«РАЗВЕ ТАК ВЫГЛЯДИТ ПОБЕДА?» Виновата ли современная денежная теория в крахе «байденомики»

Кажется, в Америке наконец нашли виновника беспрецедентной за почти полувековой период инфляции. Таковым объявлена Modern Monetary Theory (MMT) – современная денежная теория, считающая единственным естественным ограничителем денежной эмиссии располагаемые производственные и трудовые ресурсы.

И ведь вроде никто из исповедующих ММТ ученых не был допущен ни в Белый дом, ни в консультирующие его экспертные органы: там правят бал представители других экономических школ – неокейнсианцы, монетаристы, «классики» и т.п.

Однако как-то все-таки получилось, что внезапно идеи ММТ оказались у всех на слуху и доктрина, которую презрительно отвергали титулованные экономисты, из приватных дискуссий блогеров перекочевала в широкое публичное пространство. А теперь в глазах наблюдателей дело выглядит так: в 2020-21гг. развитые страны попытались на практике реализовать постулаты ММТ – и потерпели постыдный инфляционный провал.

Чтобы познакомить белорусского читателя с новомодной экономической доктриной (а вдруг американцы просто взяли и скопипастили нашу «канализированную эмиссию» 1990-х гг.?), «НДГ» в сокращении публикует материал The New York Times о Стефани Келтон (на фото), профессоре экономики университета Стони-Брук и одной из основателей ММТ.

Современная денежно-кредитная теория, самая популярная экономическая идея последних десятилетий, получила своего рода пандемическую проверку. Сейчас инфляция испытывает свои пределы. 52-летняя Стефани Келтон является наиболее известным публичным лицом ММТ – теории, утверждающей, что, если правительство контролирует свою собственную валюту и нуждается в деньгах, чтобы у его граждан была еда и жилье, когда, скажем, глобальная пандемия лишает многих из них работы, оно может просто напечатать деньги в нужном количестве, пока экономика способна производить необходимые товары и услуги.

С точки зрения ММТ, вопрос об источниках платежа – политический: реальные ресурсы и политические приоритеты определяют, сколько законодатели могут и должны потратить. Это идея была выкована и подвергнута своего рода испытанию в эпоху низкой инфляции.

Когда книга Стефани Келтон «Миф о дефиците» была опубликована в июне 2020г. и попала в списки бестселлеров. Инфляция в США была слабой уже несколько десятилетий и на момент публикации рухнула ниже 1%, поскольку потребление сократилось в результате пандемии.

Правительство начало стремительно тратить деньги, пытаясь поддержать колеблющиеся домохозяйства… Но на момент нашего интервью с Келтон инфляция взлетела до 7%, а объем госдолга вырос до $30 трлн. по сравнению с $10 трлн. в начале экономического спада 2008г. и $5 трлн. в середине 1990-х гг.

Хорошая новость: у правительства не было проблем с продажей долговых гособлигаций для финансирования своих расходов – вопреки самым мрачным прогнозам о дефиците.

Плохая новость: некоторые экономисты обвиняют большие расходы в период пандемии в нынешнем быстром росте цен…

Возможно, именно поэтому Келтон и движение, которое она представляет, теперь, похоже, стремятся контролировать дискуссию вокруг этого вопроса: говорят, что расходы на пандемию не полностью соответствовали принципам MMT, не были тщательно оценены на предмет их инфляционных последствий, поскольку что это была кризисная политика и т.п.

Прошлым летом Келтон назвала инфляцию временным болевым симптомом роста. К осени она описала сдерживание инфляции как сложную задачу… Дело затягивается, и Келтон утверждает, что главное – диагностика причин инфляции.

Пресный монетаризм, солёное кейнсианство

В экономике существует школа мысли, которую иногда называют «пресноводной». Это набор идей, которые стали популярными в университетах внутренних штатов США в 1970-х гг., когда экономисты увлеклись «рациональными рынками» и ограниченным государственным вмешательством в экономику для борьбы с рецессиями. Существует также «солёное мышление», обновленная версия кейнсианства, утверждающая, что правительству иногда необходимо запустить экономику. Этот подход традиционно отстаивался в Лиге плюща и других престижных университетах на Восточном побережье.

