Будет больно, но не долго

В общественном дискурсе сегодня превалируют темы, связанные с интеграцией с Россией. Идут спекуляции на «угрозе» независимости страны, явно преувеличенные страхи по поводу военно-политического сотрудничества, оппозиция навязывает дискуссии по проблемам языка. И в тени остается экономика страны, ситуацию в которой эксперт ЕАЭС назвал «трагической». А ведь именно она определит перспективы и политического, и культурного развития страны.

Вроде бы в экономике все спокойно. Да, потихоньку она деградирует. Да, отставание в экономическом развитии от соседей нарастает. Да, утечка квалифицированной рабочей силы из страны давно приняла тревожный характер. Но ведь и совсем недавно бывали, вроде бы, и ситуации похуже. Справились в 90-е, почему бы не справиться сегодня?

В 90-е мы имели прекрасный уровень квалификации кадров, устаревший, но вполне работоспособный производственный аппарат, пустой, вследствие приватизационного развала, рынок России и Украины (конкуренты имели технический уровень не выше нашего). Как только с повышением цен на нефть там вырос платежеспособный спрос – мы выдали ударные темпы роста экспорта и экономики в целом. Теперь все это в прошлом: на постсоветские рынки пришли западные и китайские конкуренты, в модернизации экономики мы отстали и от России, и от Восточной Европы, кадры частью постарели, частью разбежались.

Мало того, что мы проиграли в темпах модернизации промышленности (капвложения в модернизацию, в расчете на рабочее место, ниже, чем в России более чем в 2 раза, чем в ЕС – в десятки раз), наш машиностроительный комплекс так и не создал современную сервисно-сбытовую сеть на перспективных рынках, мы остались и почти с советской структурой экономики (а ее отсталость – одна из причин развала СССР), и с советской социальной структурой. С базарно-рыночными извращениями. В деградирующей, технически отставшей экономике нет возможности и вырастить квалифицированные, в современном понимании, кадры. Которые к тому же склонны к трудовой миграции. Все это не позволяет резко увеличить темпы модернизации.

«Выход из сложившейся ситуации в рамках теперешней «белорусской модели» безумно затруднителен. Тем более в условиях санкций и ограничений на внешних рынках. В России те же проблемы, что и у нас: важнейшей задачей является реиндустриализация, и на первом ее этапе на внутреннем российском рынке поставки из Беларуси будут просто мешать»

Общая формула развития экономики известна: идет технический прогресс, под новую техническую базу оптимизируется структура экономики, под изменение структуры экономики изменяется социальная структура общества. На следующем витке технического прогресса процесс повторяется. Особенность современного момента в том, что если ранее изменения происходили достаточно медленно, население успевало к ним приспособиться, то теперь изменения понеслись вскачь. Сказались и темпы технического прогресса, и глобализация. Зачастую изменения в социальной структуре теперь идут не постепенно, а через ломку структуры устаревшей. Что очень болезненно для населения. Отсюда и бунты, и откаты в реформах, и социальные катаклизмы.

В рамках «белорусской модели» мы законсервировали значительную часть нашей советской экономики, как и просто дополнили советскую социальную структуру псевдорыночным сектором. С массой конфликтов интересов как в экономике, так и на ментальном уровне. С постепенным выходом этих конфликтов на политический уровень.

Выход из сложившейся ситуации в рамках теперешней «белорусской модели» безумно затруднителен. Тем более в условиях санкций и ограничений на внешних рынках. В России те же проблемы, что и у нас: важнейшей задачей является реиндустриализация, и на первом ее этапе на внутреннем российском рынке поставки из Беларуси будут просто мешать. Реально стратегически просматриваются два сценария развития белорусской экономики.

Во-первых, можно оставить все как есть сегодня. Сосредоточиться на решении сиюминутных проблем, которых в избытке.

Но постепенное сокращение внешних рынков и миграцию квалифицированных кадров не остановить. В результате выйдем на некий аналог Северной Кореи, но без ее научного и военного потенциала. Порядок будет, но порядок этот будет сильно напоминать порядок на кладбище. И конечной точкой такой траектории развития станет, несомненно, потеря суверенитета.

Во-вторых, можно попытаться выйти на траекторию развития. Когда экономика сама генерирует темпы роста. Но процедура будет очень болезненной.

Придется смириться с угасанием «советского наследства», на вывод которого на конкурентоспособный уровень требуется много средств. Таких средств у страны нет и не будет. Новую экономику придется создавать почти с нуля, опираясь на немногочисленные высокотехнологичные частные предприятия. С которыми еще придется как-то договориться. Одновременно создав институты роста, те организации, которые и будут продвигать продукцию на внешние рынки, и руководить модернизацией имеющихся предприятий.

Основная задача построения новой экономики – создание новых рабочих мест на конкурентоспособных предприятиях. Компенсируя сокращения на старых предприятиях.

Деньги на старт, при наличии проработанных программ, могут дать международные организации. Если старт начнется с реструктуризации наших крупных предприятий и бизнес-планы будут проходить аудит авторитетных международных консалтинговых компаний. Дальше придется работать с партнерами и банками. Это плохо и дорого, но других вариантов не просматривается. Вторжение торгово-финансового капитала, и российского, и арабского, требуется жестко ограничить, поскольку его действие, как правило, разрушительно. Запуск новой экономики должен идти, даже невзирая на социальные издержки.

Это будет больно. И для бюджета, и для социальной сферы, и для населения. Но другого выхода тупик, в котором оказалась наша экономика, не предусматривает.

Мнения колумнистов могут не отражать точку редакции

45
close

Подписка на новости

Подпишитесь, чтобы получать эксклюзивные материалы и быть в курсе последних событий!

Мы не спамим! Прочтите нашу политику конфиденциальности, чтобы узнать больше.