НЕ ОБМЕН БУЛЬБЫ И МОРКВЫ НА УРЮК И КУРАГУ. Экономически ЕАЭС далек от совершенства, но альтернатив ему нет

Прошедшее в Минске в начале нынешней недели заседание Евразийского межправсовета не принесло ни сенсаций, ни больших сюрпризов. У евразийской интеграции традиционно две главные хорошие новости и две такие же главные, но плохие.

Хорошие таковы: альтернативы евразийской интеграции нет, её темпы будут нарастать. Плохие тоже понятны: страны ЕАЭС не сольются завтра же в окончательном и бесповоротном интеграционном экстазе, согласование интересов будет идти с прежней улиточьей скоростью и периодически сопровождаться бурными выяснениями отношений.

Суммарно главы правительств стран ЕАЭС, из которых и состоит евразийский межправсовет, подписали 15 документов и согласовали время и место следующего заседания – август, Кыргызстан. Однако если присмотреться к подписанным документам и в целом к повестке, то там все в основном на злобу дня: продовольствие, промкооперация, логистика, косвенные налоги при электронной торговле товарами.

В этом случае четко видно, как ЕАЭС помогает Беларуси пережить нелегкие временами и переориентировать товарные потоки с учетом санкций. Да, меньше помогает, чем хотелось бы: для РБ ключевой интеграционный конструкт – это СГ с Россией. Но все равно евразийское взаимодействие для нашей страны и выгодно, и перспективно.

Мы с премьером и вся Евразия

«НДГ» не одинока в такой оценке евразийских перспектив – может быть, недостаточно восторженной, но взвешенной, прагматичной и безусловно оптимистичной. Премьер-министр Беларуси Роман Головченко на межправсовете, по сути, высказался в том же духе.

Ценность ЕАЭС сегодня резко усилена санкциями: «Нынешнее заседание Евразийского межправительственного совета проходит в непростое время. Нам приходится держать оборону в глобальной экономической войне. Убежден, что мы имеем все необходимое, чтобы успешно пройти этот сложный период и сделать ЕАЭС еще крепче».

Некоторые коллеги Головченко, возглавляющие правительства не находящихся под санкциями стран, выслушивая это заявление, наверняка едва сдерживали эмоции. С одной стороны, им страшно тоже угодить под санкции и вообще привлечь внимание США – отсюда публичные демарши и двусмысленные комментарии. С другой – природу не обманешь: многие из наших евразийских друзей на санкциях собираются заработать. Тот же Казахстан, зазывающий к себе российские капиталы, наиболее характерный пример.

В целом белорусский премьер закономерно констатировал, что именно ЕАЭС помог парировать первую волну санкций, причем белорусская многовекторность конца 2010-х гг. сегодня как бы видится уже чуть ли не кастингом конкурирующих векторов, благо время показало, какой из них главный. «Экономики наших стран не прогнулись под напором санкционного гнета коллективного Запада, как предрекали некоторые так называемые эксперты. Во многом этому способствовали принятые совместные меры. Мы в очередной раз убедились в правильности выбранного вектора развития, сфокусированного на евразийской интеграции», – подчеркнул Головченко.

«В свете разрыва глобальных цепочек поставок и логистических схем актуальной задачей является развитие промышленной кооперации и импортозамещения», – констатировал премьер.

Действительно, у Беларуси на евразийских просторах имеется собственный бубновый интерес: цель экономического сотрудничества – не обмен бульбы и морквы на урюк и курагу, а целенаправленное выстраивание сквозных проектов промышленной кооперации. «Благодаря этому мы сможем выйти на получение высокотехнологичных и востребованных образцов промышленной продукции, в которых будет вклад каждой из стран», – пообещал премьер.

Сквозная кооперация позволит производителям каждого из государств, встроенного в евразийскую цепочку поставок, получить свой приз в виде доли добавленной стоимости. Так, по мысли белорусских управленцев, и интегрируемся, и сами себе обеспечим как спрос, так и предложение. Продуктом сквозных проектов, считает Головченко, станет то, что описывается термином «товар ЕАЭС». Хороший термин, спору нет. Дело за малым – произвести сам товар со сквозной евразийской локализацией каждого звена цепочки поставок.

Справка «НДГ». По данным ЕЭК за последний предпандемийный год (2019), в товарной структуре взаимной торговли стран ЕАЭС наибольшие доли приходятся на минеральные продукты (25,7%), машины, оборудование и транспортные средства (19,8%), продтовары и сельхозсырье (15,6%), металлы и изделия из них (12,9%). Среди промышленных отраслей доминирует продукция обрабатывающей промышленности (63,1%).

Нетрудно заметить, что этот концепт восходит к идеям мастодонта евразийской интеграции Михаила Мясниковича, высказанным еще в конце 1990-х. Финансово-промышленные группы (ФПГ) помните? Ну вот, налицо преемственность, судя по словам Головченко: «В дальнейшем мы на базе отработки таких механизмов сможем выходить на создание неких евразийских консорциумов или корпораций, которые могли бы обеспечивать совместное производство востребованной на рынках наших стран современной продукции».

