ПЛАТИТЬ ПО МЕСТУ. Беларусь определилась с направлением налогообложения электронной торговли и услуг

Примерно десять последних лет бизнес медленно и неумолимо, сегмент за сегментом, мигрировал в «цифру». Единственным исключением была налоговая нагрузка: она явно не поспевала за стремительной оцифровкой налогооблагаемой базы. Коронакризис, превративший цифровизацию из модного тренда в условие выживания, поставил вопрос ребром: или фискальная система догоняет экономику, или казна остается пустой. Излишне говорить, что государство выбрало первый вариант.

В электронной форме

12 ноября Совет ЕЭК одобрил проект Протокола о внесении изменений в Договор о ЕАЭС от 29 мая 2014г. применительно к порядку взимания косвенных налогов при оказании услуг в электронной форме. Как сообщает Евразийская экономическая комиссия (ЕЭК), изменения фиксируют в праве ЕАЭС термин «услуги в электронной форме» и способы уплаты НДС при оказании таких услуг.

Проблема, что называется, назрела и перезрела. Провайдером электронных услуг обычно является интернет-платформа, которая фактически работает в одной стране, зарегистрирована в другой, но оказывает услуги гражданам любого государства мира. Транснациональным корпорациям (ТНК) такая архитектура бизнеса позволяет минимизировать налогообложение. Точнее, позволяла – глобальное корпоративное налогообложение сейчас пытаются упорядочить на международном уровне: например, страны ОЭСР договорились о минимальном корпоративном налоге 15% и принципах его взимания. Государства ЕАЭС, включая Беларусь, заинтересованы в том, чтобы не остаться вне этого процесса, призванного сделать оборот электронной торговли услугами более прозрачным для фискальных целей.

Проект протокола по налогообложению цифровых услуг разработан по инициативе ЕЭК совместно с экспертами государств ЕАЭС. Для того, чтобы он вступил в силу, необходимо провести его через все стадии внутригосударственного согласования и утверждения и передать для подписания главам государств ЕАЭС. Представляется, что те медлить не станут: в нынешней ситуации пополнить доходную часть бюджета не откажется ни один лидер.

«Предлагаемый порядок взимания НДС в отношении услуг в электронной форме создает равные условия налогообложения как внутри Союза, так и с третьими странами с прозрачным и четким механизмом уплаты НДС, упрощает налоговое администрирование, а также существенно облегчает ведение бизнеса в области реализации электронных услуг», – цитирует сайт ЕЭК евразийского министра по экономике и финансовой политике Руслана Бекетаева.

В пресс-релизе уточняется, что механизм предусматривает упрощенную постановку на налоговый учет и уплату НДС на электронные услуги по месту потребления услуги, а также упрощённую подачу налоговой декларации на информационном ресурсе налогового органа и возможность уплаты НДС как лично налогоплательщиком, так и посредником, участвующим в расчетах.

Справка «НДГ». В национальном правовом поле РБ НДС с электронных услуг, оказанных белорусам иностранными компаниями, взимается с 2018г. Потребитель признается приобретающим электронные услуги в Беларуси, если подпадает под одно из 4 условий: 1) находится в РБ; 2) банк или платежная система, обеспечивающие оплату, находятся в РБ; 3) IP-адрес зарегистрирован в РБ; 4) международный код телефонного номера, используемого при оплате, относится к РБ.

Во имя честной конкуренции

Месяцем ранее министр финансов Беларуси Юрий Селиверстов анонсировал введение к середине 2022г. НДС на покупки в зарубежных интернет-магазинах. Опять-таки мера неизбежная и давно назревшая, однако требующая уточнения: что считать интернет-магазином, какой интернет-магазин считать зарубежным и т.п. Иными словами, для того, чтобы оценить новшество, мало дождаться его вступления в силу – нужны полная имплементация и месяц-другой практического правоприменения.

В октябре Селиверстов, анонсируя НДС на товары зарубежных интернет-магазинов, сформулировал ключевую проблему так: «Покупая товары в зарубежных интернет-магазинах, граждане перечисляют деньги владельцу данного магазина, который зарегистрирован как субъект хозяйствования в другой стране». Драматические последствия этого тоже очевидны: «И налоги платят в бюджет той страны. Товары, которые продаются в обычных магазинах, и там есть НДС, находятся не в одинаковой ситуации с теми, кто торгует таким образом». Здесь уже присутствует явное упрощение: в «обычных магазинах» товар делает дороже не только НДС, но и, скажем, аренда торговых площадей. В целом попытка представить расклад как конкурентную борьбу законопослушных отечественных «обычных магазинов» с НДС и незаконопослушных «зарубежных интернет-магазинов» без НДС выглядит довольно спорно.

