ГАРРИ ПОТТЕР И КЛУБ ПЕРЕКЛЕЕННЫХ ЦЕННИКОВ. Как потребительский рынок пережил период ценового моратория

Между объявлением президентом моратория на повышение цен 6 октября и родившимся, как обычно, в муках постановлением правительства №713 о новой системе ценового регулирования прошло две недели. Как пережили этот небольшой по историческим меркам производители, потребители, ритейл? Что обнажила пауза между ценовым мораторием и анонсом новой системы ценообразования? Напомним: ценообразование в Беларуси – всегда волшебство. Поэтому неудивительно, что МАРТ с подачи главы государства выступило в роли Гарри Поттера.

Гарри Потер и заговор кассирш

20 октября акценты во всебелорусском ценовом переполохе расставил президент. Александр Лукашенко подчеркнул: речь идет не о заморозке цен, а о ревизии и упорядочивании механизмов государственного контроля за ценообразованием. «Я вижу жуткое давление на вас, прежде всего, но уже и на меня начали выходить: «Ах, на паузу экономику поставили». Какая экономика на паузу поставлена? Я вас потом поставлю на паузу. Четко должно быть: ты пришел в торговлю работать – работай, приветствуем. Мы тебе помогали, тебе землю дали, кредиты дали, чтобы построить предприятия, ты принял людей на работу, ты за них, прежде всего, отвечаешь. Пожалуйста, работай. Правила вот такие. Мы в убытки тебя не загоняем, потому что это нам во вред. Но если ты не понимаешь требования государства, парень, тогда нам не с тобой», – констатировал президент.

Лучше не скажешь: в марте-апреле все мы видели, как самые-самые успешные корпорации из самых-самых рыночных стран мира уходили с белорусского и российского рынков, интенсивно размахивая флажками и выкрикивая нелепые для деловых людей лозунги. Им, понятно, не очень-то этого хотелось. Но государству, в юрисдикции которого создан твой бизнес, не принято отказывать. И не только в Беларуси.

Президент очень уместно предположил, что имеет место системный сбой во взаимоотношениях части собственников крупных торговых сетей и госаппаратом: «Если там плохо – это зависит от нас, значит, мы их распустили… Эти уже бюргеры из-за границы звонят, дают команду: «Вы тут смотрите, это же там президент не такие решения принял». Они уже начинают продавцов обычных настраивать против власти!»

Сейчас на дворе не 2020г., маршей разгневанных продавцов или расстроенных акционеров предприятий розничной торговли не предвидится. Но Лукашенко во многом прав: в ситуации, когда в том же ЕС предприятия закрываются сотнями, хныкать, что «кровавый режим» запрещает переклеивать ценники – довольно инфантильно. Бизнес – это, прежде всего, трезвый взгляд на вещи, умение договариваться. Поэтому ритейл вряд ли будет роптать или уйдет в оппозицию.

Гарри Поттер и полкило моцареллы

Напомним: после совещания 6 октября и объявления моратория на рост цен МАРТ, другие контролирующие органы, профсоюзы, депутаты начали мониторинг ценовой ситуации. Мониторинг был простым – обыкновенная фиксация цен на 5 октября и на момент мониторинга с целью последующего сопоставления.

Справка «НДГ». По данным МАРТ, по всей территории Беларуси за период с 7 по 17 октября 2022г. контрольными мероприятиями на предмет соблюдения директивы президента №10 «О недопустимости роста цен» и постановления Совмина №669 «О временных мерах по стабилизации цен» охвачено 579 торговых объекта различных форм собственности. Нарушения установлены в 25 торговых объектах, по 4 фактам усматриваются нарушения, в связи с чем субъектам хозяйствования направлены дополнительные запросы.

25 объектов – это мизер, 4,3% обследованных. 4 факта нарушения – и того меньше, не дотягивает даже до 1%. Таким образом, абсолютное большинство организаций розничной торговли – честные и законопослушные субъекты рынка.

Скажу больше: трое знакомых автора этих строк, промышляющих розницей, 5 октября даже понизили цены на 10-15%. «Да не хочу я ничего нарушать, поэтому и снизил цены. На всякий случай», – доверительно признался один из собеседников.

Вы не поверите, но примерно таким же образом отреагировали на ценовой мораторий многие крупные предприятия пищепрома. Вроде бы люди привыкли сдвигать цифры на ценниках вправо, однако после совещания по ценообразованию почему-то сдвинули эти же цифры влево, примерно на 5-10%. Хороший пример рачительного хозяйствования, поиска внутренних резервов и просто проявления гражданской позиции. Вот и МАРТ подтверждает: «Были случаи, когда нам сообщали, что в магазине меняют ценники, однако мы приходили и видели, что замена ценников была в обратную сторону – цены приводились в соответствие с 5 октября».