Теоретики ММТ утверждают, что общество должно чувствовать себя способным тратить средства на достижение своих целей в той мере, в какой для их достижения имеются ресурсы. Бюджетный дефицит и бюджетные расходы не должны быть ограничены рецессиями, даже теоретически. Хотите построить дорогу? Никаких проблем, пока у вас есть асфальт и строители. Хотите накормить детей бесплатными обедами? Тоже не проблема, пока у вас есть еда и работники кафетерия.

То, что стало ММТ, начало распространяться среди небольшой группы ученых, когда Келтон, в прошлом военнослужащая и продавщица мебели, была аспиранткой… Её академические публикации доходили лишь до небольшого круга читателей. После того, как финансовый кризис 2008г. пробил в экономике Америки дыру, на заполнение которой понадобилось более 10 лет, Келтон и ее коллеги, воодушевленные новым вызовом, начали вести блог под названием «Новые экономические перспективы».

Этот ресурс был запущен на основе стандартного шаблона WordPress и в первые дни имел вкладку #Оккупируй[YourCityHere]). ММТ собрала какое-то количество ярых последователей, но снискала лишь ограниченное общественное признание, а порой, увы, и откровенные насмешки. Ведущие экономисты сочли ММТ чрезмерно упрощенной…

«Я слышал довольно экстремальные утверждения, приписываемые ММТ, но не знаю, насколько они соответствуют действительности, – признался Джером Х. Пауэлл, председатель ФРС, в 2019г. – Идея о том, что дефицит бюджета не имеет значения для стран, которые могут совершать заимствования в своей собственной валюте, попросту неверна».

Келтон сохранила веру в свою теорию… Когда она выступала с презентациями своих идей, то порой приводила цитату, часто приписываемую Ганди: «Сначала они игнорируют вас, затем они смеются над вами, затем они борются с вами». Её звезда поднималась все шире. Она консультировала президентские кампании Берни Сандерса, сенатора от штата Вермонт, в 2016-м и 2020-м гг. Сандерс никогда полностью публично не поддерживал MMT, но, тем не менее, он продвигал политику, созвучную этой теории.

Келтон собрала в Twitter десятки тысяч подписчиков, позже их число выросло до 140 тыс. Она создала небольшую группу из известных журналистов, заинтересовавшихся этой идеей. Она подписала контракт на книгу. Она регулярно общалась с законодателями-демократами. Ее идея распространилась в СМИ и либеральных политических кругах Вашингтона.

Затем началась пандемия, и внезапно теоретический вопрос о том, сколько правительство может потратить, столкнулся с реальным экспериментом.

ММТ против инфляции

В ответ на пандемию администрация Дональда Трампа в конце марта 2020г. оперативно приняла пакет помощи экономике в размере $2,3 трлн. В декабре 2020г. за этим последовали добавочные $900 млрд. Президент Джо Байден вступил в должность в начале 2021г. и немедленно добавил к этим суммам еще $1,9 трлн.

За всеми этими действиями стояла отнюдь не ММТ – никто из обладающих значимой властью в то время полностью не воспринял новую доктрину, учитывая политическую мощь финансовой ответственности. Зато политики эффективно доказывали точку зрения, лежащую в основе ММТ.

«Потребовался коронавирус, чтобы уничтожить миф о бюджетном дефиците», – написала Келтон в Twitter в марте 2020г., когда первый пакет помощи прошел через Конгресс. Она настаивала на увеличении госрасходов и в начале 2021г.: «$1,9 млрд. должны стать полом, а не потолком на слушаниях в Конгрессе».

Келтон троллила экономиста из Гарварда Лоуренса Саммерса, когда тот предупреждал, что большие расходы могут привести к инфляции, а размеры стимулирования экономики превышают всё, что эта экономика готова произвести. Когда пакет стимулов прошел все согласования в Конгрессе США, она заявила в интервью СМИ, что план вышел за рамки её ожиданий.

Поначалу результаты, казалось, подтверждали правоту Келтон и её коллег. Экономика восстановилась быстрее, чем кто-либо надеялся. Многие из самых мрачных прогнозов «ястребов дефицита» не сбылись: ставки по госдолгу оставались чрезвычайно низкими, пугающе бдительные кредиторы так и не постучали в двери Казначейства США. Тем не менее, по мере роста инфляции заголовки, гласящие, что MMT победила, стали сопровождаться осторожными оговорками.

