МИНУС ПЯТЬ ИЛИ ПЯТЁРКА С МИНУСОМ? Вернуться на траекторию роста – главная задача экономики 

Национальное статистическое ведомство опубликовало ключевые цифры, характеризующие итоги работы белорусской экономики в I полугодии 2022г. Оптимизма они вряд ли прибавят – когда экономика падает, экономические агенты, т.е. мы с вами, чувствуют это на своей шкуре и реагируют на падение исключительно эмоционально.

Однако и негатива не так много, как было принято думать еще весной. Поэтому даже в телевизоре большинство экспертных оценок смещаются из плоскости «Мы выстояли, ура нам!» в более сухую и практичную плоскость возвращения на траекторию экономического роста.

За последнее десятилетие экономисты придумали массу политкорректных эвфемизмов, адресованных широкой публике и призванных её успокоить. Звучат эти кальки с английского очень неуклюже, порой идиотически, и пока обыватель, переступая через языковые и смысловые барьеры, осознает, что «отрицательный рост» – это падение, как правило, экономика переводит дыхание и начинает расти и восстанавливаться.

Продаем больше, чем покупаем

К чести Совмина, его экономический блок с самого начала не скрывал серьезности вызовов, с которыми Беларусь столкнулась с начала 2022г. Соответственно, и убаюкивающих разговоров про «отрицательный рост» или «обратное ускорение» не было. Гражданам подробно и аргументированно объясняли, что происходит и почему.

В частности, замминистра экономики Дмитрий Ярошевич, комментируя статистику за I полугодие, заявил: «Результаты января-июля показывают, что ВВП замедлился на 5,2%. Мы в принципе понимали, что отраслям необходимо время, чтобы перестроиться к новым реалиям. Это первая причина складывающейся динамики, а вторая – более техническая – сдвиг сроков уборки урожая. Оперативные данные показывают, что по валу с меньших, чем в прошлом году, посевных площадей собрано столько же зерновых. Это дает нам основание считать, что село по итогам августа серьезно добавит. И, как следствие, произойдет изменение тренда ВВП».

На связь динамики ВВП и сезонной активности агрокомплекса, а также на ожидания преломления негативного тренда экономической активности в РБ Ярошевич указывал и ранее, когда статистика за полугодие только подсчитывалась.

Справка «НДГ». Согласно результатам первой оценки ВВП РБ за январь-июль 2022г., произведенной Белстатом, объем ВВП в текущих ценах составил BYN104,6 млрд., или в сопоставимых ценах 94,8% к уровню января-июля 2021г. Индекс-дефлятор ВВП в январе-июле по отношению к аналогичному периоду 2021г. составил 116,8%.

Второй принципиальный момент, с которым в аргументации Минэкономики следует согласиться, это то, что некорректно сводить анализ хозяйственной активности в стране к одному показателю, пусть и заслуженно любимому политиками, чиновниками и экономистами всего мира.

ВВП – достаточно архаичный индикатор, разработанный в 1930-е гг. для переживавшей тогда Великую депрессию индустриальной экономики США. За почти 100 лет многое изменилось – и в производстве, и в потреблении.

О том же говорит и Ярошевич: «Это, конечно, важный показатель, но также необходимо анализировать и другие параметры. В частности, сальдо внешнеторгового баланса. Оно сейчас плюс $2,3 млрд. по итогам полугодия, это одно из лучших значений за всю историю наблюдений. Что говорит об успешности наших производителей и продавцов на внешних рынках. Мы продаем больше, чем покупаем, и данный приток капитала обеспечивает сбалансированность валютного рынка». Скажем так: основной посыл этого заявления следует свести к «продаем больше, чем покупаем». То есть живем на свои, оставаясь при этом конкурентоспособными и в основном самодостаточными.

В Багдаде все спокойно

ВВП на хлеб не намажешь. А что можно намазать на хлеб? То, что купил на честно заработанные. Здесь нас ожидает еще один показатель из прошлой эпохи – средняя зарплата, о которую сточили зубы уже несколько поколений белорусских экономистов-любителей из соцсетей.

Справка «НДГ». По данным Белстата, в июне 2022г. номинальная начисленная средняя заработная плата работников в РБ составила BYN1626,5.

По словам Ярошевича, средняя зарплата по РБ за период «несколько меньше 100% в реальном выражении – 99,7%». Однако поскольку сохраняются предпосылки восстановительного роста во II полугодии 2022г., за оставшиеся месяцы можно наверстать и потери по зарплате: «Я думаю, по результатам 2022г. она будет на уровне по меньшей мере прошлого года. В реальном выражении, даже с учетом высокой инфляции, покупательная способность людей сохраняется».

Если сравнивать статистический показатель (до вычетов) с тем, что белорусы озвучивают в соцсетях и СМИ как потолок своих зарплатных ожиданий (BYN1000 чистыми на руки), внутренний спрос и социальная стабильность действительно выглядят довольно пристойно.

