ПЕНЗЕНСКИЕ ФАНТАЗИИ. Как российский бизнесмен решил выпускать «белорусский мармелад»

Роспатент и Суд по интеллектуальным правам РФ встали на защиту белорусских кондитеров, которым весьма странным способом дорогу хотел перейти бизнесмен из Пензы. А задумал он выпускать сладости под торговым знаком «Белорусский мармелад», на который хотел получить свидетельство правовой охраны.

Эта занимательная история началась почти два года назад, а завершилась – в мае нынешнего года и детально описана в опубликованных документах, с которыми ознакомилась «НДГ».

В августе 2020г. в Федеральную службу по интеллектуальной собственности (Роспатент) с заявлением обращается некто Рычагов Сергей Александрович, он же ИП, учредитель и руководитель ряда пензенских предприятий. В их числе – фабрика «Русский Кондитер», которую местные СМИ называют «одним из крупнейших производителей мармелада на территории России».

Пензенский бизнесмен просил Роспатент зарегистрировать товарный знак в отношении товаров 30-го класса Международной классификации товаров и услуг (МКТУ) для регистрации знаков. Изначально перечень товаров состоял из почти сотни видов различной продукции по алфавиту от «А» до «Я»: ароматизаторы, блины, булочки, лапша, пельмени, шоколад и вплоть до ячменя. Правда, позже Рычагов откорректировал перечень, исключив почти все товары 30-го класса, оставив лишь «изделия желейные фруктовые [кондитерские]; изделия кондитерские фруктовые; пастилки [кондитерские изделия]».

Роспатент его заявку рассмотрел и в мае 2021г. вынес решение: «В государственной регистрации отказать». Камнем преткновения в этой истории стал сам вид товарного знака. Точнее – его обозначение. Фабрика «мармеладного короля» находится в Пензе, а производить продукцию он задумал под товарным знаком – «Белорусский мармелад». Видимо, понимая, что у Роспатента возникнут вопросы, и, чтобы навести тень на плетень, бизнесмен добавил к обозначению еще две составляющих на английском языке – «Whiterussian marmalade» и «Whiterussian jelly».

Хитрость не прошла. Отказывая пензенцу в регистрации «белорусского» товарного знака, Роспатент сослался на заключение экспертизы.

«Белорусский мармелад» – «Белорусский» – относящийся к белорусам, к их языку, национальному характеру, образу жизни, культуре, а также к Белоруссии (Беларуси), ее территории, внутреннему устройству, истории. Поскольку в состав заявленного обозначения входит словесный элемент «Белорусский», то заявленное обозначение не может быть зарегистрировано в качестве товарного знака, поскольку способно ввести потребителей в заблуждение относительно изготовителя товаров и его места нахождения, а также относительно места производства товаров, так как заявителем по рассматриваемой заявке является российский индивидуальный предприниматель из города Пензы», – отмечается в мотивировочной части решения ведомства.

Проще говоря, если мармелад и прочая сладость производится и реализуется в Пензе, то при чем тут Беларусь. Назови свою продукцию «Пензенским мармеладом» и торгуй на здоровье. Зачем же дезориентировать потребителя? Ан, нет, Сергей Рычагов уперся и высказал свои возражения на решение Роспатента. Вот выдержки из них: «Поскольку на регистрацию в качестве товарного знака заявлено обозначение, содержащее в своем составе элемент «Белорусский», Роспатент должен был установить, воспринимается ли такой элемент, как указание на место производства товара, либо не воспринимается в силу нереальности их связи с географическим объектом, то есть является фантазийным (выдуманным). Элемент «Белорусский (Whiterussian)» не воспринимается как указание на место производства товара, так как испрашивается регистрация товарного знака российским индивидуальным предпринимателем из города Пензы, то есть при данных обстоятельствах является выдуманным – фантазийным в отношении заявленных товаров».

В чем нет сомнений, так это в том, что у пензенского бизнесмена богатая фантазия, не имеющая географических границ, да еще с элементами ущербности и недалекости ума. По его убеждению, «само по себе обозначение «Белорусский (Whiterussian)» не несет какой-либо информации об изготовителе товара, тем более информации, не соответствующей действительности и не может ввести потребителей в заблуждение относительно производителя товара».

А вот и главный перл от Рычагова: «Обозначение «Белорусский» может указывать на место производства применительно к технике сельскохозяйственного назначения (например, тракторы). При этом Белоруссия известна, прежде всего, сельскохозяйственными продуктами, машинами».

Создается впечатление, что не так чтоб в российской глубинке (от Пензы до Москвы чуть более 500 км) напрочь отсутствует интернет.

К месту заметить, коллегия Роспатента, рассмотревшая возражения Рычагова, не поленилась погуглить и поставила фантазию пензенского бизнесмена на место: «Коллегия считает неубедительным довод заявителя о фантазийном характере элемента «Белорусский» в отношении заявленных товаров 30-го класса МКТУ, поскольку белорусские продукты, в том числе кондитерской промышленности, широко представлены на рынке Российской Федерации. Например, мармелад «цитрусовые дольки, грушевые дольки, дольки лайма» и т.д. производства ОАО «Красный Мозырянин», Республика Беларусь, мармелад «разноцветные дольки» производства кондитерской фабрики «Красный пищевик», Республика Беларусь и т.д.». При этом в тексте указаны и ссылки на сайты белорусских производителей.

«Смысл всех элементов, составляющих заявленное обозначение, ясен потребителю и не требует домысливания, при этом каких-либо иных семантических образов, кроме белорусского мармелада, оно не вызывает. Элементы «Белорусский мармелад», «Whiterussian marmalade», «Whiterussian jelly» размещены на трех строках, при этом слова «Whiterussian marmalade», «Whiterussian jelly», выполненные в скобках, подчеркивают смысловое восприятие обозначения в качестве «Белорусского мармелада». Следовательно, заявленное обозначение в силу заложенного в него смысла (белорусский мармелад, мармеладное лакомство, имеющее происхождение из Белоруссии), не обладает различительной способностью, прямо, без домысливания характеризует заявленные товары 30-го класса МКТУ, представляющие собой кондитерские изделия, то есть указывает на их вид, состав, а также место производство товаров», – констатируется в решении коллегии Роспатента.

Пензенского бизнесмена эти аргументы почему-то не убедили, и он обратился в Суд по интеллектуальным правам с заявлением о признании недействительным решения Роспатента, отказавшего ему предоставлении правовой охраны товарному знаку «Белорусский мармелад». В удовлетворении заявления ему было отказано.

«Суд по интеллектуальным правам также пришел к выводу о том, что российскими потребителями соответствующих товаров, топонимы «Беларусь» и «Белоруссия» воспринимаются как тождественные ввиду общности исторических судеб народов России и Белоруссии», – отмечается в решении суда. 

В документах, с которыми мы ознакомились, со стороны пензенского бизнесмена нет и намека на, то, почему он положил свой глаз на «Белорусский мармелад», к которому никакого отношения не имеет. А догадаться не сложно: все, что производится под белорусскими брендами, в соседней стране воспринимается как товары высокого качества. На этом, возможно, и хотел сыграть предприниматель в борьбе за рынок. В Каталоге производителей кондитерских изделий Пензенской области мы насчитали два десятка предприятий. Конкуренты на пятки наступают?

close

Подписка на новости

Подпишитесь, чтобы получать эксклюзивные материалы и быть в курсе последних событий!

Мы не спамим! Прочтите нашу политику конфиденциальности, чтобы узнать больше.