НОВАЯ ЦЕНОВАЯ НОРМАЛЬНОСТЬ. Что будет дальше с регулированием ценообразования

В Совмине подводят итоги месячного марафона по коррекции системы ценообразования. Фактически с того момента, как президент поднял вопрос и объявил мораторий на повышение цен, прошел месяц. Две недели занял ценовой марафон, еще две – апробация принятых в рамках пересмотра правил ценорегулирования постановлений, работа с обращениями бизнеса и потребителей, разъяснения и уточнения. Сейчас вопросы и жалобы субъектов хозяйствования идут на убыль – впереди подведение итогов и работа над ошибками.

О том, что интенсивность обращений в МАРТ по вопросам ценообразования идет на убыль, еще 3 ноября заявил на встрече в Брестском облисполкоме руководитель ведомства Алексей Богданов. «Сейчас количество обращений серьезно снизилось. Если в первые дни было 500-600, то сейчас уже 100-150 обращений в день. А после разъяснения с точки зрения взаимодействия директивы главы государства №10 и постановления правительства №713 большая часть вопросов автоматически снялась», – констатировал он. Почти синхронно заместитель Богданова Андрей Картун сделал заявление такого же содержания в телеэфире.

Уложились в два этапа

Картун пояснил, почему волноваться и заламывать руки не стоит: «Продовольственная группа практически не спрашивает, как работать. Они уже несколько лет существуют в рамках ценового регулирования. И для них, по сути, ничего не поменялось. А вот представителям непродовольственной группы, которые с этим никогда не сталкивались раньше, сложнее сориентироваться. Они боятся что-то нарушить, лишний раз переспрашивают».

Напомним: рост цен на непродовольственные товары и в мире, и у нас был более плавным и продолжительным, стартовав фактически еще в начале 2021г., на волне восстановления спроса. Санкции и последующий курсовой скачок вечной 2022г. увенчали этот рост обширным «ценовым навесом». А вот продовольственные ценники в 2022г. «надулись» резче и ощутимей: в условиях сжатия спроса потребитель минимизирует покупки ряда непродовольственных товаров в первую очередь, чтобы больше денежек осталось на продовольствие.

К сентябрю стало ясно, что темпы удорожания обеих групп товаров синхронизировались, одарив нас инфляцией в 17,4%, что хорошо заметно на графике декомпозиции прироста потребительских цен Нацбанка, и государству пришлось браться за ценовое регулирование.

Антимонопольное ведомство справилось с задачей довольно успешно – и с точки зрения оперативности (ключевые документы были разработаны за две недели ценового моратория), и с точки зрения обратной связи (активная разъяснительная работа). Последнюю, как пояснил Богданов, уложили в два этапа: сперва видеоконференции, затем выездные мероприятия. Сейчас, констатировал министр, цель перестройки системы ценорегуляции достигнута: «Директива №10 «О недопустимости роста цен» в части поручения главы государства о создании системы регулирования цен выполнена, издано постановление Совета Министров №713. В дальнейшей работе необходимо пользоваться постановлением правительства».

Новая реальность ценообразования

Источник: расчеты Нацбанка на основе данных Нацстата

Таким образом, к началу ноября в Беларуси оформилась новая ценовая реальность. Её суть в том, что цены на 90% товаров из потребительской корзины регулируются государством не просто в конечном розничном звене, как в начале 2022г., а последовательно по всем звеньям цепочки поставок.

Источник: расчеты Нацбанка на основе данных Нацстата

Замглавы МАРТ Андрей Картун на ТВ описал основные звенья и принципы их регуляции. По большому счету, Картуну за это следует сказать спасибо: если бы наши ценорегуляторы и ценоконтролеры применили продемонстрированный им подход лет 10 назад, многих потрясений этого десятилетия можно было бы избежать.

Производитель. С одной стороны, государство его поддерживает, с другой – наиболее жестко регулирует в плане цен. Картун акцентировал запрет на имитацию вывода на рынок нового товара по повышенным ценам: «Например, обувь начинает человек производить, для него есть определенные ограничения там, где он может спокойно применять ценообразование в рамках вилки. Например, 10% рентабельности мы ему ограничили. Он может, не обращаясь никуда, применять ценообразование. Но если он выпускал одежду, например, майки разных артикулов, то это не новый товар, как часто задают вопросы. Это тот же товар, только в новой модификации. Или, например, тушка курицы, которую разделали, или курица была одна, а потом стала с содержанием фтора или еще чем-то – это не новый товар в нашем понимании и понимании постановления. Фактически фиксируется рост цен, мы внесли определенные изменения, и сегодняшний уровень цен замораживается для производителя». Раньше производитель изобретал новое блюдо (полуфабрикат) из курицы. Теперь ему придется изобретать новую курицу – осваивать новый товар.

