В БЕЛОРУССКОМ НАЛОГОВОМ ЛАБИРИНТЕ. Сопредседатель Бизнес-союза предпринимателей и нанимателей им. Кунявского Жанна Тарасевич о налоговой реформе, будущем МСБ и бизнес-климате

Наконец, свершилось: в 2022г. почти все ИП, оказывающие услуги, потеряли возможность пользоваться «упрощенкой», в 2-3 и более раз выросли ставки единого налога, с 2023г. планируется отмена единого налога для ИП. Власти станут взимать с них подоходный налог, ставка которого в 2022г. составит 16%, а в следующем году – 18%, либо предлагают перейти в разряд самозанятых. В последнем случае ИП лишаются возможности нанимать персонал. Если же они захотят по-прежнему работать с привлечением наемной рабочей силы, необходимо будет применять УСН и платить в 2022г. 6%, а не 5% с выручки. Сегодня в Беларуси 95% ИП работают по «упрощенке», либо платят единый налог. Это почти 300 тыс. человек, не считая наемных работников.

У истоков налоговой реформы

– Какой вам видится возникновения идеи ужесточить налогообложение ИП? Это слова главы государства, который в прошлом году заявил, что Беларусь превратилась чуть ли не в полноценный офшор? Это реакция на участие предпринимателей в акциях протеста в 2020г.? Или возникшие проблемы с наполняемостью бюджета?

– Я не могу утверждать, что президент просто сказал и поэтому так сделали. До этого шла планомерная работа. Например, наш бизнес-союз давно говорил, что белорусская налоговая система несовершенна. Мы делали расчеты, демонстрировавшие нарушение условий конкуренции между ИП, физлицами, занимающимися предпринимательством без образования юрлица, и теми, кто зарегистрирован в качестве юрлица. При всех прочих условиях, и только в зависимости от организационно-правовой формы бизнеса и режима налогообложения по одному и тому же виду деятельности сумма налогов отличалась в разы.

Поэтому не последнюю роль сыграло лоббирование со стороны юрлиц по выравниванию условий конкуренции. Но это не означает, что нужно было только ИП повысить налоги, что и произошло. Да, безусловно, на данное решение повлияли и санкции против Беларуси, и проблема с наполнением бюджета и его расходами, позволяющими стране оставаться социальным государством.

Можно говорить о попытке власти уровнять условия конкуренции, но выровнять их можно было разными путями, повысив до высокого уровня, а можно, напротив, найти некую золотую середину – для одних повысить, для других понизить. Но пошли по пути, когда налоговая нагрузка повышается практически для всех субъектов малого и среднего предпринимательства. И ИП, и самозанятые, и малые коммерческие организации столкнулись с повышением налогов.

– То есть прогрессивным шагом это назвать сложно?

– Да. В условиях пандемии, когда людей сокращают, они могли бы заниматься предпринимательской деятельностью посредством регистрации ИП или стать самозанятыми, но вдруг следует увеличение единого налога в 2-4 раза. Это существенно не только для ИП, но и для нас – потребителей. Если у ИП забирают больше, то, безусловно, в свою цену они будут закладывать маржу, чтобы покрыть затраты и получить минимальную прибыль, которая даст возможность выжить и развиваться. Если будет убыток или ноль, то ни о каком воспроизводстве и развитии речь не может идти.

Логика исключений

– МНС предупредило предпринимателей, что с 1 января они не вправе применять упрощенную систему налогообложения при оказании услуг, а должны работать по общеустановленному порядку налогообложения. В исключения попадает деятельность ИП в таких направлениях, как туризм, здравоохранение, сухопутный транспорт, общественное питание, компьютерное программирование. По каким критериям были выбраны эти сферы – все ли дело в пандемии, из-за которой они наиболее пострадали?

– Во-первых, это сферы, которые направлены на конечного потребителя, и это сильно может влиять на цену, все эти сферы можно причислить в определенной степени к социально значимым. Во-вторых, то же здравоохранение или туристическая деятельность больше всего пострадали от пандемии. Плюс в некоторых видах деятельности существует жесткое госрегулирование цен – скажем, в том же здравоохранении на стоматологические услуги. Есть предельные цены, установленные государством, и предельные индексы рентабельности, тут даже двойное регулирование. Например, в стоматологии отдельные услуги оказываются с минусовой рентабельностью – до минус 60-70%. То есть идет перекрестное ценообразование, когда одни пациенты обслуживаются за счет других, которые пользуются услугами, где цены свободные.

Более 70% туристических организаций занимались внешним туризмом, и они остались один на одни с пандемией. Чтобы сохранить занятость и быть готовым к возрождению и развитию при открытии границ, этот вид деятельности также остался на упрощенке.

