ВСЁ КАК МЫ ЛЮБИМ: ПРОМКООПЕРАЦИЯ + ИМПОРТОЗАМЕЩЕНИЕ. Белорусские приоритеты на интеграционном поле СГ и ЕАЭС

Отсеченная санкциями от традиционных европейских рынков, Беларусь сделала ставку на наращивание промышленной кооперации с Россией (в рамках Союзного государства РБ и РФ) и другими странами ЕАЭС. Специфика нынешнего подхода руководства страны к экономической интеграции в том, что он ориентирован на наращивание глубины сотрудничества с евразийскими партнерами – а значит, и номенклатуры производимых товаров, конкурентных преимуществ, добавленной стоимости и прибыли. Этот же прагматичный и долгосрочный подход реализуется в кредитуемых Россией проектах по импортозамещению.

СНГ, ЕАЭС: «Выпуск совместных конкурентоспособных продуктов»

Новая, получившая развитие именно в 2022г., стратегия сотрудничества затрагивает не только промышленность, но и сектор услуг – например, переориентация отечественной транспортной логистики затрагивает как сами грузоперевозки, так и массу смежных сервисов, не говоря уже об инфраструктуре.

Обо всем этом премьер-министр Беларуси Роман Головченко исчерпывающе высказался на недавнем заседании Совета глав правительств СНГ в Астане: «Мы сделали серьезный шаг вперед в этом направлении в формате ЕАЭС, подписали перечень из семи инфраструктурных проектов по развитию евразийских транспортных коридоров в направлениях Восток-Запад, Север-Юг, в том числе в рамках сопряжения с китайской инициативой «Пояс и путь» («Один пояс – один путь». – «НДГ»). Также в ЕАЭС мы работаем над совместными проектами промкооперации, чтобы максимально эффективно использовать преимущества и компетенции каждого из государств, решить вопросы импортозамещения, создания новых производств и новых рабочих мест». Глава правительства намерен перенести кооперационный опыт ЕАЭС на пространство СНГ: «Нужны предложения по расширению кооперационного сотрудничества с выпуском совместных конкурентоспособных и востребованных продуктов».

Головченко прав: путь к более высокой эффективности – углубление разделения труда, в том числе межстранового. Проблема постсоветских экономик во многом состоит в том, что их экспортно-сырьевая специализация тормозит развитие перерабатывающих секторов – на радость третьим странам.

Белорусский премьер в Астане прямо заявил о необходимости подняться над узким прагматизмом сырьевого экспорта, хотя бы во имя сохранения экономического суверенитета: «Мы прекрасно понимаем, что многие государства мира рассматривают наши страны исключительно в виде источника сбыта своих товаров и вычерпывания тех ресурсов, которыми мы обладаем. Этому надо противопоставить абсолютно естественную реакцию: мы должны использовать наши преимущества самостоятельно, не отдавая их в чьи-либо руки».

Справка «НДГ». По данным МИД РБ, в 2021г. товарооборот между Беларусью и странами ЕАЭС составил $41,3 млрд.: $23,9 млрд. пришлось на товарный импорт, $17,5 млрд. – на экспорт. В страны СНГ за вычетом ЕАЭС Беларусь экспортировала товары на $6,5 млрд., импортировала – на $2,1 млрд, товарооборот составил $8,6 млрд.

Почти синхронно с заявлениями Головченко представитель ЕЭК Ия Малкина прояснила механизмы льготного финансирования промкооперации в ЕАЭС. По её словам, льготы будут распространяться, прежде всего, на авиастроение, микроэлектронику, фармацевтику, станкостроение, машиностроение, т.е. отрасли высокого передела с весомой добавленной стоимостью, как правило, попавшие под санкционный удар. Так уж получилось, что премьеры стран ЕАЭС на недавнем межправсовете в Ереване впервые за 10 лет существования ЕЭК согласовали подходы по источникам и механизму льготного финансирования промкооперации за счет дополнительно сформированных бюджетных средств ЕАЭС.

«Благодаря этому инструменту наиболее перспективные многосторонние проекты в ЕАЭС получат финансовую поддержку через субсидирование ставки по кредитам, выданным международными и национальными финансовыми организациями союза… Определены ключевые приоритеты при отборе кооперационных проектов, такие как участие в проекте трех и более сторон, формирование добавленной стоимости в кооперационной цепочке, финансовая эффективность и устойчивость, рост объемов взаимной торговли и инвестиций», – пояснила Малкина.

Это, как говорится, бочка меда. А вот ложка дегтя: «Однако о конкретных проектах пока говорить рано... Нам еще предстоит долгая работа по разработке нормативно-правовой базы, необходимой для внедрения новой системы финансирования».

Тем не менее, и это – неоспоримый позитив. Очевидно, что будущее евразийской экономической интеграции – в наращивании промкооперации и развитии общего рынка услуг: в противном случае вместо интеграции мы увидим привычное топтание на месте.

Россия: «Проекты носят разноплановый характер»

Как ни крути, но на постсоветском и евразийском пространствах главным торговым и кооперационным партнером нашей страны остается Россия. Да и мы для россиян один из главных торговых партнеров – хоть на фоне санкций, хоть без таковых.

Справка «НДГ». По оценкам российской стороны, в 2021г. товарооборот России и Беларуси составил $38,43 млрд., увеличившись по сравнению с 2020г. на 34,64%. Экспорт белорусской продукции в РФ в 2021г. оценивается в $15,624 млрд. (+24,15% к уровню 2020г.). Импорт в РБ российской продукции достиг $22,8 млрд. (+42,9% к показателям 2020г.). В товарообороте РФ Беларусь в 2021г. заняла 4-е место (4,89% товарооборота).

