвал, трактор и седельный тягач. «Наибольший потенциал в импортозамещении в рамках СГ имеется в производстве компонентов для автомобилестроения, – констатировал первый вице-премьер. – Импорт таких компонентов в прошлом году на территорию СГ составил около $19 млрд., из них 90% приходится на Россию. Очевидно, что рынок огромный». С одной стороны, автомобилестроение всегда было козырной картой белорусского промсектора, с другой – не реализовав эту карту, было бы странно искать какие-то иные товарные ниши.

Надо сказать, что государство практически сразу же после начала санкционного цунами поддержало промсектор, обеспечив ему не только подушку безопасности, но и стимулы к адаптации к постсанкционным реалиям. И Пархомчик честно напомнил об этом: «Правительство оперативно приняло пакет контрмер, направленных, прежде всего, на поддержку производства товаров, решение вопросов логистики и перенаправление экспорта из недружественных стран. В числе секторальных мер в 2022г. принято более 25 правовых актов по оказанию мер поддержки организациям промкомплекса, включая меры финансового оздоровления и реструктуризации задолженности отдельных организаций реального сектора». Как говорится, долг платежом красен: задача промышленности отныне состоит в том, чтобы не подвести.

Справка «НДГ». По данным Совмина, белорусской промышленностью за 10 месяцев 2022г. произведено продукции на сумму BYN19,4 млрд. Экспортировано за тот же период товаров на $7,8 млрд., что на 9% больше результатов соответствующего периода 2021г. Экспорт машин и механизмов для уборки сельхозкультур вырос на 65% к уровню прошлого года, тракторов и седельных тягачей – на 40%, холодильников и морозильников – на 35%, грузовых автомобилей – на 22%. Рост экспорта продукции машиностроения в дружественные страны достиг $1,2 млрд.

Пархомчик оценил динамику отрасли как позитивную и не преминул подчеркнуть: «Все, что производим, все продаем. Запасы готовой продукции на складах предприятий меньше среднемесячного объема производства. Год планируется завершить с ростом не менее 8% к прошлому году». Так что  традиционные упреки по складированию запасов нереализованной продукции в адрес Минпрома на этот раз вряд ли уместны, и это тоже позитив.

Этот позитив уже существенно перекроил географию поставок отечественных машиностроителей. И понятно, в какую сторону – доля стран ЕС, Украины, прочих государств, отметившихся недружественными рестрикциями, стремится к нулю, доля «открываемого заново» российского рынка растет. Прибавляет и экспорт в КНР, хотя по итогу, конечно, правительство вправе требовать от машиностроителей более активной экспансии и на рынки других стран Юго-Восточной Азии.

Справка «НДГ». По данным Совмина, за 9 месяцев 2022г. экспорт товаров на рынок РФ вырос на 34% в сравнении с аналогичным периодом 2021г., или, в денежном выражении, на $4 млрд. Доля российского рынка в товарном экспорте Беларуси увеличилась с 41% до 57%. У предприятий Минпрома экспорт товаров в Россию вырос на 38%, в концерне «Беллегпром» – на 18%, «Беллесбумпром» – на 53%, «Белнефтехим» – на 55%. Товарный экспорт в КНР увеличился в 2 раза, достигнув за 9 месяцев текущего года $1,3 млрд.

За гранью машиностроения

Из немашиностроительных успехов отечественной промышленности выделим один, поскольку он хорошо характеризует актуальную специфику импортозамещения.


«В этом году в отрасли оперативно решены вопросы сырьевого обеспечения белорусских производителей санитарно-гигиенических изделий,
– отрапортовал Пархомчик. – Взамен импортной освоено производство беленой целлюлозы с требуемыми характеристиками, на Светлогорском ЦКК начата реализация проекта по строительству цеха по выпуску специальных видов бумаг из сульфатной целлюлозы мощностью 160 тыс. т в год. Его реализация позволит обеспечить весь внутренний рынок тарой для фасовки сыпучих пищевых продуктов, цемента, сухих строительных смесей и при этом экспортировать до 80% продукции на сумму около $100 млн.».

Всё так, гиганты целлюлозно-бумажной отрасли РБ, которых раньше не ругал только ленивый (за долгострой, за ассортимент, за недостаточное качество и т.п.), на фоне санкций действительно продемонстрировали, что умеют производить и импортозамещать. Однако во многом этот успех в глазах рядового потребителя оказался нивелирован традиционными для отечественного производителя потребительских товаров слабостями: в рознице более дешевые отечественные санитарно-гигиенические изделия вроде бумажных полотенец и носовых платков стремительно вымываются; одни импортные товарные позиции замещены, другие – нет; крупные производственные предприятия не всегда в состоянии наладить эффективную дистрибуцию и вообще взаимодействовать с розницей. В общем, пока эти проблемы не решены, трубить в фанфары не стоит.

Примерно так же дела обстоят и с остальной деревопереработкой: на Заводе газетной бумаги освоен выпуск офсетной бумаги, в процессе «выбор поставщиков оборудования для выпуска новых импортозамещающих видов бумаги». По словам Пархомчика, «в стадии реализации находится проект по увеличению объемов производства фанеры на «Пинскдреве», а на «Ивацевичдреве» осуществляется строительство цеха ламинирования ДСП».

Всё это, конечно, чудесно, но модернизация деревообрабатывающей промышленности формально завершилась еще 10 лет назад, так что хотелось бы, чтобы такие её очевидные плоды, как фанера или ламинированная ДСП побыстрее проторили путь к отечественному потребителю. Вместе с бумажными платочками и полотенчиками.

close

Подписка на новости

Подпишитесь, чтобы получать эксклюзивные материалы и быть в курсе последних событий!

Мы не спамим! Прочтите нашу политику конфиденциальности, чтобы узнать больше.