ОЦИФРОВКА ПОЗИТИВА. Что новый закон о платежных системах несёт потребителям и бизнесу

26 апреля 2022г. официально опубликован закон РБ «О платежных системах и платежных услугах», вступающий в силу спустя 4 месяца. Закон появился как раз ко времени, и уже поэтому может вызвать позитивные эмоции. В ситуации, когда белорусская экономика находится под серьезным давлением внешней конъюнктуры вообще и санкций в частности, естественный и продуктивный для неё путь – минимизация транзакционных издержек, ускорение и упрощение платежей бизнеса и граждан. Всё это создает предпосылки для поддержания спроса и хозяйственной активности, и уже по одной этой причине должно приветствоваться.

Более предметно о некоторых последствиях принятия нового закона рассказала на брифинге начальник ГУ платежной системы и цифровых технологий Нацбанка Татьяна Рускевич. Конечно, окончательно оценивать новый регуляторный акт стоит лишь по результатам его применения хозяйствующими субъектами. Однако анонсированные Рускевич достоинства закона слишком очевидны, чтобы откладывать разговор о них в долгий ящик.

Поблажка для маркетплейсов

Ну, во-первых, упрощаются условия работы в Беларуси популярных маркетплейсов: братско-китайского AliExpress и братско-российских Ozon и Wildberries, а также всего остального, что попадает в разряд агрегаторов (список на самом деле намного шире). «НДГ» в минувшем году писала, что многие правовые аспекты деятельности маркетплейсов (например, связанные с расчетами и налогообложением) достаточно размыты, и советовала устранить разночтения за столом переговоров с самими компаниями.

И знаете что? Сработало!

По словам начальника ГУ платежной системы и цифровых технологий Нацбанка, к разработке закона действительно привлекались площадки-агрегаторы: «Они рассказывали, какие бизнес-процессы необходимо осуществить». При этом Татьяна Рускевич выразила надежду, что маркетплейсы и в дальнейшем будут сотрудничать с регулятором при подготовке подзаконных актов: «В частности, к ним еще будут установлены требования по гарантированному завершению расчетов (это специальный счет, через который денежные средства идут транзитом), гарантийному фонду или банковской гарантии».

Почему нет, если это пойдет на пользу и маркетплейсам, и потребителю, и государству? Главное – сделать обмен мнениями между бизнесом и государством при подготовке нормативных актов системным: это поможет систематизировать само законотворчество, исключив лакуны и взаимопротиворечащие нормы.

Конкретное упрощение условий работы маркетплейсов Рускевич сформулировала так: «Закон включает в себя комплексное регулирование деятельности по приему платежей в адрес третьих лиц. Данная новация позволит работать на нашем платежном рынке более просто и, естественно, дешевле, таким сервисам как Ozon, Wildberries, «Яндекс», Uber, AliExpress, Booking и другим площадкам-агрегаторам». Вероятно, специально для отечественных онлайн-ретейлеров, у которых всегда имелись многочисленные (и порой даже обоснованные) претензии к зарубежным маркетплейсам, Рускевич уточнила, что все содержащиеся в законе требования будут распространяться и на белорусских поставщиков платежных услуг: «Соответственно, возникает и конкуренция на рынке, и возможность на равных условиях работать».

Всё так, хотя, конечно, противоречия между двумя группами торговых площадок, национальными и транснациональными маркетплейсами, это не снимет: на нашу интернет-торговлю всегда будет работать привязка к месту, на «Алика» или даже Ozon – эффект масштаба.

Тайна электронного кошелька

Еще один нежданный подарок, связанный с новым законом «О платежных системах и платежных услугах», заключается в упрощении порядка открытия электронного кошелька. Скрепя сердце, глава ГУ платежной системы и цифровых технологий, честно признала: сегодня открытие электронного кошелька – «достаточно долгая, трудоемкая и несколько сложная функция». Дескать, именно «поэтому людям удобнее пользоваться так называемыми предоплаченными карточками». Рускевич тут совершенно права: именно алгоритм открытия электронного кошелька сдерживал использование этого платежного инструмента в Беларуси, причем тут мы даже слегка подотстали от соседей, включая ту же Россию.

