КТО ТУТ НАС?.. Специальное расследование «НДГ»

Политические бури 2020-21гг. во весь рост обнажили фатальную для нашего общества проблему: белорусы не умеют общаться с оппонентами. Не умеют, не хотят, иногда – вообще отрицают их существование или норовят дать в лыч в самом начале дискуссии, пока не выяснилось, что перед тобой единомышленник. Именно это придает политическому процессу драматизм и поляризует общество: вместо внятного артикулирования проблем и интересов получаются переходы на личности и разборки. Чтобы разобраться, отчего так выходит и есть ли от этого лекарство, «НДГ» попыталась ответить на вопрос, мучавший наших сограждан целое десятилетие еще до текущего политического кризиса.

Этот вопрос белорусы регулярно озвучивали в полный голос, без двусмысленных многоточий и лукавых эвфемизмов, примерно 10-15 лет – и устно, и в ходе дискуссий в соцсетях или на форумах. Но только ли белорусы? Аналогичный пласт обнаруживается и у россиян, и у украинцев, причем попытки списать все на очередного президента США сходу отфутболиваются в сомнительный разряд интернет-мемов. Безусловно, это и есть главный, ключевой вопрос современности. Вопреки многолетнему замалчиванию и пропагандистским уловкам он звучал, не смолкая, всё последнее десятилетие, пока окончательно не сместился в плоскость общественной жизни, в политику, экономику, культуру.

Вопрос с отточием

В самом общем виде вопрос формулируется так: «Кто нассал в моем подъезде?» Поскольку колумнист «НДГ» пока не дорос до демократизма среднестатистического интернет-пользователя, в дальнейшем он все-таки будет пользоваться отточиями и синонимами, как то: «помочился», «справил малую нужду», «наделал лужу» и пр. Сути вопроса это не меняет, а сам вопрос требует ответа.

Многие думают: все это от того, что мы такая молодая и потому склонная к нравственному ригоризму и подростковому энурезу нация. Кого-то интересует судьба биткоина, впервые с мая превысившего отметку $50 тыс., кого-то – как сварить борщ по правилам Аюрведы, кого-то – предполагаемые итоги отмененного матча Бразилии и Аргентины на отборе чемпионата мира. И только мы, белорусы, с чувством собственного нравственного превосходства глядя на все это многообразие окружающего мира, тут же сводим его к вопросу о том, кто нас…л в подъезде.

Есть в этом и некий вызов миру, и картинная нарочитость позы. Помните, в классической русской литературе было целых три проклятых вопроса: «Кто виноват?», «Что делать?» и «Кому на Руси жить хорошо?» Почему мы заменили их одним – про зловонную лужу в подъезде? И сумеем ли мы честно ответить на этот вопрос, который так часто задаем?

Политический дискурс по-белорусски: вместо внятного артикулирования проблем и интересов получаются переходы на личности и разборки.

Лужа и её дискурс

У дискурса про лужу и подъезд есть две отличительные черты. Первая: обличающий падение нравов и антисанитарию белорус, как правило, подает ситуацию таким образом, словно он сам вообще не склонен к столь низменным проявлениям телесности. То есть все вокруг с бесстыже расстегнутыми ширинками или на корточках и глумливо журчат, а он весь в белых (или даже в бел-чырвона-белых) льняных одеждах от отечественного товаропроизводителя, с томиком Шекспира, и вообще Д’Артаньян, только без пера на шляпе.

Черта вторая: нас…вший в подъезде оппонент (недоброжелатель) относится обличителем несанкционированного мочеиспускания к определенной социальной, профессиональной, национальной и т.п. группе. Мочатся в подъезде сплошь быдло, нищеброды, гопники, понаехавшие, колхозаны, опущенные и т.д. Да, и политический аспект тут тоже возможен, как частный случай: змагар, вглядываясь в лужу, винит жестокосердных ябатек, ябатька – несдержанных змагаров. Способность надуть лужу за мусоропроводом как бы опосредованно (через отсутствие азов бытовой культуры) увязывается с социальным статусом, уровнем образования, доходом, гражданством, этнической принадлежностью и пр.

«Обличающий падение нравов и антисанитарию белорус, как правило, подает ситуацию таким образом, словно он сам вообще не склонен к столь низменным проявлениям телесности. То есть все вокруг с бесстыже расстегнутыми ширинками или на корточках и глумливо журчат, а он весь в белых (или даже в бел-чырвона-белых) льняных одеждах от отечественного товаропроизводителя, с томиком Шекспира, и вообще Д’Артаньян, только без пера на шляпе»

Глянь: тысячи и тысячи недругов прокрались в твой подъезд, сгрудились, прокашлялись, матюкнулись, поерзали молниями и окатили все, что тебе дорого, словно из единого неиссякаемого брандспойта. А ты, в белых одеждах, страдай себе в углу с томиком Шекспира и без перьев на шляпе.

