ЛОЖКА МЁДА В БОЧКЕ ДЁГТЯ VS ЛОЖКА ДЁГТЯ В БОЧКЕ МЁДА. Почему даже негативная экономическая статистика способна генерировать позитив

Если белорусской экономике вздумается писать сочинение «Как я провел лето», то, скорее всего, она напишет следующее: «Было жарко, но я справилась». Без пояснений и детализации. Военно-санкционная весна 2022г. очень сильно ударила по экономической активности, однако система экономических связей внутри РБ и с внешними рынками удар выдержала и очень оперативно начала перестраиваться. То, что мы наблюдаем к концу июля (т.е. со статистикой за июнь на руках), это уже не только результат удара, но и результат перестройки экономики.

В СМИ уже высказываются осторожные предположения, что пик кризиса пройден, упали-отжались, оттолкнулись от дна и т.п., теперь будем восстанавливаться и т.п. Отчасти это отражение планов Совмина, намеренного во II полугодии 2022г. отыграть потери, понесенные в I полугодии. Но планы эти пока не реализованы, хлопать пробками от шампанского рано.

Да, восстановительная динамика чувствуется, однако победные реляции пока преждевременны. Во-первых, впереди август – месяц, когда и к нам, и к нашим стратегическим партнерам-россиянам стаями прилетают черные, серые и серо-буро-малиновые лебеди-нежданчики. Во-вторых, впереди еще и сентябрь-октябрь – месяцы, когда традиционно происходит всплеск сезонной инфляции (фрукты-овощи; здравствуй, школа; отопительный сезон) и обнаруживаются летние косяки. В-третьих, неустойчивость внешней конъюнктуры тоже не стоит сбрасывать со счетов – мы живем в ситуации начала очередного глобального кризиса и военной эскалации в нашем уютненьком регионе. Поэтому пусть наш оптимизм будет сдержанным, немногословным и, конечно же, созидательным.

Проскочить зону риска

Негатив экономической конъюнктуры легко охарактеризовать несколькими цифрами. Что важно: этот самый негатив меньше ожиданий и может быть восполнен после переориентации экспортных потоков.

Что не менее важно: безумная политическая риторика наших уважаемых зарубежных партнеров и подвывающей им до разрыва связок радикальной части белорусской политэмиграции («всё рухнет», «экономика порвана в клочья», «откат в каменный век» и т.п.) не имеет отношения к реальности.

Падение ВВП – не падение мыла в бане с прогрессивно мыслящими экономистами: всё поправимо, любые социально-экономические процессы цикличны, циклические колебания происходят вблизи трендовых значений и представляют собой случайную реакцию на внешние раздражители.

Справка «НДГ». По данным Белстата, ВВП Беларуси в I полугодии 2022г. снизился на 4,2%. Согласно первой оценке, объем ВВП в текущих ценах составил BYN87,4 млрд., или в сопоставимых ценах 95,8% к уровню аналогичного периода 2021г. Индекс-дефлятор ВВП в январе-июне 2022г. по отношению к соответствующему периоду прошлого года составил 116,3%.

Сам по себе ВВП – это всего лишь суммарная стоимость всех произведенных на протяжении какого-то временного отрезка конечных товаров и услуг. Да, он характеризует состояние дел в экономике, но эта характеристика не является исчерпывающей ни для самой экономики, ни для участвующих в ней граждан. Переживать рано, хотя галочку поставить стоит.

Базовый прогноз ЕАБР по снижению ВВП Белоруссии на текущий год – 6,5% с возможностью пересмотра в сторону улучшения. По сути, две трети ожидавшегося негатива мы выхлебали за полгода – и это довод в пользу ускоренного восстановления. Если в мае 2022г. ВВП сократился к маю 2021г. на 8,6%, то в июне его падение к уровню аналогичного прошлогоднего периода составило уже лишь 7,8%.

ЕАБР объясняет эту динамику уменьшением спада в обрабатывающей промышленности, оптовой торговле, строительстве и сельском хозяйстве и делает из этого обоснованный вывод: «Вполне вероятно, что белорусская экономика начинает адаптироваться под функционирование в условиях санкций». Так что надежда Совмина отыграть потерянные проценты ВВП уже к концу года вполне рациональна.

Формально два квартала падения ВВП подряд – это рецессия. Однако на практике во всем мире о рецессии сообщает национальное статистическое ведомство уже после её завершения. Рецессионное затухание экономической активности кроме суммарного выпуска (ВВП) должно быть отражено в других индикаторах – занятости, инфляции, инвестициях и т.п.

В США, например, ВВП падает два квартала подряд на фоне рекордной инфляции, но Белый дом отрицает рецессию, ссылаясь на неплохую статистику по занятости. Мол, если и есть рецессия, то только техническая, не считается.

Думается, так же стоит реагировать на падение ВВП и нам, хотя Беларусь под «правило двух кварталов» пока не подпадает. В рецессии значимы два момента – цикличность колебаний деловой активности и провоцирующий их шок.

В случае Беларуси налицо прежде всего шок – санкции и военный конфликт на территории одного из основных торговых партнеров.

А с колебаниями – так себе: в 2020г. ВВП Беларуси на фоне пандемии и политического кризиса сократился всего лишь на 0,9%, в 2021г. вырос на 2,3%. Падение в 2022г. – почти исключительно реакция на внешние шоки. Если их оперативно купировать, перенаправив экспорт на новые рынки, и если август-сентябрь не принесут неприятных сюрпризов, то есть шанс, что экономика Беларуси проскочит фазу спада летом и уже осенью начнет восстанавливаться, как того хочет правительство. Этот сценарий в текущей ситуации представляется идеальным.

Что там упало?