Ларчик (то бишь электронный кошелек), как выяснилось, открывался просто: достаточно закрепить в законе возможность открывать электронные кошельки в том числе с использованием межбанковской системы идентификации, которой вы, скорее всего, и без того пользуетесь, коль скоро пользуетесь банковскими карточками и платежными платформами. По мнению Рускевич, для потребителя это будет быстро, удобно и просто, а эмитенту электронных денег и банку, вместе с эмитентом гарантирующему электронные деньги, станет понятно, кто их клиент: «Все кошельки будут однозначным образом идентифицированы, но это не будет мешать потребителям пользоваться платежными услугами».

Честно говоря, лучше и в дальнейшем идти этим путем – через унификацию механизмов взаимодействия с платежными системами, не умножая сущности без надобности. Если у нас существует межбанковская система идентификации, не лучше ли сразу было приложить её к другим финансовым инструментам и платформам, чтобы работа с ними удовлетворяла критериям простоты и безопасности? Ведь государство и банковский регулятор так или иначе вынуждены будут продвигать решения подобного рода, позволяющие пользоваться национальной финансовой системой РБ как единым целым.

Еще один важный аспект: расширен субъектный состав лиц, имеющих право эмиссии электронных денег. В других странах в финансовом секторе освоение новых ниш и услуг, как правило, осуществляется новыми игроками, приходящими на «непаханное поле». Поэтому у них всё по отдельности: системообразующие банки, необанки (полностью цифровые), финкомпании, платежные платформы, специализирующиеся на криптоактивах и DeFiкомпании и т.д. Становится на ноги тот или иной вид новых услуг – в нишу приходят крупные игроки финансового сектора. В Беларуси изначально было наоборот: в силу специфики регулирования почти все новые сегменты в финансовом секторе приходилось осваивать банкам, у которых, на минуточку, есть все-таки основная специализация да и возможности, как ни крути, ограничены.

Вот и право эмиссии электронных денег у нас до сих пор имели только банки и небанковские кредитно-финансовые организации. Новым законом предусмотрена возможность оказания таких услуг небанковскими организациями. «Мы надеемся, это даст возможность совершенно новым поставщикам таких услуг эмитировать электронные деньги, открывать электронные кошельки», – заявила Рускевич, подкрепляя другой тезис, озвученный на брифинге: «Закон позволяет дать толчок развитию систем электронных денег». Что ж, очень хотелось бы, чтобы это было так: при всех достоинствах белорусских цифровых финансов, сектору не хватает адаптивности и новых игроков.

В кассу за наличкой

Когда в 2000-х через СМИ начали популяризовать безналичные расчеты, основным доводом в их пользу было то, что, мол, для того, чтобы обналичиться, достаточно сбегать к банкомату. Сейчас, 20 лет спустя, очевидно, что это не совсем так: 1) банкомат может не работать; 2) обналичка может быть сопряжена с взиманием достаточно увесистой комиссии; 3) обналичиваемые суммы могут быть лимитированы банком и т.д., и т.п. Ни один пользователь не владеет всеми секретами таинства ухода в кэш, и это, как и 20 лет назад, тормозит развитие безналичных платежей.

Как выясняется, закон «О платежных системах и платежных услугах» дает возможность продвинуть такую набирающую популярность услугу, как снятие наличных с карты через кассу магазина. Услуга актуальная, особенно в глубинке, где иногда банкомат найти сложнее, чем черную кошку в темной комнате: обилие банкоматов и инфокиосков – это отличительная особенность густонаселенной местности.