Импортер. Привычка импортеров хеджировать риски за счет потребителей – один из драйверов инфляции по-белорусски. Импортеров МАРТ решило дисциплировать обязательным обоснованием контрактной цены: «Если вы чистый импортер и возите товар, то вам нужно иметь обоснование, почему вы выбрали именно этого поставщика, а не другого… Абсолютно произвольная форма: бумажный или электронный носитель. Это делается для того, чтобы можно было доказать контролирующему органу, что вы правильно выбрали поставщика в зависимости от какой-то формы расчетов, условий и т.д. Здесь у импортера тоже есть ограничение надбавки – т.н. надбавка импортера к контрактной цене и сопутствующим затратам. И она тоже фиксированная». Если продолжить использовать метафору с курицей, то, фигурально выражаясь, импортер поясняет курицу. Чтобы получить больше прибыли, ему теперь нужно реализовать больше кур, что предполагает конкуренцию.

Оптовик. А вот тут всё сложно. Как рассказал Картун, здесь надбавка тоже фиксированная, но есть нюанс: «В том случае если он чистый оптовик, то эту надбавку в 55% делит вместе с розницей». Большинство потребителей догадывается, что барьер между оптом и розницей – один из мощнейших мультипликаторов цены. Поэтому не будет преувеличением предположить, что в дальнейшем конфликты и претензии станут концентрироваться именно тут. Итак, оптовик делит надбавку на курицу.

Ритейлер. Ну вот, как говорит в таких случаях главный редактор «НДГ», пройдёмте в кассу. А там – фиксированная розничная надбавка: «Она может быть разной: от 15% и 10% по самым быстро оборачиваемым товарам (молочная или мясная группа) и заканчивая 55% на одежду, обувь и т.д. Обычному потребителю может показаться, что это космические цифры, на самом деле, в этой цифре заложены многие расходы на реализацию. С учетом того, что оборачиваемость таких товаров может даже идти годами, такая надбавка оправдана и даже где-то вызывает критику со стороны субъектов хозяйствования, что это очень мало, что не привыкли по таким надбавкам работать. В конкурентном рынке порой бывают и гораздо меньшие надбавки».

Критика со стороны субъектов хозяйствования абсолютно узнаваема: всюду «заложены многие расходы на реализацию». Да, покупая себе молочишко, потребитель оплачивает и пластиковый поддон для его хранения, и белесую лужу на дне поддона, и долю квадратного метра торговой недвижимости, занимаемую поддоном. Но современные форматы розничной торговли строятся именно на сокращении этих расходов: сглаживание барьера между оптом и розницей, минимизация транспортно-логистических издержек и т.п.

Ритейлер получает ту часть цены, которую ему оставляют. Если он не сократит издержки, вообще сработает в минус. Розница распределяет курицу, и от эффективности этого распределения зависит её прибыль, обычно очень небольшая.

«Система будет функционировать»

Источник: расчеты Нацбанка на основе данных Нацстата

Временной горизонт «работы над ошибками» при реформе ценообразования пока размыт. Что-то, вероятно, исправят прямо сейчас, по итогам выездных мероприятий МАРТ в регионах. Однако оценить, насколько эффективно работает новая модель ценорегуляции, можно будет не раньше I квартала 2023г.: ноябрь и декабрь – месяцы «черных пятниц» и рождественских распродаж, что ощутимо искажает статистику ритейлеров.

Пока должностные лица рапортуют о частичном снижении цен и торговых надбавок. Опять же, оценивать его лучше в динамике – по данным об инфляции в октябре-ноябре, декомпозиции прироста потребительских цен и пр. Так что первые оценки в этой системе координат могут прозвучать уже в начале декабря.

Источник: расчеты Нацбанка на основе данных Нацстата

Что по-настоящему важно? Государство тестирует новую систему ценообразования, подчеркивая, что её концепция, идеология, суть изменяться не будут, но возможны частные изменения в разрезе отраслей и товарных групп. «Система будет функционировать. Если потребуется в каком-то конкретном случае что-то поменять, то будут вноситься изменения. Нельзя говорить о том, что это временно. Система будет, она будет меняться и модернизироваться», – заявил премьер-министр Роман Головченко.

Ровно о том же высказался глава МАРТ Алексей Богданов, напомнив, что постановление №713 – «живой документ», а не догма: «В перспективе он может быть подвержен некой корректировке без изменения основной идеологии. Понятно, что торговая сфера очень широкая, механизмов и способов продажи товаров много, все отрегулировать в одном документе практически невозможно. Поэтому мы и проводим встречи с бизнесом, собираем обратную связь… Корректировка постановления возможна, если это будет обосновано и позволит дальше развиваться субъектам хозяйствования».

close

Подписка на новости

Подпишитесь, чтобы получать эксклюзивные материалы и быть в курсе последних событий!

Мы не спамим! Прочтите нашу политику конфиденциальности, чтобы узнать больше.