Келтон и ее коллеги ясно дают понять, что пакеты помощи при пандемии не соответствовали одному из ключевых принципов MMT – они не пытались заранее учесть нехватку ресурсов. В мире MMT бюджетное управление Конгресса заранее тщательно проанализировало бы возможную инфляцию, и законодатели попытались бы компенсировать любую нагрузку на доступных работников и персонал стабилизационными мерами и повышением налогов.

Основная идея теории об инфляции, говорит Келтон, заключается в том, что лучшая защита – это нападение. Однако, как показал 2021г., экономика сложнее теорий, из которых состоит, и её реакцию на их применение нередко трудно предсказать.

Многие экономисты, как мейнстримные, так и адепты ММТ, не думали, что пакет антипандемических мер, принятый в марте 2021г, окажется инфляционным.

Но прикованные к дому потребители тратили свои деньги на товары гораздо охотнее, чем обычно, и им потребовалось больше времени, чем кто-либо ожидал, чтобы вернуться от товаров к услугам. Это взбудоражило цепочки поставок, подняв цены на автомобили и мебель и ускорив головокружительную инфляцию, держащую сейчас Америку в своих тисках.

Келтон поддержала пакет в размере $1,9 трлн., принятый в марте 2021г., и она поддерживает его сейчас. Она просто задается вопросом, какая часть нынешней инфляции на самом деле обусловлена спросом, вызванным этой помощью. Кроме того, вы знаете, что хуже инфляции, задается риторическим вопросом Келтон. И отвечает: восстановление экономики черепашьими темпами.

Одна из главных идей ММТ заключается в том, что ФРС, отвечающая в США за поддержание цен под контролем путем повышения процентных ставок для снижения спроса, не должна быть универсальным средством управления экономикой. Вполне логично, что повышение ставок сейчас охладило бы инвестиции. Разве это принесет пользу в тот момент, когда для насыщения спроса не хватает производственных мощностей или грузовых судов?

…Попытки администрации Байдена сдержать рост цен (увеличение времени работы портов, высвобождение стратегических запасов нефти, призыв к повышению корпоративных цен и т.п.) в основном скользили по верхам проблемы и пока не принесли успеха. Однако экономисты школы MMT рекомендовали бы именно такие шаги по борьбе с инфляцией. Келтон изложила и другие предложения экономистов MMT из своего блога: медицинская помощь для всех, сокращение бюджета Пентагона, отмена некоторых тарифов и очистка портов.

Друзья и недруги ММТ

«ММТ изначально считалась довольно маргинальной экономической доктриной, – говорит Джейсон Фурман, экономист из Гарварда, отмечая, что, по его мнению, большинство политиков и видных ученых игнорировали ММТ. – Даже если политика во время пандемии эффектно поддерживала идею о том, что вам не нужно платить за свои расходы, эта идея была в первую очередь кейнсианской». Толпы адептов ММТ, отвергая роль ФРС, не выдвинули взамен четкой и практически осуществимой идеи о том, как остановить инфляцию, утверждает он.

В Вашингтоне этот набор идей явно потерпел неудачу. Широкая политическая повестка дня президента Байдена не прошла, потому что сенатор Джозеф Манчин, демократ из Западной Вирджинии, член партии президента, выступил против из-за опасений по поводу госдолга и инфляции.

Несмотря на это, некоторые сторонники MMT все еще надувают щеки: «Мы выиграли дебаты на интеллектуальном уровне безукоризненно, без каких-либо недостатков». Недостатков нет, но есть вопросы. Например: «Проводил ли Конгресс эксперимент с MMT и означает ли рост инфляции, что MMT провалилась как доктрина?»

…Во время нашей первой беседы Келтон ни на минуту не теряла хладнокровия, когда ее спрашивали об инфляции и о том, что говорит по этому поводу ее теория. Она методично изложила свой ответ: «Времена странные, цепочки поставок нарушены, десятилетия корпоративной консолидации усугубляют ситуацию. Истинная политика в духе ММТ – в первую очередь думать об инфляции, с учетом повышения налогов или других встроенных стабилизаторов».

Она также нарочито интонировала свою речь, словно подчеркивая и выделяя фрагменты текста. «Неужели эксперимент ММТ провалился?» – задается вопрос. Словно жирное начертание посреди абзаца, звучит ответная реплика: «Мой ответ – нет. Однозначное нет».

close

Подписка на новости

Подпишитесь, чтобы получать эксклюзивные материалы и быть в курсе последних событий!

Мы не спамим! Прочтите нашу политику конфиденциальности, чтобы узнать больше.