Кроме того, нужно понимать, что ИП является стартом для роста организованного бизнеса. Налоговая система, существовавшая у нас до января 2022г., не стимулировала бизнес вырастать из «собственных штанишек». Она стимулировала бизнес дробиться. Упрощенная система, единый налог и т.д. – это не только упрощало администрирование налогов, но зачастую уменьшало и сумму уплачиваемых налогов Если посмотреть по структуре бизнеса, то у нас основная масса субъектов – малые предприятия или субъекты, где работает 3-5 человек. Это около 90%, остальные – средние предприятия. Бизнес очень не хочет расти: с ростом бизнеса нужно выплачивать на одного работника и на рубль заработанных денег больше налогов, чем в статусе МСБ. Это еще одна причина изменений в Налоговый кодекс.

В стране регулярно принимали различного рода программы по поддержке МСБ, предполагали поддерживать бизнес различными инвестиционными проектами, но когда начинали считать налоги, то оказывалось, что бизнес вроде рос, если оценивать ситуацию с точки зрения аффилированных лиц (у одного лица появлялось 5-7 подконтрольных предприятий), однако рост никак не сказывался на объемах собираемых налогов. И это с каждым годом становилось заметнее.

– Почему в Беларуси не пошли по пути России (хотя уже анонсирована унификация налогового законодательства), где можно самостоятельно выбрать вариант налогообложения – упрощенка, самозанятые или ИП с подоходным налогом? Судя по всему, с 2023г. у нас не будет иного варианта, кроме подоходного налога в 18%…

– У нас было что-то похожее, когда ИП мог выбирать: или он на едином налоге, на упрощенке – или на общем налогообложении (для ИП – это подоходный налог). Сейчас такая возможность тоже осталась, но для отдельных видов деятельности. Не надо забывать, что налоговая реформа не завершена. С 2023г. появится профессиональный налог и не исключено, что физлицо из самозанятых, не имеющее наемных работников, будет платить из выручки 10%, причем в эти 10% будет входить как единый налог, так и соцстрах. Так что этот год надо подождать, пока появится альтернатива для физлиц в виде профессионального налога. Нечто похожее есть и в России.

Справка «НДГ». Причиной протестов индивидуальных предпринимателей, проходивших с января по май 2016г., стал указ президента Беларуси №222, который запрещает продавать продукцию легкой промышленности без специальных сертификатов. Это вызвало недовольство белорусских предпринимателей, и они стали митинговать против этого указа, так как обязательная сертификация товаров легкой промышленности почти невозможна: в оптовых центрах в Москве никто никакие документы не выдает, а если выдают, то они не являются подлинными. Покупать же и продавать белорусские товары невыгодно, так как они дорогие и неконкурентоспособные (Источник: Википедия).

Но надо понимать: ни физлица, ни ИП для бюджета погоды не делают. Если брать данные МНС, то налоги с ИП и физлиц составляют от 2 до 5% от общей их суммы в разных регионах. Да, конечно, они решают проблему создания рабочих мест и обеспечения доходов для каждой семьи, где есть ИП или самозанятый. Они не просят у государства работы, зарплаты, социальных выплат и т.д. Они не иждивенцы, они активные люди, которые вносят свой, хоть маленький, но вклад в создание ВВП страны.

Но, к сожалению, ИП в 2022г. попали в налоговую ловушку – им урезали возможности пользоваться упрощенными налоговыми режимами и не дали возможности пользоваться новыми режимами – такими, как налог на профессиональный доход. У них снизилось пространство для маневра. Понятно, это чревато определенными последствиями. Часть ИП могут либо закрыться, либо укрупниться. Например, муж и жена, зарегистрированные как ИП. Не исключено, что один продолжит работу как ИП, а второй станет наемным работником с минимальной зарплатой, и так они будут выживать в рамках одного бизнеса.

Может быть, некоторые ИП, находившиеся на грани выживания (например, в медицине или на СТО, где работало 2-3 человека), могут перерегистрироваться в юрлицо и сохранить упрощенную систему налогообложения.

И еще одна проблема. Большинство ипэшников – не экономисты, им сложно вникнуть в систему, которая наиболее выгодна для ИП в новых реалиях. Что выгодно – перерегистрироваться и стать юрлицом, оставаться на упрощенной системе налогообложения или продолжить свою деятельность в статусе ИП и платить подоходный налог? Тут тоже шлейф проблем: если трансформироваться в юрлицо, то нужно регистрироваться; во-вторых, в разы увеличивается административная ответственность. Если юрлицо, то должен быть офис, бухгалтер, пусть и на аутсоринге… И многое другое…

И здесь свою информационно-просветительскую роль должны сыграть налоговые органы, центры поддержки и инкубаторы малого бизнеса, объединения предпринимателей, налоговые консультанты и пр.