Понятно, что это не всё: МАРТ завалили обращениями розница, оптовики, импортеры, вопрошая, как применять те или иные нормы устанавливающих мораторий актов в конкретном случае. На большинство из них ведомство уже дало или еще даст ответ. Так что в целом, если вынести за скобки первоначальный испуг субъектов хозяйствования, мораторий протекал деловито и размеренно.

Выиграл ли от него потребитель? Наверное, выиграл. Обозреватель «НДГ», например, приобрел 0,5 кг отменной белорусской моцареллы по сказочной цене BYN13,9: сыр выкатили из подсобки, поскольку срок его годности истекал ранее истечения срока моратория на повышение цен. 20 октября тот же сыр в том же магазине стоил уже BYN19. Из чего следует простой вывод: выработка прозрачных и справедливых механизмов ценообразования дается сложнее и стоит дороже, чем мелкие потребительские радости на пару рублей.

Гарри Поттер и куриная полутушка

Еще до 20 октября антимонопольное ведомство попыталось разрешить одну из центральных проблем ценообразования по-белорусски – так называемый «куриный кейс», историю возникновения которого «НДГ» подробно исследовала и описала.

Если вкратце, суть проблемы в том, что производитель или ритейлер наращивают розничную цену продукта за счет его переработки, о которой, как правило, никто не просил и которая зачастую сильно переоценена. «Куриный кейс» – это, в общем, история о том, как и из чего должна извлекаться добавленная стоимость.

Приняв постановление от 7 октября 2022г. №61 «О регулировании цен на мясо кур, цыплят-бройлеров в виде частей тушки», причем не просто так, а «с целью предупреждения необоснованного повышения цен на разделку тушки кур и цыплят-бройлеров», министерство сделало первый шаг к разрешению этой ценовой коллизии.

Справка «НДГ». Постановление №61 требует при разделке тушки кур и цыплят-бройлеров на части формировать цены на них с учетом отпускных цен (цен приобретения) на тушки, норм выхода, коэффициентов пищевой ценности частей тушки. Стоимость двух полутушек, передней и задней четвертин должна превышать стоимости самой тушки, а стоимость иных частей тушки – стоимости тушки, увеличенной на 10%. На куриное филе установлены предельные максимальные оптовые надбавки, торговая надбавка с учетом оптовой для филе составляет 15%.

Вы наверняка заулыбались: ай-яй-яй, как это нерыночно, каждой четвертине под гузку заглядывать, проверяя наценку! Проблема в том, что в ситуации, когда часть цен уже регулируется государством, можно либо отказаться от такого регулирования (в сегодняшней ситуации на потребительском рынке это чревато социальными издержками), либо детализировать его. И то, что МАРТ пошел по пути уточнения и детализации, а не ужесточения, вселяет оптимизм.

Гарри Поттер и инновационное молоко

Параллельно начали разбираться с еще одним способом необоснованного подъема цен – мимикрией давно выведенного на рынок продукта под новый. 20 октября замдиректора Белорусского государственного института стандартизации и сертификации (БелГИСС) Наталья Яковлева авторитетно разъяснила, как отличить новую продукцию от неновой: «Новые товары условно можно разделить на две группы: новая продукция и новый вид продукции. Новая продукция – это та, которую изготовитель впервые для себя производит. Если раньше, например, он не изготавливал молоко и начал его производить, то для производителя это новая продукция. Если же он изготавливает молоко жирностью 0,5% и стал делать молоко жирностью 1% – это никоим образом не новая продукция».

До сих пор условные стивы джобсы и стивены возняки белорусского пищепрома уходили в свой легендарный стартаперский гараж с пакетом молока жирностью 1%, а возвращались оттуда с двумя пакетами по 0,5%, и это считалось сказочной инновацией. Теперь инноваторам предстоит освоить более технологически сложные бизнес-модели.

Опять-таки, изменением нейма, логотипа, этикетки новизну и, следовательно, более высокую цену обосновать теперь будет трудно: «Производитель может поменять название продукции, которую изготавливает. Но этого недостаточно. Для этого должны произойти существенные изменения в технологическом процессе, т.е. должны измениться характеристики продукции – порядка 30%, либо может существенно измениться целевое направление продукции в части ее применения. Также предусмотрено, что если в коде товарной номенклатуры внешнеэкономической деятельности (ТН ВЭД) изменятся до четырех знаков, в этом случае тоже будет новый вид продукции».

Похоже, что инновации производителей теперь действительно сосредоточатся в области ТН ВЭД. Так что, как и в случае с куриной «расчлененкой», сделан лишь первый шаг по борьбе с мимикрией под новый продукт.

close

Подписка на новости

Подпишитесь, чтобы получать эксклюзивные материалы и быть в курсе последних событий!

Мы не спамим! Прочтите нашу политику конфиденциальности, чтобы узнать больше.