«У НАС ЗДЕСЬ КОНЬ НЕ ВАЛЯЛСЯ». Государство упорядочивает подходы к бизнесу и его налогообложению

Прошедшее 9 сентября совещание президента с руководством Совмина во Дворце Независимости еще надолго останется темой дискуссий в белорусском бизнес-сообществе. Потому что тема острая и местами даже болезненная – как будет сконфигурировано пространство внутреннего рынка, отводимое государством для частной инициативы? Какой будет налоговая политика в отношении бизнеса, особенно малого и среднего (МСБ)? Где начинается и заканчивается предпринимательство? Чего хочет государство от бизнес-комьюнити?

Темой совещания было заявлено совершенствование законодательства о предпринимательской деятельности, причем Совмин предложил «модернизировать формат функционирования этого сегмента экономики, опираясь на два фундаментальных принципа – простоту и справедливость». Президент справедливо намекнул, что принципы, конечно, верные, но чересчур общие, потому должны распространяться и на всё остальное: «Так должно быть в любом нормативном правовом акте».

На протяжении трех десятилетий новейшей истории Беларуси государство предъявляло к частному бизнесу самые разные требования: заняться производством или сбытом произведенного госсектором; поднять сектор услуг, причем простейших – мыть машины, печь драники и продавать их проезжим иностранцам; генерировать высокотехнологичные стартапы в гараже или подвале; усиливать конкуренцию, в которой все равно выиграют крупные игроки; помогать с диверсификацией или интенсификацией экспорта и т.п.

Это нормально: время идет, экономика меняется, меняются и представления о ней. Так что слова Александра Лукашенко о создании эволюционным путем предпринимательской среды, которая отвечала бы запросам белорусского общества, отнюдь не риторика.

«Мое главное условие – это прозрачность и возможность контроля предпринимательской деятельности. Бизнес должен иметь понятные правила для старта и роста, а государство – добросовестного плательщика налогов и партнера в реализации программ развития. То, что у нас здесь конь не валялся, это невооруженным глазом видно», – заявил президент.

Справка «НДГ». По данным МНС РБ, на 1 мая 2022г. в стране осуществляли деятельность 362,7 тыс. субъектов МСБ, в том числе: 81,7 тыс. микроорганизаций, 11,2 тыс. малых и более 2 тыс. средних организаций, а также 270,8 тыс. индивидуальных предпринимателей. По сравнению с началом 2022г. общее число субъектов МСБ сократилось более чем на 7,5 тыс. единиц, или на 2%.

Предпринимать индивидуально

Болевая точка отечественного предпринимательства хорошо известна – это индивидуальные предприниматели (ИП). С одной стороны, эта форма ведения бизнеса оптимальна для старта. С другой – во всем мире большинство малых бизнесов прекращают существование, так и не вырастая в средние и большие. С третьей, не только белорусские, но и европейские реалии – это миграция части отнюдь не малого бизнеса в МСБ вообще и ИП в частности ради налоговых льгот: через перевод части персонала в ИП-аутсорсеры, через создание «зонтиков», «оболочек» и «прокладок» со статусом МСБ, через анбандлинг по видам деятельности, отсутствию или присутствию госрегуляции и т.п. Принцип тут один: меньше налогов, больше прибыли. Для бизнеса он вполне нормальный. Чего не скажешь о точке зрения государства.

«У нас что произошло? Все стали предпринимателями – от ВПК до свадебных и похоронных ритуалов», – подвел глава государства итог длительным регуляторным экспериментам в сфере МСБ. Да, всё предыдущее десятилетие трудно было отделаться от ощущения, что правительство прямо поставило себе задачу переквалифицировать всех белорусов в ИП.

Лишь во второй половине 2010-х стали предприниматься не вполне удачные, но назревшие шаги по сегрегации от ИП самозанятых и мимикрирующих под МСБ ради «упрощенки» средних бизнесов. Но к началу 2020-х гг. государство решило пойти кратчайшим путем и урезать налоговые льготы ИП.

Справка «НДГ». С января 2022г. лишь ИП определенной специализации сохранили упрощенную систему налогообложения (УСН), остальные перешли либо на общую систему налогообложения (ОСН) либо на ОСН с подоходным налогом 16%. При ОСН налогообложению подлежит разница между выручкой и расходами, ИП имеет право вычитать от выручки 20% на расходы, не подтвержденные документально. С 2023г. планируется отмена единого налога для ИП, которые смогут либо стать самозанятыми (профессиональный налог) или коммерческой организацией с УСН, либо продолжить работу на основе ОСН.

Логика в действиях власти есть, но единства подходов пока нет. Президент на совещании заметил, что вид деятельности ИП должен быть индивидуальным: «Это фактически ремесленник. Это человек, который делает то, что никто кроме него сделать не сможет». Александр Григорьевич, в общем-то, и сам является человеком, делающим то, что никто кроме него сделать не может, так что стоит прислушаться. Другое дело, что продукт ремесленного труда всегда дороже массового, спрос на него, как правило, ниже и связан с внеэкономическими факторами, а на фоне падения платежеспособности населения и вовсе может исчезнуть.