Мировое Зло со спущенными штанами

Короче, Мировое Зло для нашего современника и соотечественника – глобальный заговор оскверняющих его подъезд мочеиспускателей и уринотерапевтов. Свою вселенскую лужу в углу загадочной белорусской души они надули не от переизбытка жидкости в организме, а из инфернальной потребности погубить кроткого и толерантного обитателя подъезда.

Ритуал подъездного мочеиспускания в новейшем белорусском фольклоре действительно носит инфернальный характер в силу своей анонимности. Когда баба Галя из квартиры №53 разлила на ступеньках масляную краску, полчаса охала, но так и не убрала, когда активист Алесь из 48-й гражданственно вывел из баллончика поперек стены «Жыве Беларусь!», а чуть ниже – «Шабаны forever», когда Сярожа из 56-й с друзьями оттопырился после выпускного, по-юношески неловко, но экспрессивно заблевав три пролета, – это не мировой заговор и не вандализм. Люди проверенные, хорошие. Тебе с ними ещё жить. Их нужно простить. Совсем другое дело – анонимная лужа, где в зловонных парах уриновой кислоты зарождается Мировое Зло.

В разрезе урбанистики

С точки зрения рационально-урбанистической проблема, кстати, решается легко: уличные нужники, известные со времен римского императора Веспасиана. Платные и бесплатные, закрытые и почти открытые, как в иных европейских странах: прилип к писсуару на глазах сограждан и замер. Но мы-то с вами понимаем, что речь не о малой нужде, а о Мировом Зле. Не о нужниках, а об их посетителях.

Большинство белорусов – горожане в первом поколении. Крестьянский взгляд на мир прост и прагматичен: что жито серпом, что дерево топором – не испортишь, еще вырастет. Попав в городскую среду, сотворенную руками человека, крестьянин поначалу ведет себя с ней, как и со средой природной. Мелкий городской вандализм на две трети обусловлен подсознательной верой в то, что кнопки в лифте или лампочки на лестничной площадке – это как ягоды в малиннике или грибы на опушке, самовозобновляемый ресурс. Лужа в подъезде ломает этот стереотип в силу специфического запаха, необходимости самому брать в руки тряпку и смутного подозрения, что мир немного сложнее малинника. И стены объекта ЖКХ оглашает громовой вопль уже пробуждающегося самосознания: «Кто нас…л?»

Шокирующая правда

«Вы и нас…ли-с», – сказал бы сотрудник правоохранительных органов из известного романа Достоевского. И, натурально, сразу был бы сдеанонен BYPOLом даже без помощи высоких технологий. Потому что в чужом подъезде обуреваемый малой нуждой ригорист обычно творит то же самое Мировое Зло, воровато позвякивая пряжкой ремня и брезгливо зажимая ноздри от аммониевого зловония. Горожанину в первом поколении, чтобы почувствовать свое духовное превосходство над окружающими, важно подчеркнуть свою высокую культуру. Культура бытовая (не сс…ть по углам) – как раз тот уровень городского лоска, который ему доступен: будем честны, томика Шекспира в руках наша героя на самом деле нет. Если белорус задается вопросом: «Кто нас…л?», он как бы хочет сказать оппонентам в интернет-споре: 1) я – хороший, 2) в углу лужа, 3) вы – нехорошие, 4) стало быть, лужу надули вы.

«Вы и нас…ли-с», – сказал бы сотрудник правоохранительных органов из известного романа Достоевского. И, натурально, сразу был бы сдеанонен BYPOLом даже без помощи высоких технологий. Потому что в чужом подъезде обуреваемый малой нуждой ригорист обычно творит то же самое Мировое Зло, воровато позвякивая пряжкой ремня и брезгливо зажимая ноздри от аммониевого зловония»

Вот где берет начало вся эта окрошка из переходов на личности, угроз ударить в набат, подъехать с пацанами и рессорой от трактора Belarus-320 4M, пожаловаться взрослым, привлечь внимание прогрессивного человечества и т.п. Это делает практически любой диалог на социально значимые темы в белорусском сегменте соцсетей невыразимо токсичным. И наделяет его характерным запахом, увы. Дефицит политической и коммуникативной культуры становится тормозом для развития общества.

Выхода из этого порочного круга, кажется, нет – кроме как бороться с антисанитарией, поднимать уровень бытовой культуры граждан и расширять сеть общедоступных нужников. Однако важен и следующий шаг – перенести эти сверкающие белизной санитарного фаянса принципы с нужников и подъездов на отношения между людьми и общение между ними. Хотя бы попытаться разговаривать и спорить без доводов к спущенным штанам и аргументов с привкусом уриновой кислоты.

73
close

Подписка на новости

Подпишитесь, чтобы получать эксклюзивные материалы и быть в курсе последних событий!

Мы не спамим! Прочтите нашу политику конфиденциальности, чтобы узнать больше.