Естественно, Минфин интересует в первую очередь наполняемость бюджета: «Введение этого НДС (планируется, что мы к этому подойдем в середине следующего года) уравняет условия и подтолкнет к тому, чтобы те магазины зарегистрировались как субъекты хозяйствования и платили налоги со своих доходов здесь, в наш бюджет». По понятным причинам какой-нибудь британский магазин спортивного снаряжения, за год обслуживающий 2-3 заказа из Беларуси на символические суммы, специально ради этого учреждать белорусскую «дочку» не станет. Российские маркетплейсы из топ-3 (WildBerries, OZON, Lamoda) либо имеют, либо имели до недавнего времени «дочек» в Беларуси, поэтому с ними проблем не предвидится. Остается беззаветно любимый белорусами китайский гигант AliExpress – «Алик» не только рулит на белорусском рынке онлайн-покупок, но и действительно обладает значительным преимуществом по НДС перед любыми белорусскими юрлицами. Поэтому с «Аликом» лучше и договариваться – чтобы специально для уплаты НДС открыл представительство в РБ.

Справка «НДГ». В 2019г. власти КНР для поддержки экспорта в условиях торговых войн с США снизили НДС. В 2021г. в КНР действуют 4 ставки этого налога: 1) общая (13%); 2) сниженная (9%); 3) для услуг и нематериальных активов (6%); 4) экспортная (0%).

Главное – принцип

Нетрудно заметить, что с какой стороны ни подходи к электронным продажам, будь то товары или услуги, главную роль при налогообложении приобретает принцип «по месту потребления». Беларуси этот принцип выгоден, поскольку содействует наполняемости бюджета. Однако уплата НДС и прочих косвенных налогов по месту потребления выгодна и всем остальным странам – она постепенно становится мировым трендом.

Тот же принцип лежит в основе DBCFT (destination-based cash flow tax) – налога на движение денежных средств по месту назначения – концепции, отстаиваемой в США экономистом Аланом Ауэрбахом и Республиканской партией. В нашем полушарии к аналогичным принципам пришла ОЭСР, работая над проектом BEPS (base erosion and profit shifting, размывание налогооблагаемой базы и вывод прибыли): бизнес должен облагаться по месту генерации прибыли, а не там, где офис и вывеска.

Справка «НДГ». В проекте ОЭСР BEPS участвуют сегодня 137 государств. Основная цель BEPS – ликвидировать самые распространенные международные схемы т.н. двойного неналогообложения, противодействуя искусственному снижению налогов либо узаконенному уклонению компаний от их уплаты.

Первоначально в борьбе за налогообложение по месту фактической сделки планировали взять за жабры только цифровые корпорации с оборотом свыше $20 млрд. К 2021г. стало понятно, что сейчас цифровизируется почти все, налогооблагать стоит не обороты, а прибыли, должен существовать некий корпоративный минимум налогов, который ТНК платит независимо от юрисдикции, в которой находится кабинет её директора.

Даже китайской компартии понадобилось около года интенсивного прессинга, чтобы Джек Ма (на фото сверху) и его Alibaba Group (само собой, включая «Алик») убедились в правильности и серьезности намерений КПК. Про уход от налогов Amazon и Джеффа Безоса и вовсе написаны целые книги, на которых уже выросло целое поколение.

При этом попытки брать налоги с глобальных интернет-платформ и маркетплейсов на национальном уровне (Франция, Италия, Великобритания и т.п.) не назовешь удачными – они либо провалились в реализации, либо были анонсированы, но затем отменены или свернуты. Будущее – за солидарными действиями множества юрисдикций по предотвращению ухода от налогообложения. Ведь даже китайской компартии понадобилось около года интенсивного прессинга, чтобы Джек Ма и его Alibaba Group (само собой, включая «Алик») убедились в правильности и серьезности намерений КПК. Про уход от налогов Amazon и Джеффа Безоса и вовсе написаны целые книги, на которых уже выросло целое поколение.

Поэтому в налогообложении трансграничных электронных продаж Беларуси лучше опереться на ЕАЭС: сам по себе наш рынок чересчур узкий и маленький, чтобы взимать входную плату. В альянсе же с партнерами по ЕАЭС, где 186 млн. потребителей и темпы роста e-commerce чуть ли не 25-30% в год, вопрос звучит уже совершенно иначе. Принцип «по месту продаж/ получения прибыли/ потребления товара (услуги)» легче отстаивать в команде.

close

Подписка на новости

Подпишитесь, чтобы получать эксклюзивные материалы и быть в курсе последних событий!

Мы не спамим! Прочтите нашу политику конфиденциальности, чтобы узнать больше.