То же касается и конъюнктуры рынка труда. «Безработица невысокая – 3,6% трудоспособного населения, что значительно ниже прогнозного значения (4,2%). Это подтверждает, что на рынке труда нет массового высвобождения рабочей силы, и экономика сохраняет свою устойчивость», – подчеркнул замминистра. Всё так – голодных толп, заполонивших города и веси РБ, которыми нас периодически пугали политически пристрастные прогнозисты, и близко не видно.

Справка «НДГ». По данным Белстата, в июне 2022г. в экономике РБ в июне 2022г. было занято 4206,8 тыс. человек. По данным выборочного обследования домохозяйств по методологии МОТ, во II квартале 2022г. уровень занятости населения РБ (отношение численности занятых к численности населения в возрасте 15-74 лет) составил 67,8%, уровень безработицы – 3,7% от численности рабочей силы.

Иными словами, государство в условиях беспрецедентных внешних вызовов свои экономические обязательства перед гражданами выполняет – пускай в формате «бедненько, но чистенько», однако вполне последовательно и уверенно. И это является одним из залогов восстановительного роста.

Наш perpetuum mobile

За кадром остается инфляция – вечный двигатель белорусского экономического пессимизма. Если проанализировать публикации в общественно-политических СМИ за последние пару десятилетий, наверняка выяснится, что наши соотечественники активнее всего жаловались именно на неё – на инфляцию. При этом характерно, что «инфляционные» 2000-е демонстрировали более высокие темпы экономического роста, чем 2010-е, когда Нацбанк целенаправленно принялся разбираться с инфляцией.

Специфика момента в том, что июль-август в белорусском календаре – это тот самый период, когда в экономике из-за сезонных факторов усиливаются дефляционные тенденции. Напротив, с началом осени правительство обычно индексирует зарплаты бюджетников, инфляция в этот период традиционно ускоряется.

В 2022г. в ответ на предпринятые извне попытки обвалить отечественную экономику, затянув в инфляционную спираль поглубже, экономические и монетарные власти РБ ответили частичным купированием роста цен по чувствительным для населения позициям. С ростом цен производителей все по-разному, в интервале от 0,7% до 20% по сравнению с началом года, однако в целом купировать последствия инфляции получилось и тут – скачков цен на сырье и промежуточные товары в разы, как на мировом рынке, у нас не наблюдается.

Справка «НДГ». По оценке Белстата, индекс цен производителей промпродукции в июле 2022г. по сравнению с июнем составил 101%, по сравнению с декабрем 2021 г. – 111,7%, в т.ч. на инвестиционные товары – 101,7% и 113% соответственно, на промежуточные товары – 101,8% и 114,3%, на потребительские товары – 100,7% и 110,6% соответственно. Индекс цен производителей сельхозпродукции в июле 2022г. к июню составил 103,2%, к декабрю – 112,8%, в т.ч. в растениеводстве – 111,2% и 116,3% соответственно, в животноводстве – 101,3% и 111,8%. Индекс цен в строительстве в июле Белстат оценивает в 102,6% к июню и 110,1% к декабрю, в том числе на строительно-монтажные работы – 103,6% и 111,6% соответственно, на машины и оборудование – 101,6% и 106,7%, на прочие работы и затраты – 102,2% и 108,5%. Индекс тарифов на перевозку грузов всеми видами транспорта в июле достиг 97,3% к июню и 120,4% к декабрю. Индекс тарифов на услуги связи для юрлиц и ИП в июле 2022г. по сравнению с июнем 2022г. составил 100,1%, по сравнению с декабрем 2021г. – 103,4%.

Оценивая июльские 18,1% инфляции, стоит иметь в виду, что, во-первых, до половины этой цифры – импорт инфляции в ходе внешней торговли; во-вторых, у нас на дворе санкции, поиск альтернативных рынков сбыта и перестройка цепочек поставок; в-третьих, имеет смысл сопоставить наши 18,1% с июльскими показателями ближайших соседей.

Справка «НДГ». По данным Eurostat, в ЕС инфляция в годовом выражении в июле ускорилась до 9,8% против 9,6% в июне. Чемпионами по годовой инфляции в ЕС стали Эстония (23,2% в годовом выражении), Латвия (21,3%), Литва (20,9%).

В большой Турции инфляция оценивается в 79,6%, в маленькой Молдове – в 33,55%. И это исчерпывающим образом характеризует ситуацию в Беларуси. Потому что производителю для эффективной работы нужно знать цены на перспективу – как и потребителю для эффективного потребления.

Перед лицом нынешней инфляционной волны Беларусь демонстрирует в целом большую устойчивость, чем ближайшие соседи по региону с экономиками сопоставимых размеров. И это тоже довод в пользу того, что потерянные 5,2% ВВП удастся компенсировать восстановительным ростом еще до конца года, на что рассчитывают президент и правительство.

close

Подписка на новости

Подпишитесь, чтобы получать эксклюзивные материалы и быть в курсе последних событий!

Мы не спамим! Прочтите нашу политику конфиденциальности, чтобы узнать больше.