Если вынести за скобки ремесленников и самозанятых, то всем остальным уготована трансформация в полноценные юрлица. «Нужно создать предпринимателям стимул к трансформации в юридическое лицо, это факт», – заметил президент. Здесь с ним не поспоришь: бизнес должен быть бизнесом. Загвоздка в том, что лучший стимул для перехода в юрлицо – налоги, а, как мы помним, до сих пор народ ломился в ИП как раз за тем, чтобы их снизить.

Фискальная политика государства будет, по словам Лукашенко, заключаться в следующем: «Проверять уплату налогов. И будем проверять». Короче, глава государства ожидает от Совмина «четко выстроенной системы правовых форм организации бизнеса и его справедливого налогообложения».

Те же ИП, вид сбоку

Проблема налогообложения в Беларуси заключается не в том, кому адресованы фискальные льготы, а в том, кто ими пользуется. Что и было продемонстрировано на совещании в ходе обсуждения новой редакции указа по развитию агроэкотуризма.

Вот чего хотел добиться Александр Лукашенко, стимулируя агроэкотематику: «Чтобы люди, живущие на селе в прекрасных уголках нашей природы, смогли показать этот дар божий людям. Тем более иностранцы приезжают… Предоставить льготы, чтобы они могли заработать, чтобы дать толчок развитию этих хуторов, медвежьих уголков и пр. Сфера очень значима в плане модернизации и развития современной инфраструктуры на селе, создания рабочих мест, сохранения и приумножения наших национальных культурных традиций, воспитания бережного отношения к природе».

А вот что получилось: «Рядом с городом в прекрасных местах под видом агроэкотуризма построили гостиницы. Ради бога, я не против. Но платите налоги, как все гостиничные комплексы. Построили шикарные рестораны на природе. Тоже не против. Пусть будет. Но платите налоги, как весь ресторанный бизнес. Нет, они же льготы имеют и оформили себя как агроэкотуризм».

Таким образом, с агроэкоусадьбами приключилась та же история, что и с «упрощенкой» для ИП: содержание затеи оказалось сведено конъюнктурой к налоговым льготам. В медвежьем углу ресторан с тремя звездами от Michelin, отелем, блэк-джеком и солистками фольклорных коллективов в сауне не нужен. В итоге государство сейчас снова будет вынуждено «упорядочивать и совершенствовать» (т.е. урезать льготы), а бизнес – стонать, заламывать руки и терять деньги. Конечно, этого можно было избежать еще на стадии подготовки нормативных документов по агроэкотематике. Но почему-то снова не получилось.

В сухом остатке

Очевидно, простых решений ни в стимулировании развития МСБ, ни в фискальной политике не существует и не предвидится. Тенденции ближайшей перспективы уже видны невооруженным глазом: количество субъектов предпринимательства продолжит сокращаться, доля платежей предпринимателей в бюджет продолжит расти, как она росла даже на протяжении богатого потрясениями I квартала.

Справка «НДГ». В январе-апреле 2022г. удельный вес платежей МСБ в бюджетных доходах в РБ составил 27,5%, увеличившись по сравнению с 2021г. на 0,8 п.п.

По итогам года, скорее всего, мы увидим масштабное сокращение количества субъектов хозяйствования, в первую очередь МСБ. И не потому, что начальство недосмотрело, а потому что платежеспособный спрос объективно сокращается, идет естественная ревизия бизнес-моделей и цепочек поставок, множество рыночных ниш закрывается, а соответствующие виды деятельности теряют коммерческий смысл. Потери неизбежны, выживает сильнейший.

Справка «НДГ». Уже к 1 мая 2022г. количество субъектов МСБ сократилось по сравнению с началом года на 5,2 тыс. (-5,7%), количество ИП – на 2,3 тыс. (-0,8%), средний бизнес – на 62 компании (-3%). Максимума эта тенденция достигла в Минске (-3,1%), минимальный уровень зафиксирован в Гродненской области (1%). В Минской, Могилевской и Брестской областях убыль составила 1-1,5%, в Витебской и Гомельской – 2,2% и 2,7%.

Чтобы владельцы закрывающихся бизнесов после ситуативной передышки с новыми идеями и старыми капиталами вернулись к экономической деятельности, обеспечив наполняемость бюджета, государству предстоит серьезно упорядочить и упростить правила игры. Эти правила должны быть такими, чтобы объективный рост налоговой нагрузки не обессмысливал планы инвесторов. В любом случае малому и среднему бизнесу в Беларуси быть, однако его бытие вряд ли окажется легким.

close

Подписка на новости

Подпишитесь, чтобы получать эксклюзивные материалы и быть в курсе последних событий!

Мы не спамим! Прочтите нашу политику конфиденциальности, чтобы узнать больше.