Нельзя сказать, что весенняя санкционная встряска вокруг РФ и РБ окончательно улеглась, однако о некоторых её последствиях сегодня можно говорить более спокойно и детализированно. Что и сделал премьер: 2 ноября он поведал БелТА, как планируется истратить $1,5 млрд. российского кредита. Нет, не на потребление, а на импортозамещение. Ниши, опустевшие на рынке РФ после бегства оттуда компаний из ЕС и других стран, слишком обширны, чтобы Беларусь смогла вот так вот просто взять и импортозаместить все, чего не хватает. Требуется расширение либо модернизация ряда производственных площадок, признал Головченко. Со стороны РБ руководству РФ предложено порядка 10 импортозамещающих проектов, требующих инвестиций. Сейчас они находятся на стадии верификации бизнес-планов. Все серьезно, коль скоро главное информационное агентство страны БелТА без пафоса и фанфар констатирует: «В конкретику белорусские чиновники не спешат углубляться: ждут, когда будут пройдены все соответствующие процедуры».

Напомним: премьер анонсировал часть белорусско-российских импортозамещающих проектов еще весной. Традиционно слабое место отечественного топ-менеджмента – провалы в бизнес-планировании. Поэтому осторожность тут уместна как никогда.

Головченко еще раз пояснил, почему именно: «Мы смотрим конкретно этот проект – будет он финансироваться или нет. То есть может получиться, что бизнес-план будет просто нерабочим, и мы его забракуем. Тогда будем искать новые. Только два проекта уже принято. Это БелАЗ (кольцераскатное производство) и еще один. Примерно $1,2 млрд. – это гражданские проекты. И еще около $200 млн. – военные. Это будет микроэлектроника в основном. Практически все проекты – это машиностроение».

Второй проект, упомянутый Головченко, это организация «Амкодором» производства спецтехники для лесной промышленности РФ.

С теми же полупроводниками некоторые отечественные комментаторы совершенно искренне утверждали, что заместим всё-всё и прямо завтра, без оглядки на специфику отрасли, рынок оборудования для неё, цепочки поставок сырья и, конечно же, технологии и компетенции. Ребята, так не бывает. Глобальный кризис производства полупроводников в 2021г. приключился не на ровном месте. Так что вдумчивый и осторожный подход правительства можно только приветствовать.

Насчет российского кредита на $1,5 млрд. и его значения для белорусской промышленности уже высказался начальник ГУ внешнеэкономических связей Минпрома РБ Егор Чернявский: «Стоит говорить не о размере самой суммы, а о важности поддержки в нынешних условиях, когда санкционные ограничения создают довольно большие сложности с привлечением кредитных ресурсов. То есть я бы говорил не столько о величине кредита, сколько о важности и своевременности, о стоимости данных кредитных ресурсов. Все-таки РФ предлагает их на довольно выгодных условиях. Закладываются очень хорошие процентные ставки, и мы видим, что тот продукт, который мы в итоге будем реализовывать, будет конкурентоспособным». Дорога ложка к обеду, но и в перспективе пригодится. В контексте резкого ухудшения внешнеэкономической конъюнктуры и санкционного давления эти деньги действительно очень важны – тем более что адресованы они отрасли, в которой у Беларуси традиционно сильные позиции.

Очень уместно прозвучало напоминание Чернявского о том, что «промышленный сектор Беларуси традиционно является одним из ключевых в товарообороте с РФ». В Минпроме не намерены ограничивать сотрудничество по импортозамещающей проблематике какими-то определенными товарными группами – готовы взяться за все, от комплектующих до готовых изделий, машин, оборудования: «Вообще все проекты носят разноплановый характер. Это и производство базовых комплектующих – шестерен, подшипников. Это литье. И заканчивая карьерной, лесозаготовительной техникой. В том числе есть такие позиции, как высокоинтеллектуальные системы – ABS и EBS, этим занимается «БелОМО».

Справка «НДГ». По российским статданным, на машины, оборудование и транспортные средства (коды ТН ВЭД 84-90) в 2021г. пришлось 30,54% всего белорусского экспорта в РФ, на продтовары и сельхозсырье (ТН ВЭД 01-24) – 29,35%, на продукцию химпрома (ТН ВЭД 28-40) – 12,51%, на металлы и изделия из них (ТН ВЭД 72-83) – 8,24%, на текстиль и обувь (ТН ВЭД 50-67) – 6,93%. Наибольший рост среди экспортируемых в РФ из РБ товарных групп в 2021г. продемонстрировали средства наземного транспорта (кроме железнодорожного или трамвайного), их части и принадлежности (ТН ВЭД 87); пластмассы и изделия из них (ТН ВЭД 39); реакторы ядерные, котлы, оборудование и механические устройства, их части (ТН ВЭД 84); электрические машины и оборудование, их части; звукозаписывающая и звуковоспроизводящая аппаратура, аппаратура для записи и воспроизведения телеизображения и звука, их части и принадлежности (ТН ВЭД 85), черные металлы (код ТН ВЭД 72).

Чернявский с удовольствием констатировал: в целом экспорт промсектора РБ прибавил 10%, зато поставки в Россию показали в 4 раза более высокий темп роста – 40%. Одной этой цифры достаточно, чтобы оценить и перспективы выбранной траектории сотрудничества, и её значение для отечественной экономики.

close

Подписка на новости

Подпишитесь, чтобы получать эксклюзивные материалы и быть в курсе последних событий!

Мы не спамим! Прочтите нашу политику конфиденциальности, чтобы узнать больше.