ГОРИ-ГОРИ ЯСНО. Синдрому выгорания скоро исполнится полвека

Наверняка хотя бы раз в жизни вы были свидетелями примерно такой ситуации: сотрудник кладет на стол начальнику заявление об уходе, а на вопрос о причинах лаконично отвечает: «Я выгорел».

Да, это оно – выгорание, смертельный недруг психологов, эйчаров, работодателей и самих наемных работников. Оно снова в моде: 2020г. человечество провело в локдауне, в 2021-м было травмировано постпандемийной неразберихой, в 2022-м – угрозой мировой войны и глобальной инфляцией.

В 2024г. выгоранию как проблеме рынка труда исполнится ровно полвека. Чтобы понять, где корни этого явления и как оно завоевывало мир, «НДГ» воспроизводит в сокращении публикацию The Washington Post – отрывки из книги Джонатана Малесика «Конец выгорания: почему работа истощает нас и как построить лучшую жизнь».

В песне «Укрытие от бури» (1974) Боб Дилан перечисляет длинный перечень терзающих лирического героя проблем, одна из которых – «выгорание от истощения». Строка из альбома, возглавившего чарты, отражает значимый культурный момент. В середине 1970-х гг. выгорание, каким мы его знаем, впервые снискало научную легитимность и широкое общественное внимание.

Сегодня выгорание – ключевое слово, характеризующее наши проблемы с работой. Выгорание было упомянуто в недавнем опросе в качестве основной причины рекордных показателей увольнений по собственному желанию в США в 2021г. Выгорание было с нами на протяжении десятилетий. И, как и карьера Дилана, история его происхождения связана с контркультурой Нижнего Манхэттена.

Тайна доктора Фрейденбергера

В начале 1970-х гг. Герберт Фрейденбергер, психолог из Нью-Йорка, регулярно посвящал 10 часов в день своей частной практике, а затем направлялся в центр города на вторую смену в бесплатную клинику св.Марка, обслуживавшую медицинские потребности молодежи из Ист-Виллидж – от наркомании до кариеса. Фрейденбергер помог основать клинику в 1970г. после того, как сам провел лето 1968г. в бесплатной клинике Хейт-Эшбери в Сан-Франциско, помогая хиппи.

Он отождествлял себя со своими пациентами из клиники св. Марка. «Их проблемы, их битвы стали моими», – писал он позже. Когда клиника закрывалась на ночь, он и волонтерский персонал проводили встречи, длившиеся до рассвета. Затем Фрейденбергер возвращался в центр города, спал несколько часов, и на следующий день всё повторялось.

Следуя этому графику, Фрейденбергер сломался примерно спустя год. Его дочь вспоминает: отец не мог встать из постели в то утро, когда семья должна была отправиться в отпуск. Термин «выгорание» уже был в ходу в его профессиональной среде. Сотрудник реабилитационного центра для несовершеннолетних правонарушителей в Южной Калифорнии упомянул о выгорании как о «феномене», распространенном среди медперсонала, в статье 1969г. Работники клиники св.Марка использовали этот термин для описания самих себя, возможно, заимствовав его у обитателей улиц Ист-Виллиджа, характеризовавших таким образом вены героиновых наркоманов: если долго делать инъекцию в одно и то же место, оно становится бесполезным – «выгорает». В книге 1980г. Фрейденбергер сравнил «Выгорание» с охваченными пожаром зданиями.

Чтобы понять, что с ним произошло, Фрейденбергер обратил свою психоаналитическую методику на самого себя. Он что-то наговаривал в магнитофон, затем прокручивал пленку назад и анализировал, как будто был своим собственным пациентом. В 1974г. ученый опубликовал статью «Выгорание персонала» в академическом журнале. В публикации Фрейденбергер задал вопрос: «Кто склонен к выгоранию?» Ответ был однозначен: «Самые преданные своему делу». «Мы проводили долгие часы с минимальной финансовой компенсацией, – писал он. – Но именно потому, что мы преданы своему делу, мы попадаем в ловушку выгорания. Мы работаем слишком долго и слишком напряженно. Мы чувствуем давление изнутри, требующее работать и помогать, и мы чувствуем давление извне, заставляющее отдавать себя целиком своему делу».

