ВЕЧНЫЙ ДВИГАТЕЛЬ ЦЕНОРЕГУЛИРОВАНИЯ. Как меняются зарплаты и доходы белорусов и где истоки сложившихся диспропорций

Номинальная начисленная средняя заработная плата трудящихся в сентябре слегка просела по сравнению с августом. Реальные располагаемые денежные доходы белорусов тоже не в лучшей форме – согласно статистике на конец лета, они продолжают сокращаться в годовом выражении, о чем в августе с тревогой говорил глава государства. Пока все вокруг жалуются на жизнь, «НДГ» предлагает задуматься, где исток проблемы.

Насчет видения правительством перспектив роста благосостояния трудящихся 25 октября высказался министр экономики Александр Червяков: «Задача, которую мы поставили перед собой, – выйти по итогам года на уровень реальной зарплаты 100%. Мы видим, как это сделать. На это влияют два фактора. Это наращивание объемов производства и увязка заработной платы с производительностью труда, а также снижение инфляции. Глава государства провел совещание с экономическим блоком правительства, соответствующие задачи поставлены. И мы видим, что в годовом исчислении инфляция начала снижаться».

Понятно, что пока это декларация о намерениях. Однако нельзя не заметить, что на этот раз государство пытается подойти к проблеме падения доходов граждан с двух сторон: 1) производительность труда и зарплаты; 2) инфляция и розничные цены. В любом случае такой подход лучше, чем практиковавшиеся ранее коллективные марш-броски до среднезарплатной отметки $500.

Минус 5 кг куриной тушки

Очевидно, что последние шаги по ужесточению регуляции ценообразования помимо антиинфляционной направленности ориентированы на поддержание относительно пристойного уровня достатка населения. Сокращение ВВП – это всегда сокращение экономической активности, делающее неизбежным падение уровня оплаты труда наемного работника.

Сентябрьская номинальная начисленная зарплата по сравнению с августовской сократилась на BYN28,5. Или, условно говоря, на 5-6 кг куриной тушки, тарифы на разделку которой с недавнего времени вынуждено регулировать государство.

Инфографика Нацстата РБ

Справка «НДГ». По данным Белстата, номинальная начисленная средняя зарплата работников в Беларуси в сентябре 2022г. составила BYN1637 против BYN1665,5 в августе 2022г. Самая высокая средняя зарплата в Минске – BYN2228,2, далее следуют Минская (BYN1628,7) и, уже с более ощутимым отрывом, Гомельская (BYN1477,9), Гродненская (BYN1467,5), Брестская (BYN1447,2), Витебская (BYN1402,4) и Могилевская (BYN1346,6) области.

Инфографика Нацстата РБ

В самом общем виде структура распределения зарплат по белорусским градам, весям, регионам и просто карманам не менялась с незапамятных пор. Никаких сюрпризов тут нет, только обязательные вычеты (подоходный налог 13%, ФСЗН – 1%, профсоюзные взносы и т.п.), делающие финальную нетто-сумму еще меньше. На практике суровое зарплатное счастье наемного работника в РБ – BYN600-700, горизонт зарплатных ожиданий – BYN1000 на руки.

Понятно, с такими доходами внутренний спрос в Беларуси не может быть драйвером экономического роста, поэтому государство, которое еще недавно почти вручную подтягивало трудящихся к вожделенным BYN1000, теперь вынуждено предпринимать меры для того, чтобы этих самых BYN1000 на что-нибудь хватило.

На практике же мы видим, что не только зарплаты, но и доходы населения в целом съеживаются приблизительно так же, как во время последней рецессии второй половины 2010-х, дополнительно притормаживая экономическую активность.

Справка «НДГ». По данным Белстата, реальные располагаемые денежные доходы (РРДД) населения РБ в январе-августе 2022г. составили 96,4% к уровню января-августа 2021г. В общем объеме РРДД оплата труда занимает 65%, доходы от предпринимательской и иной деятельности – 8,1%, трансферты населению (пенсии, пособия, стипендии и другие трансферты населению) – 22%, доходы от собственности и прочие доходы – 4,9%.

Хотим мы того или не хотим, но 3,6% снижения РРДД – цифра болезненная, особенно в сопоставлении с предыдущей рецессией. Структура РРДД помимо всего прочего содержит четко формулируемый месседж: 65% зарплаты + 22% социальных трансфертов гражданам – это аж 87%. На таком фоне другие виды доходов выглядят ничтожными по вполне понятным причинам: среднестатистический белорус, занявшись предпринимательством, как правило, ориентируется на спрос, формируемый другими среднестатистическими белорусами с такими же РРДД.

При этом стоит понять и логику правительства, неустанно подчеркивающего, что оно своевременно выполняет основные социальные обязательства: голода нет, толпы безработных по улицам не слоняются, худо-бедно (или наоборот – бедненько, но чистенько) прожить можно и на BYN600. Да, это абсолютно честный и трезвый взгляд на вещи. Другое дело, что мотивация населения к экономической активности или научно-техническим инновациям в такой ситуации сомнительна.

Справка «НДГ». По оценке Белстата, произведенной в ходе выборочного обследования домохозяйств в целях изучения проблем занятости населения, уровень занятости населения РБ (отношение численности занятых населения к численности населения 15-74 лет) в III квартале 2022г. составил 68,5%, уровень безработицы по методологии МОТ – 3,4% от численности рабочей силы.

У отечественной системы управления трудовыми ресурсами есть несколько ключевых характеристик, восходящих к еще советским временам. Выделим две.