В тень или не в тень?

– Cудя по комментариям представителей МНС, изменения в НК не приведет к уходу части малого бизнеса в тень, поскольку налоговики обладают всем комплексом мер по выявлению признаков предпринимательской деятельности без уплаты налогов, включая мониторинг социальных сетей. Вы согласны с такой позицией?

– Уйти в тень сегодня достаточно непросто и не важно, кому – зарегистрированным ИП или просто физлицам. Всегда нужно помнить о последствиях… Сегодня налоговые органы действительно обладают достаточно большим массивом информации – мониторить соцсети, безналичные расчеты стало гораздо проще.

Обратите внимание: в Налоговом кодексе появились положения о подоходном налоге с граждан, где определены повышающие ставки подоходного налога (20% вместо 13%), если выяснится, что расходы физлица больше, чем доходы. Конечно, деньги могут подарить, одолжить, могут быть собственные накопления, какое-то наследство. Если человек подтвердит доходы, и они не подлежат налогообложению, то все хорошо. Но если человек не подтвердит доходы, то они подлежат налогообложению по повышенной ставке в 20%.

Точно так же и с ИП. Например, ИП торговал обувью, закрылся, у него образовались остатки, и потом он стал коммивояжером и продолжил торговать обувью. Если речь об одной паре обуви – это один вариант, но если 5 или 10, то это признаки предпринимательской деятельности. У нас по законодательству за занятие незарегистрированной предпринимательской деятельностью следует конфискация имущества, иногда может наступить уголовная ответственность. Все эти неправомерные доходы с легкостью выявляются и отслеживаются налоговыми органами.

– Еще одно мнение: прекращать предпринимательскую деятельность новый Налоговый кодекс никоим образом не требует, просто исключается ситуация, когда при абсолютно однотипных видах деятельности различные субъекты хозяйствования несут разную налоговую нагрузку. Какую ситуацию вы прогнозируете: количественное сокращение ИП (пусть на время, пока они не придут в себя) или падение объемов собираемых налогов?

– Я думаю, что падения объемов собираемых налогов точно не будет – только из-за того, что значительно выросли размеры налоговых ставок. И я не думаю, что в разы сократится количество ИП. Могу предположить, что часть ИП действительно прекратит свою деятельность, но это не означает, что они останутся безработными. Если есть какой-то семейный бизнес, как я уже говорила, есть два ипэшника, то один член семьи станет наемным работником у другого, будет имитация трудовых или гражданско-правовых отношений. Таким образом, люди будут уменьшать свои расходы по налогам, но это точно сильно не снизит поступление налогов в бюджет.

В Минске, возможно, сокращение по ИП будет гораздо ниже, чем в регионах – там люди шли в ипэшники, чтобы сводить концы с концами. Сейчас падает потребительский спрос – люди преимущественно отовариваются в жестких дискаунтерах, не идут на рынок, где, как правило, сосредоточены ИП. Там сокращение или прекращение деятельности ИП будет, и, прежде всего, за счет людей пенсионного возраста, которые рассматривали ИП как подработку. И если это сложно и невыгодно, то нет смысла заниматься…

Часть ИП, думаю, перерегистрируется в юрлица, но их будет гораздо меньше, чтобы сохранить применение упрощенки, особенно, если человека не слишком волнует увеличение уровня ответственности. Думаю, что основная часть ИП будут ждать 2023г. и пытаться выживать, если у них осталась какая-то подушка безопасности… Если рентабельность бизнеса была достаточно высока, можно поступиться доходами – рентабельность будет ниже, но в любом случае человек будет получать доход и работать сам на себя.

Повторюсь, прогнозировать сложно, потому как нет статистики, сколько ИП работало с рентабельностью от нуля до 5-10%, как у нас есть по юрлицам. Наугад могу предположить, что не более 15% ипэшников прекратят свою деятельность навсегда…

Не поднимать волну

– По мнению некоторых экспертов, наиболее существенно фискальные новации ударят по малому бизнесу со штатом в 1-2 наемных работника, у которого нет возможности масштабироваться и увеличить объем выручки, что приведет к росту цен (в парикмахерских, небольших магазинах и т.д.), падению спроса (особенно в регионах), в конечном счете к закрытию бизнеса. Стоит ли сейчас заранее «поднимать волну» из-за опасений перехода части ипэшников в разряд микроорганизаций или самозанятых с 10-процентным отчислением в ФСЗН с 2023г.?