Проведенный Фрейденбергером анализ выгорания не был научным и достаточно проработанным. Отсутствовали данные опросов или шкалы для измерения выгорания – только ограниченные наблюдения: например, люди обычно выгорали примерно спустя год работы в клинике.

Зато список симптомов выгорания у Фрейденбергера был широк: «истощение, неспособность избавиться от затяжной простуды, частые головные боли и желудочно-кишечные расстройства, бессонница и одышка», а также приступы гнева, паранойя, самоуверенность, цинизм и изоляция. Выгорание было повсюду, потому что выгоранием могло стать все, что угодно.

Диагноз доктора Маслах

Примерно в то же время, когда Фрейденбергер работал в две смены в Нью-Йорке, Кристина Маслах на другом конце Америки пыталась убедить психолога Филиппа Зимбардо положить конец его ныне печально известному тюремному эксперименту в Стэнфорде, в ходе которого студентов попросили сыграть роль заключенных и охранников в течение двух недель.

К лету 1971г. Маслах только-только защитила докторскую диссертацию в Стэнфорде и встречалась с Зимбардо. Когда она посетила «место заключения» на пятый день, то пришла в ужас от жестокости, с которой обычные на вид студенты колледжа обращались друг с другом: «охранники» физически унижали «заключенных», помещая их в одиночную камеру. Вечером, общаясь с Зимбардо, вспоминала Маслах позднее, она буквально сорвалась на крик: «Я думаю, то, что ты делаешь с этими парнями, чудовищно!». Зимбардо завершил эксперимент на следующее утро.

Выйдя замуж за Зимбардо в 1972г., Маслах принялась изучать аналогичный феномен в работе с персоналом: «Как люди, ответственные за заботу и лечение других, могут относиться к тем, о ком они заботятся, как к объекту». Она обнаружила, что «отстраненная забота» – главенствующий подход людей, осуществляющих уход за другими людьми, хотя в разных профессиях присутствует своя специфика. Нормы работы в области здравоохранения требуют сочетания сочувствия и заботы с клинической объективностью, а работники сферы обслуживания, как правило, эмоционально взаимодействуют со своими клиентами, чтобы обнаружить, что со временем это истощает их.

Отстраненность – защитная стратегия, писала Маслах в 1973г., но «если отстраненность становится слишком экстремальной, специалист по обслуживанию переживает выгорание – термин, используемый юристами для бедных при описании потери любых человеческих чувств к своим клиентам». Доклад Маслах опередил статью Фрейденбергера на несколько месяцев. Это одновременное открытие вскоре вышло далеко за рамки научных работ и стало столь же модным, как сегодня.

Когда термин пошел в массы

Не может быть совпадением то, что Фрейденбергер и Маслах независимо друг от друга обнаружили выгорание в 1973-74гг. Что-то происходило в американском обществе, раз они оба это заметили, как и Дилан.

Или как Нил Янг, в начале 1974г. спевший в «Блюзе скорой помощи» о «выгорающих, бесцельно волочащих ноги». Что сделало «выгорание» подходящим словом для обозначения определенного момента в культуре?

Возможно, свою роль сыграл сломленный идеализм 1960-х гг. Контркультура той эпохи – включая людей, с которыми Фрейденбергер работал в клинике св.Марка, – представляла себе образ жизни, в котором не было работы с 9.00 до 17.00. Но к 1970-м гг. это мало что изменило в истеблишменте. Тысячи оптимистичных и хорошо образованных людей пошли по карьерной лестнице на службу людям, намереваясь выиграть «войну с бедностью» – лишь для того, чтобы узнать, насколько неразрешимы проблемы общества и на какой срок они застрянут в ловушке бюрократии.

Присутствовал и более важный фактор. Выгорание впервые привлекло внимание общественности в критический переходный момент истории рынка труда США. Оглядываясь назад, историки теперь видят 1974г. как «водораздел между эпохами», как выразился Джефферсон Коуи, автор «Остаться в живых» – книги о рабочем классе 1970-х гг. До 1974г. в отношении труда царил консенсус рузвельтовского Нового Курса: если производительность труда повысится, то повысится и зарплата. Соответственно, реальная зарплата рядовых работников неуклонно росла, достигнув пика в 1973г.

