«ЗА НЕКОТОРЫЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ СЕЙЧАС СЛЕГКА СТЫДНО». Драматург Павел Рассолько о вербатимах, дымящихся синтезаторах и стекольном ремесле

Драматург и музыкант Павел Рассолько работает стекольщиком и никогда в «творческих вузах» не учился. Тем не менее музыка, написанная Павлом, издавалась на многочисленных лейблах с обширной географией, а его пьесы нередко получали призовые места и ставились в Беларуси, России и Франции.

В интервью «НДГ» Павел Рассолько рассказал, как опыт работы в финансовой пирамиде помог ему в творчестве, а также вспомнил, какой была музыкальная сцена в Беларуси нулевых.

Справка «НДГ». Павел Рассолько родился в 1976г. в Минске. Драматург, композитор, музыкант-электронщик. Автор музыкальных проектов Оrganism, [mikra], Belsovprof и Bourbon Military.

– Твоя биография начинается с учебы в одном из минских ПТУ, потом была армия. Как такой пролетарский бэкграунд повлиял на твое театральное творчество?

– На самом деле пролетарием полноценным я так и не стал. До зрелых годов жизнь мотала из крайности в крайность: от менеджера финансовой пирамиды до шлифовщика на заводе. С деньгами было то густо, то пусто. Зато голова была свободна всегда. Этот орган существует отдельно, и никакой пролетариат на него не влияет, по-моему. Я же не стал индустриальщиком, мне больше по душе хрустальная сложная электроника. Так что бэкграунд пэтэушный, да и армейский, не повлиял никак. Зато есть что вспомнить. (Смеется.)

Когда ты впервые почувствовал, что хочешь писать пьесы?

– В середине нулевых. Прочитал несколько пьес и удивился той простой форме изложения историй. Рассказ написать, а тем более повесть – куда сложнее, чем пьесу или киносценарий. Короче говоря, решил попробовать написать пьесу. Кстати, она была про финансовую пирамиду. Дебют попал аж на третье место международного конкурса в 2005г.

Такое событие реально вдохновило на продолжение писательской деятельности. Много мусора накропал в те времена. За некоторые произведения сейчас слегка стыдно, конечно… Но опять-таки – что-то из всего этого часто попадало на лучшие позиции всяких драматургических конкурсов! В последнее время написал несколько хороших, на мой взгляд, пьес и вербатимов. Вербатим – это жанр, где автор ничего сам не придумывает, а реплики берет от реальных людей, записанных на диктофон. Но пока что эти тексты пускай полежат до лучших времен.

Твое второе увлечение – музыка. Что собой представляла минская электронная сцена нулевых?

– Музыка – это, скорее, мое первое и главное увлечение. Минская электронная сцена нулевых была достаточно разная. И лютый трэшак имелся, и замечательные продуманные организаторами вечеринки. Музыка игралась тоже самая разная.

Я с соратниками по духу музицировал на аналоговой аппаратуре, которая, бывало, выводила микшерные пульты из строя прямо во время выступления. То есть именно лютый трэшак, когда синтезатор дымится, вот то было по мне.

На гламурные электромузыкальные приборы денег не было, поэтому хреначили на всем: советский «Поливокс», доломанная борисовская бас-гитара, какие-то блоки эквалайзерные и прочие усилители от кассетных магнитофонов и обязательно вокал, как у ранних Throbbing Gristle… Было шумно и адреналиново.

Каких музыкантов из того времени, ныне забытых, ты бы отметил?

– Во-первых Autechre. Эти британцы реально все время в электронном авангарде. Они стали другими. Они выросли, теперь их музыка гораздо сложнее. Этот дуэт по сей день впечатляет. Однако новые их релизы слишком долго слушать не нужно.

Aphex Twin отмечу в другую сторону. Он стал не интересен. Skinny Puppy… Каждый их новый альбом или проект всегда любопытнее предыдущего. На днях, кстати, послушал свежий альбом Эдварда Ка-Спела и был приятно удивлен. Мужику уже на пенсию пора, а он умудряется производить очень интересную музыку. Браво!

– Вернемся к театру. Какая из театральных премий была для тебя наиболее странной и удивительной?

– Первая премия, о ней уже говорили. Удивительно, что меня вообще отобрали из сотен претендентов. А странно, что премию так и не выплатили. 250 баксов как-никак на то время! Как же тогда нуждался и рассчитывал на эти деньги. Сейчас смешно вспоминать, но тогда я доверял оппозиционному театральному движению, хоть и насквозь продажному. Впрочем, это «движение» ничуть не изменилось к нашему времени.