Реально и в 1990-е, и в 2000-е, и 2010-е создание на постсоветском пространстве некоего аналога транснациональных корпораций (ТНК) тормозилось очевидным креном в сторону сырьевых отраслей, которые в каждом из государств экс-СССР пристегивались к глобальной экономике порознь. Обрабатывающие отрасли, предоставленные сами себе, не обладали достаточным капиталом для маневра в такой ситуации. Наконец, частный бизнес не мог вырастить никаких устойчивых вертикально интегрированных бизнес-структур из-за особенностей евразийского налогообложения, начиная с НДС.

Сейчас история дает очередной шанс преодолеть эту инерцию: если раньше крепкий евразийский хозяйственник все недостающее стремился купить на внешних рынках, то теперь недостачу так не ликвидируешь – либо из-за дефицита предложения, либо из-за заоблачных цен, либо из-за разладившейся логистики, либо из-за закрывших внешние рынки санкций (продолжите список сами).

Справка «НДГ». По данным ЕЭК, объем взаимной торговли внутри ЕАЭС за 2021г. составил $72,611 млрд., или 131,9% к 2020г. Для Беларуси эти показатели составляют $17,463 млрд. в абсолютных цифрах и 124,7% в соотношении к предыдущему году.

«Чувствительные виды продукции»

Среди важнейших итогов межправсовета – установление «правил функционирования единого рынка по чувствительным видам продукции». Межправсовет своим распоряжением закрепил свободное обращение «чувствительных видов» во взаимной торговле в рамках утвержденных индикативных балансов, передает БелТА со ссылкой на ЕЭК. Ну, мы-то понимаем, что «чувствительной продукцией» теоретически можно назвать что угодно.

К каким товарным группам чувствителен ЕАЭС? На вопрос отвечает член Коллегии (министр) по торговле ЕЭК Андрей Слепнев: «В перечень вошли пшеница и меслин, ячмень, кукуруза, семена подсолнечника, сахар, подсолнечное масло, регенерируемая бумага или картон, а также отходы и лом черных металлов». Теперь Совет ЕЭК вместе с правительствами евразийских государств должен организовать подготовку балансов по включенным в перечень товарным позициям. Конечно, с продовольствием за ЕАЭС можно быть спокойным, но всё-таки…

Справка «НДГ». По оценке ЕЭК, уровень самообеспеченности государств ЕАЭС основными видами сельскохозяйственной продукции и продовольствия составляет около 93%. Наиболее высокие показатели самообеспечения у Беларуси (94%) и России (90%), чуть ниже у Казахстана (83%) и Кыргызстана (81%), у гористой Армении – 73%. В общем объеме взаимной торговли продуктами питания между странами ЕАЭС доля РБ достигает 43%, из которых 93% поставок Беларуси приходится на РФ, остальные 7% – Казахстан, Кыргызстан и Армению.

Смысл новых правил игры – скоординированная торговая политика, обычно не срабатывающая из-за изъятий и исключений: «При вывозе указанной продукции в третьи страны стороны не будут допускать обхода мер экспортного регулирования, установленных одним или несколькими государствами, в том числе при принятии односторонних и (или) единых мер регулирования экспорта в рамках союза». Всё это до 30 сентября 2024г.

Еще один важный для белорусской экономики пункт повестки дня межправсовета – грузоперевозки. Переориентацию автотранспортных маршрутов грузоперевозчиков с оси запад-восток на ось север-юг тормозит, как обычно, национально-правовая чересполосица и недостаточно развитая инфраструктура. На межправсовете «дано поручение о создании и развитии транспортной инфраструктуры на территориях стран союза в направлениях «Восток-Запад» и «Север-Юг», в т.ч. в рамках сопряжения с китайской инициативой «Один пояс, один путь». Насчет «пояса и пути» – важное замечание: в России уже жалуются, что переориентация сырьевого экспорта на Юго-Восточную Азию столкнулась с той же инфраструктурной болячкой – например, низкой пропускной способностью железных дорог.

Сообщается, что главы правительств утвердили программу совместных действий в сфере защиты прав потребителей. Ну, это уже, собственно, должны комментировать сами потребители. Что-то, по всей вероятности, сдвинулось в повестке евразийской ecommerce: даны поручения премьер-министров по проекту протокола о внесении изменений в договор о ЕАЭС «в части порядка взимания косвенных налогов при электронной торговле товарами, реализуемыми физическим лицам».

Ох, да разберитесь уже, а то невозможно смотреть без смеха, как фискально-регуляторные евразийские батыры не могут справиться с налогообложением кружевных трусов и собачьих комбинезонов с маркетплейсов.

В числе принятых на межправсовете документов фигурирует и распоряжение о комиссии по кооперации и импортозамещению в приоритетных и высокотехнологичных отраслях промышленности союза. Мы знаем страну, которая в наибольшей степени заинтересована в решении этого вопроса, поэтому, расценивая этот документ как общий успех, все равно за неё поставим галочку в графу побед и приобретений Беларуси. Остается, как обычно у нас в Евразии, только воплотить намеченное в реальность – с этим, как показывает практика, обычно возникают наибольшие проблемы.

close

Подписка на новости

Подпишитесь, чтобы получать эксклюзивные материалы и быть в курсе последних событий!

Мы не спамим! Прочтите нашу политику конфиденциальности, чтобы узнать больше.