Для Беларуси сейчас гораздо более информативный, чем ВВП, показатель с точки зрения привносимого негатива – экспорт. У нас экспортоориентированная экономика, если кто забыл. И весной нас в одночасье заставили сменить рынки сбыта – форсированно, в сжатые сроки. В результате экспорт сократился на 4,4%, импорт – на 8,5%. Учитывая нашу белорусскую привычку всё произведенное сбывать куда подальше, а на вырученные деньги затариваться импортом, это серьезный вызов и для производства, и для внутреннего потребления.

Справка «НДГ». По данным Белстата, внешнеторговый оборот товаров РБ за январь-май 2022г. составил $28,253 млрд., в т.ч. экспорт -$13,974 млрд., импорт – $14 278,7 млрд. К уровню января-мая 2021г. из расчета в текущих ценах оборот внешней торговли товарами составил 93,5%, экспорт – 95,6%, импорт – 91,5%.

В промпроизводстве сокращение произошло вполне ощутимое и с характерным распределением по отраслям. Например, производство в обрабатывающей промышленности снизилось на 6%, снабжение электроэнергией, газом, паром, горячей водой и кондиционированным воздухом – опять на 6% (сезонные изменения), водоснабжение, сбор, обработка и удаление отходов и загрязнений – на 0,9%. А вот производство в горнодобывающей промышленности выросло на 2,7%. Напротив, грузооборот упал на целых 21,9%.

Справка «НДГ». Грузооборот в I полугодии 2022 г. составил 46,4 млрд. тонно-километров, или 78,1% к соответствующему периоду 2021г. Пассажирооборот составил 9533,1 млн. пассажиро-километров, или 101,2% к соответствующему периоду 2021г. Услугами пассажирского транспорта воспользовались 753,1 млн. человек, или 96,4% к уровню I полугодия 2021г.

Нетрудно предположить, что если обрабатывающая промышленность восстановится быстро, а грузоперевозчики оперативно переориентируются на новые маршруты, то кризис для всей экономики окажется более легким и скоротечным. Однако мы знаем, что жизнь сложнее очевидных закономерностей: транспорту для восстановления, скорее всего, понадобится больше времени, чем промсектору; промсектор помимо восстановления объемов выпуска должен будет адаптировать свою продукцию под спрос на новых рынках и пр. Минпром, кстати, недавно доложил, что выполнены все доведенные показатели на полугодие. Так что дело не в Минпроме, а в неблагоприятной конъюнктуре.

Справка «НДГ». В I полугодии 2022г., по данным Белстата, промпроизводство в РБ сократилось на 5,2%, составив BYN81,3 млрд., или в сопоставимых ценах 94,8% к уровню аналогичного периода прошлого года.

Стоит обратить внимание и на динамику потребления. Белорусская статистика даже во время прошлой рецессии и многомесячного марафона снижения реальных располагаемых доходов населения (РРДД) довольно редко демонстрировала сокращение товарооборота. Сейчас оно очевидно: импорт резко съежился, грузоперевозчики стали меньше возить, потребители пытаются меньше тратить и т.п. Если розница сократила оборот на 0,4%, то опт недосчитался почти 15%.

Справка «НДГ». По оценке Белстата, розничный товарооборот в РБ в I полугодии 2022г. составил BYN32 млрд., или 99,6% в сопоставимых ценах к уровню соответствующего периода 2021г., оптовый товарооборот – BYN65,6 млрд., или 85,4% в сопоставимых ценах к уровню аналогичного периода 2021г.

Наконец, инвестиции – они сократились за январь-июнь 2022г. по сравнению с I полугодием 2021г. на 17,1%. И это закономерная реакция бизнеса на высокую неопределенность: непонятно, куда инвестировать, сколько и в чем.

Однако разница с последней белорусской рецессией конца 2010-х очевидна. Экономический блок Совмина точно диагностировал ключевую проблему (санкционный и военный шок, удар по экспорту) и последовательно реализует меры по её решению: обеспечение бесперебойной работы крупнейших производств, льготы для подсанкционных предприятий, наращивание на 40% по сравнению с 2021г. бюджетной поддержки экспортеров, антиинфляционная регуляция потребительского рынка и т.п.

При этом правительство подробно поясняет логику своих действий и оперативно реагирует на запросы бизнес-сообщества и населения – в отличие от 2015-17гг., когда все просто разводили руками и бормотали, что все хорошо. Поэтому оснований для оптимизма сейчас гораздо больше, чем тогда. Большой удачей будет, если наша экономика оттолкнется от дна до того, как стартует рецессия в США, с последующим перерастанием в глобальную.

прямая речь

Дмитрий Ярошевич, замминистра экономики РБ. «Многие качественные социально-экономические параметры значительно улучшились за последние годы. В частности, внешнеторговое сальдо – рекордное – $1,7 млрд. Это укрепляет ситуацию на внутреннем валютном рынке. Финансовые результаты ключевых предприятий положительные. За январь-май текущего года выручка выросла на 11,8%, опередив рост себестоимости. Прибыль от реализации увеличилась на 19,4%, чистая прибыль – на 15,1%. Рентабельность продаж составляет 8,1%, а в промышленности – 9,2%. Эти результаты позволяют формировать запас финансовой прочности нашим предприятиям и своевременно выплачивать зарплату, которая сохраняет свою положительную динамику… Успешное решение поставленных задач, в первую очередь переориентации экспорта и разворачивания импортозамещения, позволит выйти во II полугодии на восстановительную динамику экономики и сохранить качество жизни наших людей».

close

Подписка на новости

Подпишитесь, чтобы получать эксклюзивные материалы и быть в курсе последних событий!

Мы не спамим! Прочтите нашу политику конфиденциальности, чтобы узнать больше.