Справка «НДГ». По оценке главы ГУ платежной системы и цифровых технологий Нацбанка, в РБ свыше 2,5 тыс. организаций предоставляют услуги по снятию наличных через кассу торговой точки, причем более 1,1 тыс. из них находятся в сельской местности. Плотно работают с такими организациями два банка.

По словам Татьяны Рускевич, эта схема ухода в кэш сейчас функционирует так: «Сегодня магазин, естественно, не может работать как банкомат, это противоречит логике. Поэтому магазин договаривается с банком на взаимно удобные и эффективные условия, при которых в качестве бонуса за то, что клиент пришел в магазин и что-то купил, ему могут разрешить получить наличные денежные средства. Эта функция работает через оборудование, которое читает карточки и мобильные приложения. Когда идет оплата за товары, терминал спрашивает, хотите ли вы снять наличные, и в этот момент можно обеспечить выдачу из кассы». Ну, потребность потребителя в обналичке понятна, особенно на селе. А в чем интерес магазина? А то ведь, приноровившись оказывать сельчанам услуги по выходу в кэш, сельпо начнет, например, выдавать кредиты или размещать депозиты. Это, понятно, шутка, но вопрос до сих пор оставался открытым.

«Эта услуга становится удобной для магазина. Снижаются расходы на кассовое обслуживание, на инкассацию, на сдачу выручки в банк. Выгодно и магазину, и банку, и клиенту», – пояснила Рускевич. Это уже весомые доводы: снизить издержки, заманить клиента дополнительной услугой в расчете на импульсную покупку, бонусом к которой идет обналичка, и т.п.

В мгновение ока

Ну и теперь про самое главное новшество, связанное с новым законом. Речь идет о системе мгновенных платежей – СМП. Существует она формально уже несколько лет, однако теперь заработает между Беларусью и Россией, причем в том числе и для физлиц.

Справка «НДГ». Система мгновенных платежей (СМП) работает в РБ с 1 июля 2019г., позволяя её пользователям перечислять друг другу деньги в режиме реального времени. До сих пор СМП обслуживала лишь юрлиц – дюжину белорусских банков и Нацбанк РБ.

СМП – наиболее яркий пример того, как роботизация банковского обслуживания снижает транзакционные издержки. Платежи оказываются мгновенными благодаря тому, что нет нужды тратить при переводе средств время на проверку, одобрение, подтверждение и т.д.: эти операции производятся автоматически. Сам платеж осуществляется как единый процесс, а не дробится на опосредующие звенья.

Довольно очевидно, что самый многочисленный потенциальный пользователь такого сервиса – физлица. Оценить их количество при том интенсивном взаимодействии, которое существует между жителями двух частей Союзного государства, конечно, затруднительно, но очевидно, что оно огромно. С 11 июля 2022г. благодаря закону «О платежных системах и платежных услугах» такие платежи смогут отождествлять физлица.

 «На первом этапе эта возможность будет реализована для P2P-переводов. На начальном этапе для этого потребуется заполнить все необходимые реквизиты в системе дистанционного банковского обслуживания», – пояснила Татьяна Рускевич. Далее несколькими банками будет запущен сервис, позволяющий проводить такие платежи через номер мобильного телефона контрагента. До конца 2022г. данный сервис, обеспечивающий движение денежных средств без использования банковских платежных карточек, начнут предоставлять все белорусские банки.

А там уже на горизонте маячат еще более интересные перспективы: «Следующий этап – запустить такую же услугу мгновенных платежей между РБ и РФ с 1 января 2023г.». Тогда же в планах Нацбанка значится запуск аналогичного сервиса для оплаты товаров и услуг в рознице. Иными словами, целевая группа СМП максимально расширяется, а сам сервис обещает стать универсальным.

close

Подписка на новости

Подпишитесь, чтобы получать эксклюзивные материалы и быть в курсе последних событий!

Мы не спамим! Прочтите нашу политику конфиденциальности, чтобы узнать больше.