ВCКУКАРЕКТНОЕ ЦЕНООБРАЗОВАНИЕ. Куриная расчленёнка – один из факторов разгона инфляции

Ровно неделя прошла с момента объявления президентом моратория на повышение цен и ровно неделя остается до 20 октября, когда отечественные ценорегуляторы должны представить новую концепцию ценообразования.

Как обычно, огонь за ценовой мораторий принял на себя президент. Как обычно, потребитель боится, что всё либо исчезнет, либо опять подорожает. Как обычно, бизнес опасается, что или придут с проверкой, или, того хуже, оставят без прибыли. Как обычно, «НДГ» разбирается в парадоксах отечественного ценообразования на примере, приведенном президентом – куриная тушка, куриная разделка.

В целом нельзя не согласиться с точкой зрения министра антимонопольного регулирования и торговли Алексея Богданова: «В первую очередь необходимо поработать с затратами в производстве, хоть они росли по понятным причинам, связанным с ограничениями и санкциями. Необходимо искать резервы именно в производственных процессах и их оптимизации, выстраивать новые цепочки поставок более дешевых товаров и сырья. Для торговли тоже будет необходимо отработать систему наценок и надбавок, которые будут справедливыми: не позволят обанкротиться субъектам торговли, но в то же время обеспечат доступность товаров для наших потребителей». МАРТ по понятным причинам в своей регуляторной деятельности концентрировалось на торговле, однако сейчас жизнь заставляет провести аудит всей цепочки поставок.

При этом иллюзий быть не должно: инфляция – штука естественная и, так сказать, бюджетообразующая, поскольку бюджетообразующим является НДС, уплачиваемый с каждой покупки. Проблема в том, что, если инфляционные процессы приобретут непрогнозируемый характер, не поздоровится ни бюджету, ни экономике в целом.

Речь идет о распределении добавленной стоимости, об отношениях в треугольнике «производитель – торговля – потребитель». Поэтому на совещании 6 октября и прозвучал пример с куриной разделкой (далее – «куриный кейс»).

Куриный кейс

Так получилось, что автор этих строк работает в белорусских СМИ порядка 20 лет, поэтому видел все стадии анализа лучшими умами страны инфляционно-куриного кейса. Кроме того, как потребитель автор этих строк регулярно приобретал все эти годы и куриную тушку, и куриную разделку. Представляется, что это дает право сделать некоторые выводы.

Курятина – наиболее дешевый вид мяса, следовательно – наиболее социально ориентированный вид животного белка, к тому же диетического. В свое время отцы и деды нынешних крепких хозяйственников, стремясь насытить внутренний рынок РБ социально значимым мясцом по божеской цене, сделали ставку именно на птицеводство.

Надо сказать, не прогадали, хотя одним из итогов оказался некоторый дисбаланс белорусского рынка мяса в сторону курятины. Периодически руководители крупнейших предприятий ныли насчет того, что рынок перенасыщен и на курице много не заработаешь. Чуть с меньшей периодичностью к ним наведывался КГК, как правило, уличая во всяких разных, перпендикулярных нашему куриному кейсу.

Первым, кто на моей памяти задался вопросом, разделывать курицу перед продажей или нет, был покойный либеральный экономист Леонид Заико. На дворе стояла середина 2000-х, курятины вокруг уже было завались, в умах царил полнейший либерализм, поэтому Леонид Федорович, отвечая на вопросы директоров птицефабрик о том, что же им делать до следующего прихода КГК, сразу в нескольких статьях дал дельный совет – резать курицу.

Потому как бледная, но цельная куриная тушка – это неэротично и очень по-совковому. Напротив, если тушку разрезать, заработает рынок, возникнет добавленная стоимость, цена товара увеличится, прибыль предприятия возрастет и подсчитывать её можно будет аккурат до следующей проверки. О Леониде Федоровиче вспоминаю с большой теплотой, хотя представляется, что он чересчур увлекся резней куриной тушки.

Настали 2010-е гг., по стране прокатилась африканская чума свиней, опустошившая частные подворья и взвинтившая цены на свинину. Куроводы, глядя на то, как народец замещает в рационе подорожавший вид животного белка (свинина) более дешевым (курятина), воодушевились и собрались было тоже переписывать ценники. Понятно, Совмин, Минсельхозпрод, Минторг и все тот же непременный КГК их публично одернули, а кого-то даже оштрафовали.

Тогдашний премьер Михаил Мясникович эмоционально вразумлял крепких хозяйственников: ну что же вы, друзья, ищете легких путей, а? Учитесь производить не только живой вес тушки, но и добавленную стоимость: разделка, полуфабрикаты и т.д.

Надо сказать, что к Михаилу Владимировичу автор относится не менее тепло, чем к Леониду Федоровичу. Но его слова про разделку курицы, можно сказать, легли на хорошо взрыхленную почву, тем более что ситуация со скачком цен сперва на свинину, затем на курятину повторялась в 2010-е 3-4 раза.

Шли годы. Животный белок дорожал, но в любой ситуации отечественные птицеводы делали одно и то же – резали куриную тушку на части, чтобы продать подороже. Надо полагать, директора-либералы действовали по заветам Заико, директора-дирижисты – по заветам Мясниковича, однако ни Леонид Федорович, ни Михаил Владимирович тут ни при чем. Потому что менеджер в любой ситуации воспроизводит действия, которые когда-то принесли ему успех.