– Что значит «поднимать волну»? Говорить, что нужно все отменить? Очевидно, уже ничего никто не отменит. Мне кажется, что волну надо поднимать с точки зрения консультаций для бизнеса, чтобы люди были финансово грамотными и понимали, куда они могли бы пойти через год, как работает ИП на подоходном налоге или едином, как правильно отражать затраты… И не только запугиванием со стороны налоговых органов – мол, мы все найдем и вас накажем.

Волну можно поднимать, потому что пока нет ясности по самозанятым: кто может ими стать и какими видами деятельности они могут заниматься. По декрету №7 – это около 20 видов деятельности, если дело ограничится только ими, стоит говорить о расширении перечня.

– На бизнес-климат в стране влияют не только система налогообложения и количество налогоплательщиков. С какими еще ключевыми проблемами столкнулось белорусское предпринимательство за последние пару лет? Кроме тех, о которых бизнес-союзы сигнализируют уже ни один десяток лет – зарегулированность процедур, административный произвол, монополизация рынка крупными игроками, неустойчивый потребительский спрос и т.д.?

– Если брать фискальные изъятия, то все-таки очень высокие изъятия по ФСЗН – 34% на фонд оплаты труда, самые крупные на евразийском пространстве. Мы неконкурентоспособны в этом плане и нам нужно думать о пенсионной реформе. Наш бизнес-союз с 2013г. говорит о концепции пенсионной реформы – перераспределении взносов в ФСЗН между нанимателем и работником. В той же Германии, развитой промышленной стране, тоже ставка 34% в общей сложности, но 17% платит работник, а 17% – наниматель, у них есть пенсионные фонды, обязательные кассы и т.д. Это один из очень важных и влияющих на экономику платежей.

Второй момент – ужесточение регулирования цен. Появилось 100-е постановление о социально значимых товарах, по которому рост цен не должен превышать 0,2% в месяц по отдельным видам товаров, что сдерживает развитие. МАРТ вводит регулирование цен на 90 дней, но этот срок постоянно продлевается, выстраивать бизнес-стратегии по социально значимым товарам достаточно сложно, особенно по товарам критического импорта (чай, кофе, рыба и т.д.): их закупки не зависят от делового и инвестиционного климата.

Еще в банках из-за инфляции повысились ставки за пользование кредитными ресурсами, хотя банки – такие же коммерческие структуры. Доступ к кредитным ресурсам для развития бизнеса – одна из извечных проблем. Конечно, по-прежнему беспокоит жесткость административных процедур, требующих затрат, бизнес нередко сталкивается с бюрократическим произволом…

Еще одна важная проблема – кадры, их подготовка, причем как руководящих работников, так и рабочих специальностей. На предприятиях не хватает людей рабочих специальностей: слесарей, швей, простых работников и т.д.

– Что вы думаете о развитии экономики в 2022г.?

– 2022г. будет пессимистичным, с моей точки зрения. Во-первых, у нас будет меньше инвестиций из-за западных санкций. Во-вторых – это фактор неопределенности, связанный с гармонизацией и унификацией в рамках Союзного государства. Многие проекты поставлены на паузу, бизнес хочет прозрачных условий, четких правил игры. В-третьих, бизнес готов участвовать в создании таких правил. Бизнес привык прогнозировать свою работу более чем на год. Но сказать, что будет через год, мало кто сможет, за исключением астрологов или тарологов, которым верить также очень стремно.

Развития, сильного бума пока точно не будет. Бизнес будет ожидать, ведь пандемия остановила многие проекты. Если бы у нас были определенные импульсы к развитию, открывались границы, мы понимали бы, куда идем, может, потихоньку началось шевеление относительно снижения фискальной нагрузки на бизнес и давления государства, тогда активностей было бы гораздо больше. Потенциал есть точно, но пока он будет сдерживаться с учетом очень многих факторов неопределенности. Будем надеяться, что все циклично, и скоро начнется фаза роста…

Справка «НДГ». Жанна Тарасевич родилась в 1970г. в Гродненской области. В 1991г. с отличием закончила Белорусский институт народного хозяйства; в 1997г. – аспирантуру БГЭУ. Член Консультативного комитета по вопросам предпринимательства при ЕАЭК; член Нацсовета по трудовым и социальным вопросам РБ (2012-15гг.); член Совета по развитию предпринимательства (2017-19гг.); член научно-консультативного совета при президиуме Совета Республики Нацсобрания 6-го и 7-го созыва. Сопредседатель правления, директор Бизнес-союза предпринимателей и нанимателей имени профессора М.С.Кунявского.

close

Подписка на новости

Подпишитесь, чтобы получать эксклюзивные материалы и быть в курсе последних событий!

Мы не спамим! Прочтите нашу политику конфиденциальности, чтобы узнать больше.