МИРОМ ПРАВЯТ ОФОНАРЕВШИЕ. Развяжут Третью мировую и не поморщатся

Жаркий месяц июнь, во всех отношениях. 22 июня в 1941г. «Киев бомбили, нам объявили, что началась война». На наши многострадальные земли пришла Вторая мировая.

А 28 июня 1914г., сорока одним годом ранее, в Сараево стрелял сербский студент Гаврило Принцип – два раза, и оба попал. Так началась, хотя бы по формальному поводу, война Первая мировая.

Бог его знает, на самом деле, отчего она началась. Смотрим на эти физиономии: Николай II, Георг V – кузены, так их перетак, попробуй отличи одного от другого. Немецкий Вильгельм тоже был их роднуля – те бородатые, он усатый, но такой же в принципе наплевавший на свой народ самодержец, делили они там что-то, не поделили.

Самое поучительное и щемящее здесь то, что перед началом процесса у большинства думающей публики настроение было довольно благостное. Какая, мол, мировая война? Зачем нам она? Не дураки же мы начинать бойню из-за всякой сомнительной ерунды? Мы свои интересы знаем, XX век на дворе! И так далее.

Ну и что, начали, и очень даже просто, и ещё какую бойню – хотя хитом продаж была книжка о том, почему это невозможно.
И книжка та называлась «Великая иллюзия». Фильм потом тоже одноимённый сняли, уже после войны, довольно иронично её название переигрывающий. После первого акта.
Собственно говоря, именно она, Первая – главное событие XX века, его исток, проклятие и мотор. Даже кошмарная Вторая – всего лишь её продолжение, и Третья будет продолжением.
О студентике Гавриле и скорбных июньских делах я вспоминал в 2013г., нет, не в июне, а в декабре, стоя на майдане в Киеве. Чего там, формально рассуждая, было страшного? Одного нарочито смехотворного персонажа сменяли другие, ещё более смехотворные. «Нормальная буржуазная революция, не надо волноваться. Мы не киргизы, разберёмся», – говорили увлечённые процессом энтузиасты.
Но там, посреди площади, слышался вдруг рокот и топот грядущего, и красная пыль перед глазами вихрями, и вонь неизбежности шибала в нос, тяжёлая грядущая вонь большой истории, замешанная на ароматах пороха и крови, которая не разбирает, кто там смешной, а кто не смешной, и с чего всё началось. Подлинной истории не до истоков и не до смеха – она прежде всего страшна.
Предчувствие, вот что это было. Трескалось пресловутое слабое звено европейской архитектуры. Помните, у Ленина о слабом звене? «Надо уметь найти в каждый особый момент то особое звено цепи, за которое надо всеми силами ухватиться, чтобы удержать всю цепь и подготовить прочно переход к следующему звену, причем порядок звеньев, их форма, их сцепление, их отличие друг от друга в исторической цепи событий не так просты и не так глупы, как в обыкновенной, кузнецом сделанной, цепи».

«Да, Украина стала, в силу ряда причин, слабым звеном, но пусть и остальные звенья не звенят сейчас слишком самодовольно и спокойно, – писал я в 2015г., когда уже громыхнуло, но только лишь локально. – Это история, которая далеко ещё не кончена. Слушайте скрежет жерновов Истории, и да убережёт Провидение вас и ваших близких от того, чтобы в них попасть».

Сознаюсь, многие годы я пребывал в невесёлом ожидании. То, что написано ниже – есть комбинация моих тогдашних дневниковых записей. Очень хотелось бы, чтобы не сбылось это всё, и не делился бы я ими здесь. Но – сбылось.

Конечно, Третья мировая уже идёт, но как следует ещё на самом деле пока не разгорелась. Начатое больше чем сто лет назад не закончилось – то тлело, то вспыхивало, и вот доходит до блистательного, сверкающего финала.

Все хотели уйти от Истории, кто в коучи, кто в вейперы, кто в фукуямы, а она, сволочь такая, подходит и властно берёт за шиворот мохнатой и грязной, в крови и дерьме испачканной, ухватистой рукой.
Английский фильм-спектакль о Второй мировой назывался «Когда рычали львы». Львы не львы, но нечто могуче хищническое в вождях, бросивших тогда друг на друга армии, безусловно, ощущалось.
Нынешних, зависимых и ограниченных писателей в твиттерах, подвластное народонаселение не ставит высоко. Их сравнивают с менее брутальными животными – с шакалами, например. Но шакал опасней льва, если обладает большей силой. А силы в XXI веке накопились немалые.
Мы смотрели на них, современных, разбухших кто от ботокса, кто от непрестанного вранья – и мысленно ставили их рядом с теми железными господами, суровыми маньяками, исполненными непреклонности, решительности и жестокости, что некогда правили и сражались. И смеялись над нынешними, пластмассовыми и плюшевыми: петухи косплеят коршунов! Куда им! И преисполнялись благодушия.
Между тем, благодушествовать не стоило. Наши, современные, вроде куда более ограниченные, покладистые и безвольные, оказались опасней именно поэтому. Да ещё и в многократно усложнившемся мире. Слабые часто бывают опаснее сильных – сильные живут по своим собственным правилам, у слабых правил нет. Зато есть ядерная бомба, и не одна.
Затасканное уже у Чехова: «Если в первом акте на стене висит ружьё, то в заключительном акте оно должно выстрелить». А если не ружьё висит, а она, бомба? Назойливым комариком вьётся над ухом Армагеддон, слышится его противный зуд.
И вот что самое здесь нехорошее.
Во Вторую мировую воевали недовоевавшие – не просто воевали, но довоёвывали Первую. Со всеми накопившимися отчаянием и цинизмом, с азартом запоздалого передела и лютой жаждой реванша. Оттого она и случилась такой яростной, жестокой и затяжной.
Мир после строили навоевавшиеся, на собственной шкуре испытавшие ужасы войны, не понаслышке с ней знакомые, в достаточной степени изнурив железом и кровью свою слабую человеческую плоть. Им никаких повторений в жизни не надо было, оттого они склонны были к равновесию и компромиссам, и даже острые моменты вроде Карибского кризиса способны были разрулить.
Нынче же миром правят офонаревшие, от рождения пороху не нюхавшие, привычные к тому, что за счёт неохолопов исполняются любые их капризы. Каждый держит бога за бороду, ну или думает, что держит. Эти запросто Третью мировую развяжут, а потом будут воевать долго, безжалостно и бестолково, постепенно упуская бразды правления в пользу всеобщей хаотической резни.
Ну вот, развязали – и со вкусом продолжают. Надежда на то, что июнь заканчивается. Пусть июль будет лучше.

close

Подписка на новости

Подпишитесь, чтобы получать эксклюзивные материалы и быть в курсе последних событий!

Мы не спамим! Прочтите нашу политику конфиденциальности, чтобы узнать больше.