По ученику и об учителе судят

Вынужден согласиться с А.Г. Лукашенко: будущее страны во многом сегодня зависит от системы образования. От ее соответствия требованиям ее экономики и общества. Не считаю себя большим специалистом по системе образования, но, думаю, можно оценить соответствие предлагаемых нами образовательных услуг потребностям общества.

Начать с главного: образование состоит из обучения и воспитания. К проблемам обучения вернемся ниже, а что касается воспитания…

Начать с того, что воспитание осуществляется не только и не столько учреждениями образования. Большую роль в этом процессе играют и семья, и окружающая среда. А что касается учреждений образования, то принципиально важным для выстраивания процесса воспитания в них является вопрос: что за страну мы строим? В какой среде предстоит жить и работать выпускникам этих учреждений?

В настоящий момент система образования выстроена под «белорусскую модель». События прошлого года показали, что это устраивает далеко не всех. И цели сохранить эту «модель» любой ценой вполне соответствует пожелание президента, чтобы дети, обучаемые в европейских школах и университетах, там же оставались и работать: вне зависимости от уровня обучения, воспитание их там будет проходить в условиях неприемлемости «белорусской модели». А что придет ей на смену – вопрос открытый.

Пока же имеем конфликт воспитания, навязываемого существующей системой образования, и непринятием «белорусской модели» частью общества. Следовательно, семьей и окружающей ребенка средой. Что не может не сказаться на качестве образования самым негативным образом.

Значительно серьезнее проблемы стоят перед нашей системой образования в области обучения. Причем большая часть проблем здесь касаются средней школы. Как отец трех сыновей и внука, уже окончивших среднюю школу, имел возможность наблюдать за ее деградацией.

И нужно отметить, что проблемы средней школы почти одинаковы для России, Украины и Беларуси. В России специалисты утверждают, что уровень высшего образования в целом соответствует уровню средней школы советских времен. Про уровень нынешней средней школы даже оценок нет, так все плохо. У нас выпускники педагогических вузов не всегда в ладах с таблицей умножения. Репетиторство (точнее, натаскивание) стало обязательной процедурой перед поступлением в вуз. По международным обследованиям по уровню математической грамотности российские школьники заняли 29-е место в Европе. Нас это обследование не коснулось, но нет оснований полагать, что ситуация у нас сильно лучше.

Общность наших проблем показывает, что корни их растут из СССР. С моей точки зрения, из реформы школьных программ, проведенных около 1978г. С этого момента система нашей средней школы, которая была самой передовой в мире, начала стремительно деградировать.

Проблема была в том, что «предметники» насовали в программы своей информации по максимуму. К тому же программы по предметам оказались не согласованы по времени, что привело к необходимости для детей зазубривать непонятный материал. Резко снижая качество обучения. Не выглядят достойными и методики преподавания по отдельным предметам.

«Для реализации принципа всеобщего среднего образования необходимо принять меры для принуждения к учебе. Думаю, придется возродить институт второгодничества. Но второгодники не должны висеть на бюджете: повторное обучение их родители должны оплачивать. Причем в безусловном порядке. Если, конечно, нет соответствующих медицинских проблем. Но тогда детей с такими проблемами и обучать надо отдельно»

Ситуацию усугубляет падение престижа образования. Для реализации принципа всеобщего среднего образования необходимо принять меры для принуждения к учебе. Думаю, придется возродить институт второгодничества. Но второгодники не должны висеть на бюджете: повторное обучение их родители должны оплачивать. Причем в безусловном порядке. Если, конечно, нет соответствующих медицинских проблем. Но тогда детей с такими проблемами и обучать надо отдельно.

Низкое качество среднего образования не позволяет обеспечить и достаточный уровень образования высшего. Так или иначе, преподаватель вуза вынужден ориентироваться на средний уровень студентов. В МГУ проблему пытаются решить, выделяя уже на первых курсах лучших студентов и ведя их по отдельным программам. Вряд ли это выход.

Частично проблему может смягчить резкое ужесточение требований на приеме и создание платных подготовительных отделений. Что может позволить несколько выровнять уровень студентов.

Другие проблемы высшей школы связаны с низким уровнем преподавательского состава, слабо ориентирующихся в современных требованиях к выпускникам, отсутствии системы последипломной доводки специалистов, категорической незаинтересованности субъектов хозяйствования в самостоятельном дообучении молодых специалистов (проще переманить уже состоявшегося). IT-индустрия и медицинское образование тут приятное исключение, так и результат налицо.

Да, глубина деградации системы образования на постсоветском пространстве велика. Но не надо думать, что это только наша проблема. Уровень массового образования на Западе тоже не впечатляет. При наличии небольшого числа образовательных учреждений экстракласса. Похоже, там сложилась та же ситуация, что и в здравоохранении. Где имеются великолепные учреждения, но экзамен пандемии их система здравоохранения провалила. И в системе образования те же проблемы: при наличии великолепных учреждений образования экономика всех западных стран нуждается в регулярном притоке специалистов со стороны, идет настоящая «охота за умами», за квалифицированными кадрами.

Вряд ли решение таких многоплановых и застарелых проблем возможно на уровне отдельных правительственных решений. Тут требуется системный подход, большая подготовительная работа. Но сделать ее придется. Иначе наше главное богатство, человеческий капитал, деградирует вслед за капиталом промышленным.

Мнения колумнистов могут не отражать точку зрения редакции

75
close

Подписка на новости

Подпишитесь, чтобы получать эксклюзивные материалы и быть в курсе последних событий!

Мы не спамим! Прочтите нашу политику конфиденциальности, чтобы узнать больше.