– Ты писал в том числе саундтреки для кино. Какой твой личный механизм того – как улавливать режиссерские задумки?

– Да просто все. Режиссер демонстрирует свое кино в практически готовом виде, а я интуитивно подставляю кое-куда музыкальные фрагменты. Если посчитаю нужным. Я кинофил. Смотрим с женой очень много фильмов. Очень. И поэтому некое чутье выработалось. Причем есть интересные наблюдения.

Например, музыка композитора Ханса Циммера потрясающе слушается непосредственно в кино, а отдельно в наушниках, гуляя по городу, – скучно.

– Пробовал ли писать саундтреки, что называется, «вслепую»?

– Единственный случай был с режиссером Владимиром Козловым – я не видел готового фильма «Лето 1989», а писал музыку «со слов» режиссера. Это для меня крайне волнительный опыт, ибо в таком варианте музыка становится отдельным средством выражения. Однако для необычного формата в кино такой эксперимент оправдан.

– Чем работа над пьесой отличается от работы над сценарием?

– Да практически ничем. Причем на самом деле формат может быть разный. Точнее сказать – пиши, как сможешь. Лишь бы толково.

У меня есть плодотворный и успешный опыт написания сценариев совместно. Писали тупо по очереди: сцену – я, следующую – другой сценарист. Прикольно и вполне гармонично. Таким образом написан по крайней мере один сценарий, который был отмечен на международном конкурсе.

Но так как в итоге все эти конкурсы для авторов, проживающих в Беларуси, никаких реальных «плюшек» не приносят, то творческое рвение часто стремится к нулю. Приходится на всякий случай учить английский…

Если бы у тебя был неограниченный бюджет под кино, о чем бы оно было?

– Эх, мечтать не вредно! Ну ладно. Это было бы кино про путешествие во времени. Про любовь. Про переосмысления поступков, взглядов и невозможности предотвращения. Про человеческие желания и бессилие. Про глупости и пустоту. Теперь надо актеров пригласить, верно? Денег же – мешок золота… Значит так: Том Хэнкс, Мюррей, Ди Каприо, Лабаф, Йоханссон, Стрип, Коннелли…. А режиссера можно было бы пригласить Нила Бломкампа. Вот это было бы кино! (Смеется.)

Твоя будничная работа хоть как-то пересекается с твоим творчеством?

– Вообще никак! Я стекольщик. Но я не хожу по квартирам в тривиальном понимании – ко мне приходят. Работа тупая, но жить можно. Очень много типа свободного времени на работе. Есть возможность смотреть фильмы и слушать аудиокниги пачками. Это счастье!

– Еще одно твое хобби – любительская фотография. Расскажи о том, с чего все началось и как этим увлекся.

– О, ну а тут у меня все гораздо серьезнее! В 2015-м мне в интернете совершенно случайно попалась на глаза фотография из 70-х годов – улицы Жудро в Минске. А это моя родина, скажем так. Меня мгновенно торкнуло, и в тот же день я пришел после работы на то же место и сделал фото. Только в кадре теперь многое поменялось… Супер!

И я стал из интернета собирать старые фотки Минска и переснимать их на новый лад с того же самого места. Причем я делаю это максимально досконально и педантично. Своеобразная охота! Нужно спокойно выйти на точку съемки, сопоставить все нюансы на фото и… выстрелить! В процессе необходимо заглядывать в различные столичные бары. (Смеется.) На результаты этого хобби можно посмотреть в моем паблике «Минск: было – стало».

– Расскажи про твои собственные ритуалы, связанные с твоим родным городом Минском.

– Столичное кафе «Лакомка»! Меня там знают в лицо. Примерно в 12.00 каждого понедельника я нахожусь там. Бывает, в «Коммунарке» на проспекте Победителей, 7. Это сказочное душевное место для меня. Тут и начинается мой выходной день и фотография города в стиле «Минск: было-стало». Это превратилось в ритуал, можно и так сказать. Несколько раз я тайно устанавливал в этих кафешках камеру «гоу-про» и снимал все подряд, на память. Зимой эти заведения имеют особенный шарм. Ведь за окном мороз и понедельник. А у тебя в руке коньяк и весь день впереди!

close

Подписка на новости

Подпишитесь, чтобы получать эксклюзивные материалы и быть в курсе последних событий!

Мы не спамим! Прочтите нашу политику конфиденциальности, чтобы узнать больше.