Во-первых, зарплаты за пределами страны выше и потому выглядят для наемного работника привлекательнее (реальную стоимость жизни за рубежом он оценить не в состоянии). Государство исторически стремится сгладить эту разницу за счет снижения потребительских расходов наемного работника – от ЖКУ до куриной разделки. Потому что если выставить нерегулируемый ценник в надежде, что «рыночек порешает», то большинство мало-мальски квалифицированных работников релоцируется куда подальше.

Во-вторых, по советской привычке система высшего образования стремится подготовить кадры в количестве, зачастую превышающем спрос, пусть и без четкой специализации. Это позволяло сбить планку зарплатных ожиданий и не переживать по поводу кадрового дефицита – вот, у тебя сперва избыток ИТР по BYN600-700, потом избыток юристов и экономистов по BYN600-700 и т.п. Эта модель еще советских времен дала сбой лишь в последнее десятилетие – в связи с демографическим переходом (молодежи стало заметно меньше) и настежь открытым глобальным рынком трудовых ресурсов: избытка программистов по BYN600-700, как известно, не наблюдается.

Понятно, что проблема не имеет простого решения: экспортоориентированный «сборочный цех», с одной стороны, всегда будет стремиться регулировать цены и зарплаты, с другой – пытаться вывести из этого регуляторного режима высокотехнологичные кластеры (ИТ, биотех и т.п.), чтоб встроить их в международное разделение труда.

В среднесрочной перспективе против белорусской экономики работают демография и трудовая миграция. Зато текущий момент дает шансы в связи с перспективой распада единого глобального рынка на макрорегионы несколько нарастить глубину разделения труда в рамках межстрановых объединений и, следовательно, увеличить доходы трудящихся.

уже было

Кейнс, Зиновьев и профессура БГУ

Любопытно, что описанная проблема вполне осознавалась еще 100 лет назад, задолго до модных сейчас разговоров про «ловушку среднего дохода» и смежные темы. В 1925г. в Ленинград на празднование 200-летия Академии наук прибыл знаменитый британский экономист Джон Мейнард Кейнс (1883-1946). Во дворце Кшесинской с заезжей знаменитостью беседовал один из тогдашних лидеров СССР Григорий Зиновьев. Благодаря присутствовавшему на встрече известному советскому экономисту и историку Николаю Полетике (1896-1988), в 1953-71гг. профессору кафедры истории нового и новейшего времени Белгосуниверситета, а тогда – слушателю Ленинградского университета по специальности «Мировое хозяйство и мировая политика», сохранилась даже стенограмма разговора (З. – Зиновьев, К. – Кейнс, курсив наш. – «НДГ».).

З.: Я хотел бы узнать ваше мнение о перспективах нашего экономического развития. У нас наиболее важные отрасли промышленности, внешняя торговля и банки национализированы. Мы можем направлять экономическое развитие страны не по закону спроса и предложения, на основе анархии рынка, а по определённому плану, на научной основе. У нас не будет конкуренции в производстве, не будет кризисов и скачков в производстве, не будет падения производства, а лишь один ровный и постепенный подъём.

К.: …Вы будете связаны и зависимы от мирового хозяйства… Вы можете составить любые планы, но как вам выполнить их, когда ваши жители не имеют никаких гарантий ни для своих прав, ни для своего имущества? Они не могут говорить свободно, не могут критиковать. Они не уверены в том, будут ли иметь завтра то, что имеют сегодня, не будет ли их имущество завтра конфисковано. При таких условиях нельзя строить длительные планы развития.

З.: Вы считаете, что мы будем зависеть от мирового хозяйства. Но как и в чём именно?

К.: Вы не можете создать совершенно изолированное от остального мира хозяйство. Вам нужна техника машины, орудия, нужен капитал. Вы можете получить необходимые средства для развития хозяйства, например, путём займов. Но вряд ли кто-нибудь сейчас вам даст заём. Второй путь – концессии. Но при заключении договоров о концессии капиталисты навяжут вам свои условия, если всё же рискнут вложить свои деньги в вашу страну… По договору о концессиях вы будете обеспечивать для русских рабочих достаточно выгодные условия работы. Но в этом случае русские рабочие на иностранных концессиях в России будут иметь большую зарплату и лучшие условия труда, чем русские рабочие на русских предприятиях…

Наконец, Россия связана с мировым хозяйством посредством торговли. Вы можете получить необходимые для экономического развития вашей страны средства лишь при условии, что ваш экспорт будет превышать ваш импорт. Если этого не будет, то у вас не хватит средств на покрытие расходов даже по обычным статьям бюджета. Если же доход от вашего экспорта будет ниже ваших расходов на импорт, вам придётся внутри России прибегнуть к печатанию денег, червонец полетит вниз и обесценится.

З.: Вы рисуете чересчур мрачные картины. Мы, думаю, справимся и не дойдём до краха.

К.: Справитесь, но только в том случае, если у вас в стране рабочие будут получать за труд значительно меньше, чем получают рабочие за границей. Или если у вас будет почти бесплатный и принудительный труд.

В общем-то, пророчество Кейнса сбылось дважды – сперва в СССР, затем – в независимой Беларуси, уже в новых реалиях, посткейнсианских и неолиберальных, бесконечно более мягких и человечных. А записавший его профессор Полетика, отправленный в 1971г. на пенсию, в 1972г., как модно сейчас говорить, релоцировался на историческую родину второй супруги и лишь 8 лет не дожил до столетнего юбилея.

Если история чему-то и учит, то только одному: раз за разом в постоянно меняющихся условиях нам предстоит решать одни и те же проблемы. И наши доходы зависят не только от наших запросов, но и от качества принимаемых решений.

close

Подписка на новости

Подпишитесь, чтобы получать эксклюзивные материалы и быть в курсе последних событий!

Мы не спамим! Прочтите нашу политику конфиденциальности, чтобы узнать больше.