ОКОНЧАТЕЛЬНЫЙ ДИАГНОЗ С ОБУХОВИЧЕМ Как плавать в проруби и не потонуть?

Не только техническое состояние нашей промышленности неблагоприятно для вывода экономики страны на траекторию развития. О чем речь шла в предыдущей статье. К сожалению, и состояние мировой экономики для этого крайне неблагоприятно. Даже без учета последствий пандемии.

В начале века на фоне успехов глобализации начался мировой кризис перепроизводства. Что само по себе выглядело обыденно: не один был до него, будут и после, поскольку такой кризис – неотъемлемая часть рыночных отношений. И рецепт купирования кризиса был привычный: его принялись заливать деньгами.

Но в экономику эти деньги не пошли: банки отказались кредитовать реальный сектор. Часть пошла на потребление (этим хорошо попользовались китайцы), часть, через биржи и напрямую, раздула международный финансовый капитал. Хаос на биржах, включая дурацкие скачки цен, принял такие размеры, что даже Джордж Сорос заявил о необходимости наднациональных регуляторов рынков.

Что, впрочем, вполне естественно: свободная глобальная экономика быстро и неизбежно ведет к глобальному кризису перепроизводства. Что мы и наблюдаем.

Однако введение наднациональных регуляторов требует определиться в главных вопросах: кто будет регулировать и в чьих интересах? Кроме того, должен наличествовать механизм принуждения выполнения их решений.

США еще при Обаме предложили взять на себя регулирование, запроектировав разные «сообщества». Заодно исключив из рассмотрения проблему эмиссии долларов. Их союзники, скрипя зубами, на условия американцев пошли. Хотя бы в принципе. Но Китай и Россия участвовать в таком проекте отказались, туманно предлагая решать проблему через ООН.

В ответ США и Запад в целом взял курс на «железный занавес». Где внутри будет жесткое регулирование по Кейнсу, а потоки денег и товаров будут регулироваться границей. Трамп пытался огородить территорию США, Джо Байден будет формировать зону пошире, но принцип тот же.

Да, система будет строиться не один день, строиться аккуратно, поэтапно, чтобы не навредить. Но ясно одно: идея единого мирового рынка, на котором свободно играют рыночные силы, уже умерла. И нашу экономическую политику надо строить с учетом того, что в мир регулируемого американцами локального рынка нас просто-напросто не возьмут. Наряду с большинством африканских стран. Безразлично, какая у нас будет политическая система. Свою систему они будут строить для богатых.

И что тогда нам остается делать? Имея специфическую «белорусскую модель» и околонаучные мечтания отдельных энтузиастов. Реально имеем в стране единственную политическую силу – госаппарат и две силы потенциальные: сторонников интеграции с Россией вплоть до вхождения в ее состав и сторонников «пути на Запад». Не считаю, что есть потенциал у националистов: национализм исчерпал себя как идеология еще в первой половине ХХ в., и реанимировать его не стоит.

Что касается госаппарата, то он был сформирован в условиях «белорусской модели» и под ее нужды. Обидно было читать, что российские специалисты в августе прошлого года анализировали состав аппарата и пришли к выводу, что квалификация наших чиновников либо низкая, либо, в отдельных случаях, умеренная. Высокой квалификации людей не обнаружено. С такими силами выполнить предстоящую работу просто невозможно.

Говорить о том, что могут сторонники «пути на Запад» нет оснований. Сама эта гуманитарная тусовка совместно с толпой плохо образованной «школоты» точно ничего не могут. Весь их расчет – привлечение западных консультантов. Но это уже было: «завлабы в розовых штанишках» под руководством западных консультантов угробили экономику России. Почему у нас должно быть по-другому?

Кстати, именно всплывшие за спиной Тихановской лица «старой оппозиции», как и упор на «белоруссизацию», окончательно утопили ее проект. Несмотря на эмоциональную поддержку масс. Просматривалась старая тактика Зенона Позняка: будут голосовать против коммунистов, значит – проголосуют за меня. Не сработало в 1994г., не сработает и сегодня. Программы у оппозиции нет.

Однако главная опасность сегодня – интеграция с Россией. Уже просто потому, что в ее экономике те же проблемы, что и у нас, усугубленные грабительской политикой торгово-финансового капитала. И смягченные притоком природной ренты. Правда, Россия сегодня пытается найти выход, но пользы нам даже от успешных их проектов будет немного: на первых этапах самой пользы будет немного, и на своих не хватит. А вот вред вторжение российского торгово-финансового капитала в нашу обескровленную экономику может принести большой: последние крохи ресурсов выкачают беспощадно.

«Идея единого мирового рынка, на котором свободно играют рыночные силы, уже умерла. И нашу экономическую политику надо строить с учетом того, что в мир регулируемого американцами локального рынка нас просто-напросто не возьмут. Наряду с большинством африканских стран. Безразлично, какая у нас будет политическая система. Свою систему они будут строить для богатых»

Не могут спасти нашу экономику ни помощь Запада, ни помощь Востока. Пока мы не выработали сами тот план действий, который реален. В мире всегда много желающих разделить успех, и совсем мало желающих разделить провал. Как и тех, кто будет помогать тем, кто и не пытается искать выход, плачется, а не работает.

Мнения колумнистов могут не отражать точку зрения редакции

close

Подписка на новости

Подпишитесь, чтобы получать эксклюзивные материалы и быть в курсе последних событий!

Мы не спамим! Прочтите нашу политику конфиденциальности, чтобы узнать больше.