Однако это не означало отсутствия разногласий внутри рабочего движения. Молодое поколение членов профсоюзов хотело бороться с быстрым темпом и отупляющей повторяемостью операций конвейера. Старшие, напротив, утверждали, что у них уже есть выгодные контракты – зачем же агитировать против скуки? Внутренние дебаты по поводу качества работы сигнализировали о том, что рабочее движение обладает реальной властью. Впрочем, власть эта оказалась недолгой.

После 1974г. «золотой век» середины ХХ столетия рухнул. Позорный конец президентства Ричарда Никсона и война во Вьетнаме поколебали веру американцев в политические институты. Американское производство и организованная рабочая сила утонули в ядовитом вареве глобальной конкуренции, в нефтяном шоке, вызванном эмбарго ОПЕК и быстрой инфляцией. Впервые со времен Второй мировой войны прирост производительности труда рабочих был отделен от их зарплаты.

Справка «НДГ». После 1974г. производительность труда в США продолжала расти, а оплата труда работников – нет. Реальная зарплата фактически снизилась в 1970-80-х гг. и не восстановилась до сих пор, если не считать временного всплеска при пандемии коронавируса.

«Непрерывная корректировка ожиданий вниз – ключевой опыт 1970-х гг.», – пишет историк Рик Перлштейн. Вызовы, вставшие перед США в 1970-х, были не просто политическими или экономическими; они были эмоциональными. Историки назвали события середины десятилетия «национальным нервным срывом» и «коллективной печалью». Десятилетие закончилось тем, что президент Джимми Картер диагностировал у всей страны хроническую духовную болезнь в телеобращении, известном как «Речь о недуге».

Выгораем дальше?

На заре 1980-х гг. выгорание стало ключевым термином для описания состояния американских работников. Вскоре Маслах разработала теорию институциональных причин выгорания, и книга Фрейденбергера 1980г. «Выгорание: высокая стоимость высоких достижений» стала популярным руководством по самопомощи. В 1981г. президент профсоюза авиадиспетчеров назвал раннее выгорание причиной забастовки, начатой под лозунгами повышения зарплат и сокращения рабочей недели.

Забастовка казалась моментом оптимизма в борьбе с выгоранием: казалось возможным вылечить это состояние коллективными действиями. Когда президент Рональд Рейган уволил 11000 человек за отказ вернуться на рабочие места, эта надежда угасла. Решение Рейгана содержало месседж, понятный трудящимся и сегодня: они будут бороться с выгоранием самостоятельно или вообще останутся и без работы, и без выгорания.

Несмотря на то, что в 1990-2000-х гг. количество исследований выгорания росло, в США этот термин вышел из моды примерно на два десятилетия, отправившись за границу. Маслах и два её соавтора отметили в статье 2009г.: «Грубо говоря, порядок, в котором распространяется интерес к выгоранию, соответствует уровню экономического развития стран, где он распространяется». То есть выгорание началось как проблема богатых стран Северной Америки и Европы, затем перекинулось на Латинскую Америку, Африку и Азию.

Справка «НДГ». В 2019г. выгорание было классифицировано как синдром (но не заболевание) в главном справочнике диагнозов Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) – «Международной классификации болезней». В нескольких европейских странах, включая Швецию, выгорание является официальным диагнозом, дающим право на оплачиваемый отпуск и другие пособия по болезни. В Финляндии выгоревшие работники могут претендовать на участие в платных реабилитационных семинарах, подразумевающих 10 дней интенсивных индивидуальных и групповых занятий, включая консультации, физупражнения и питание.

По мере того, как росло осознание выгорания, общественное и научное понимание этого состояния не сильно продвинулось вперед. До сих пор нет единого мнения о том, как измерить выгорание, нет и общепризнанных средств его диагностики. Выгорание не имеет статуса расстройства в «Диагностическом и статистическом руководстве» Американской психиатрической ассоциации.

В 1980г. Фрейденбергер объяснил выгорание быстрыми темпами социальных и экономических изменений – от сексуальной революции до торжества общества потребления: «В то же время, – писал он, – телевидение демонстрирует нам заманчивые фотографии людей, ведущих красивую жизнь». Замените ТВ на Instagram – и вам станет понятно, что эта фраза могла быть опубликована прямо сегодня.

close

Подписка на новости

Подпишитесь, чтобы получать эксклюзивные материалы и быть в курсе последних событий!

Мы не спамим! Прочтите нашу политику конфиденциальности, чтобы узнать больше.