Таким маршрутом Беларусь и подошла к 6 октября 2022г., когда на совещании по ценообразованию Александр Лукашенко дал экспрессивное описание актуального состояния куриного кейса: «Видите ли, был куренок, цыпленок – появился новый товар! Расчленили дохлую курицу, впихнули в полиэтиленовый пакет – новый товар! А люди вынуждены покупать те же продукты, но почему-то по более высокой цене. Понимаете, до чего дошли: целая тушка цыпленка стоит BYN2, а пополам расчлененная – BYN5 к примеру. А что случилось, почему в 2-3 раза подорожал товар? Потому что вы его пополам разрезали?» Получилось, что внедрявшаяся десятилетиями самоотверженная резня курицы – один из факторов разгона инфляции.

К тому моменту, когда куриной «расчлененкой» занялся президент, проблема действительно приобрела трагикомические формы. То куриные тушки в рознице синхронно начали принимать ислам и продаваться как халяльные, то самый дешевый вид разделки – крылышки – повадился исчезать из продажи, чтобы вернуться в неё в виде полуфабриката-шашлыка по цене свинины (BYN10,99). В итоге государство вспомнило, что оно в свое время рублем и административным ресурсом поддерживало АПК, чтобы получить насыщение внутреннего рынка дешевым животным белком, а не инфляционные крылышки в маринаде по цене свиного разруба.

Кура – дура, разруб – молодец?

Хорошо, а как выглядит ситуация с беспощадной инфляционной резней курицы с точки зрения рынка, на который все любят ссылаться? Да просто: есть физический товар (курятина), есть услуга по его разделке. Если рядом с куриной «расчлененкой» в морозильном ларе лежит цельная тушка, которая дешевле, ваш выбор носит рыночный характер и зависит от ваших личных обстоятельств: есть ли деньги, есть ли время на разделку курицы, готовы ли вы платить за эту разделку столько, сколько с вас дерет крепкий хозяйственник, и т.п. Если цельной тушки рядом нет, вам просто навязывают услугу, которую вы не заказывали, и отказаться от неё вы не можете.

Теперь рассмотрим куриный кейс с точки зрения пропорций между долей тушек, которые предстоит разделать, и долей тушек, которых имеет смысл продать целыми. У ритейлера обычно имеется статистика по продаже этих товаров за предыдущий период, на которую он и ориентируется, в цифровых форматах торговли – big data любителей курятины, на основе анализа каковых искусственный интеллект способен рассчитать оптимальное соотношение тушек и крылышек. Пропорцию меняют очередной виток инфляции или увеличение/снижение РРДД – реальных располагаемых денежных доходов населения.

Меняют, но не кардинально: в любой ситуации у цельной и более дешевой тушки имеется свой покупатель, т.е. если все тушки порублены на «полуфабрикат куриный в маринаде», то сделано это с целью содрать с вас побольше бабла на ровном месте за услугу, которую вы не заказывали.

Дополнительно сказывается на внутреннем рынке и экспортная ориентация экономики РБ. Крупному предприятию-экспортеру внутрибелорусский рынок откровенно мал и обычно обслуживается по принципу «берите, что дают». Зато если на внешних рынках конъюнктура так себе (или даже хуже, чем так себе), экспортер пытается отыграть на внутреннем рынке то, что потеряно на внешних, игнорируя реальный спрос и по существу претендуя на двойную поддержку – от правительства (для стимуляции экспорта) и от розничного покупателя (для поддержания штанов).

Еще один важный участник цепочки – розничная торговля. Как правило, это она инфляционно расчленяет курицу или подталкивает к этому товаропроизводителя. Торговлю нужно понять и пожалеть: жить она может либо с оборота, либо с наценки. Оборот сокращается – как по экономическим, так и по демографическим причинам. Но фокус с наценкой тоже не спасает – жмут как ценовая конкуренция, так и госрегулирование цен.

С начала 2022г. ассортимент отечественных ритейлеров усох примерно на 20-30%. Вдобавок за последние лет 10 резко сократились импульсные покупки. Поэтому и отыгрываются ритейлеры на социально значимой тушке – больше наценивать нечего.

Наконец, взгляд со стороны государства – не только регулятора внутреннего рынка, но и собственника значительной части предприятий АПК и пищепрома. Производство продовольствия в Беларуси в той или иной форме традиционно поддерживается государством. Государство же с начала кризисного 2022-го резко активизировало регуляторную деятельность применительно к рознице, причем в I полугодии эта регуляция дала какой-никакой эффект.

Сейчас двуликий Янус, собственник и регулятор в одном лице, должен как минимум понять, кого и как ему поддерживать, коль скоро значительная часть регуляторных усилий тратится впустую, а то и откровенно контрпродуктивно – на расчленение кур с последующей раскруткой инфляционной спирали.

В 2000-е или в 2010-е гг. стратегия расчленения куриных тушек с целью извлечения добавленной стоимости была оправдана, пусть и далеко не во всех случаях. В 2022г. «инфляционный курощуп» достиг некоего предела: возможно, на следующем этапе производители и ритейл научатся извлекать добавленную стоимость из куриной тушки даже на молекулярном уровне, но курятины среднестатистический белорус от этого чаще кушать не станет, да и бюджет не станет увесистей. Простых решений у проблемы нет – нужны тщательный анализ и аргументированное согласование точек зрения.

close

Подписка на новости

Подпишитесь, чтобы получать эксклюзивные материалы и быть в курсе последних событий!

Мы не спамим! Прочтите нашу политику конфиденциальности, чтобы узнать больше.