ТАКТИКА БЕЗ СТРАТЕГИИ. Вот и прошла судьбоносная встреча президентов России и Беларуси. Что она принесла в сухом остатке?

Можно с уверенностью сказать, что по принципиальным вопросам военно-политического сотрудничества Беларусь вынуждена пойти на российские условия. Детали роли не играют, для Запада неизбежность этого была очевидна, поскольку и ранее они воспринимали Беларусь как зону российского влияния. Вплоть до автоматического распространения на Беларусь торговых ограничений, принимаемых ими для России. Просто раскол мира на зону Запада, зону российско-китайскую и зону прочих стран сделал еще один шаг.

Вряд ли принципиальны и некоторые другие дорожные карты: таможня, транспорт, унификация налогового кодекса, вопросы денежной политики, проч. Они даже менее ограничительны, чем аналогичные меры в ЕС. В конце концов, это – рабочие моменты Союзного государства, не меняющие сути союза.

Не совсем, правда, ясно, что имел в виду Владимир Путин, когда говорил, что переговоры продвинули «торгово-экономическое сотрудничество». Здесь важны детали, которых пока нет. Что касается торговли, то больших потерь для Беларуси в вопросах торговли быть не может. Возможно, пострадают какие-то полузаконные схемы, но для страны это не принципиально. Намного важнее вопросы «общей макроэкономической политики» и «формирования и реализации общей промышленной и сельскохозяйственной политики». Поскольку здесь интересы и потребности наших стран расходятся кардинально.

Что касается «общей макроэкономической политики». Сегодня в России перенакопление торгово-финансового капитала при острой нехватке капитала промышленного. Провал всех их потуг запустить реиндустриализацию как раз этим и объясняется. Банки, жирующие на импорте и обслуживании бюджетных трат, в инвестициях в промышленный капитал не заинтересованы. Да и коррупция, как фактор экономической жизни страны, больше при финансировании бюджетных потоков в госсектор (промышленность, оборона, госуправление, социальная сфера) и в инфраструктурные проекты. Той части экономики, которая занята распиливанием природной ренты, реиндустриализация не только ни к чему, но и просто потеря части доходов.

Кстати, в последние годы российские банки освоили и такой сектор, как рейдерский захват небольших предприятий. Особый интерес у них здесь вызывают небольшие новые высокотехнологичные предприятия, которые можно выгодно перепродать. В Беларуси в процессе реиндустриализации для российских банков тут может открыться неплохая сфера деятельности. Правда, их такого рода активность будет препятствовать реиндустриализации Беларуси, но сегодня кто их остановит?

В Беларуси для большей части госпредприятий характерна недокапитализация при очень низкой рентабельности. Для российских банков такие предприятия не интересны. Да и белорусские банки как объект инвестиций интереса не представляют. Еще меньший интерес эти предприятия представляют собой как партнеры для российских предприятий: слишком низок технический уровень, слишком велико обременение излишней численностью и излишними основными фондами при остром дефиците оборотных средств.

При таком раскладе общей макроэкономической политики просто не может быть.

Равный доступ к госзаказам и госзакупкам тоже имеет обратную сторону. Да, для некоторых крупных белорусских предприятий это, безусловно, откроет дополнительные возможности сбыта. Но при их хроническом техническом отставании, это – временные возможности. Например, МТЗ, который продает в России 5-6 тыс. тракторов в год. А вступающее в строй производство на «Ростсельмаше» рассчитано на выпуск 10 тыс. тракторов в год. Не верю, что Россия не сможет обеспечить им преимущества при сбыте на внутреннем рынке, постепенно вытесняя МТЗ.

«Всегда относился с уважением к способности нашего правительства выкручиваться в сложных обстоятельствах. Принимая сиюминутно правильные, но разовые решения. Не задаваясь вопросом: а что потом? Почти 2000 лет назад китайский мыслитель сформулировал: тактика без стратегии – лишь суета перед поражением. И пока наше правительство должно заниматься «не какой-то стратегией, а вывозом навоза», кризис нас не покинет»

С другой стороны, госзакупки и госзаказы – решающий элемент поддержки вновь создаваемых предприятий. Которым необходим первичный сбыт и время, чтобы стать на ноги. Конкуренция российских производителей (и не только производителей, но и импортеров под российскими этикетками) – серьезный тормоз для нашей реиндустриализации.

Что до выработки «общей промышленной и сельскохозяйственной политики», то здесь в наших государствах, как говорится, еще и слон не валялся. И если Россия, за счет притока природной ренты, еще может повалять дурака, что-то пробовать, думать и рассуждать, у нас времени на ее разработку и реализацию уже нет. Причем на реальную разработку, а не на имитацию ее.

Всегда относился с уважением к способности нашего правительства выкручиваться в сложных обстоятельствах. Принимая сиюминутно правильные, но разовые решения. Не задаваясь вопросом: а что потом? Почти 2000 лет назад китайский мыслитель сформулировал: тактика без стратегии – лишь суета перед поражением. И пока наше правительство должно заниматься «не какой-то стратегией, а вывозом навоза», кризис нас не покинет.

Подводя итог. Ничего судьбоносного встреча 9 сентября не принесла. Лишь акцентировала и оформила (пусть пока и на словах) интуитивно понятные аспекты нашей геополитической ситуации. И дело даже не в давлении России, и не в происках врагов, реальных и придуманных. Нет и пока не просматривается понимания того, как мы сами собираемся жить, какую стану будем строить и как будем выбираться из нынешнего кризиса.

Мнения колумнистов могут не отражать точку зрения редакции

27
close

Подписка на новости

Подпишитесь, чтобы получать эксклюзивные материалы и быть в курсе последних событий!

Мы не спамим! Прочтите нашу политику конфиденциальности, чтобы узнать больше.