ШАШЕЧКИ ИЛИ ЕХАТЬ? Какая экономика нам нужна и зачем

Новый виток глобального экономического кризиса, стартовавший в начале этого года, ускорил деглобализацию и разделил мировой экономики на макрорегионы. Параллельно в публичном пространстве Беларуси, России, других стран ЕАЭС все чаще стали звучать вопросы, относящиеся к категории фундаментальных и трудноразрешимых. Социализм или капитализм? Рынок или план? Мобилизация или либерализация? «НДГ» разбиралась, что на них можно ответить и стоит ли отвечать вообще.

Частный случай такого ответа – прозвучавшее в последних числах июня заявление официального представителя Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) Ии Малкиной.

«В отличие от жесткого централизованного планирования, имевшего место в СССР, современное стратегическое планирование не имеет обязательных плановых заданий и является рекомендательным. Оно осуществляется на основе рыночной ситуации и посредством рыночных стимулов», – цитирует Малкину БЕЛТА.

Далее были озвучены элементы ведомственной отчетности: по словам официального спикера ЕЭК, «элементы стратегического планирования в ЕАЭС уже нашли отражение в стратегических направлениях развития евразийской экономической интеграции до 2025г.». Стратегическое планирование по-евразийски предусматривает реализацию совместных проектов в области цифрового сотрудничества на глобальном и региональном уровнях, высокотехнологичных проектов, инфраструктуры, импортозамещения, кооперации и т.д.

Ну и вообще «на Евразийском экономическом форуме было анонсировано создание консорциума национальных агентств стратегического планирования в рамках ЕАЭС. Эта инициатива направлена на реализацию стратегии-2025 в части, касающейся механизмов целевого финансирования для развития догоняющих экономик регионов государств-членов, а также для усиления взаимодействия государств-членов в рамках стратегического планирования. В настоящее время по этому вопросу ЕЭК проводит соответствующие консультации со сторонами».

Совсем не то, что прежде: мыслим стратегически, но планируем мягко, индикативно. Безусловно, у крупного межгосударственного объединения должны существовать подобные документы, причем как на ближайшую, так и на долгосрочную перспективу.

План vs. рынок

Но если сменить угол зрения, то выяснится, что планы редко реализуются в том непорочно-чистом виде, в котором просчитаны и прописаны. Жизнь сложнее арифметики: мы в Беларуси насмотрелись на разборы полетов по выполнению госпрограмм и прогнозов. Может, это только у нас так?

Да нет, не нужно считать отечественных чиновников и проектантов людьми недалекими или злонамеренными – наоборот, белорусский чиновник даст фору коллегам их многих стран по аккуратности и исполнительности. Большая и сложная Россия на наших глазах в последние десятилетия разрабатывала кучу всевозможных стратегий, и, само собой, большинство из них оказались перпендикулярны реальности.

Ради интереса можете посмотреть, какие споры бушевали у россиян в 2021г. при разработке программы «О национальных целях развития РФ на период до 2030г.». А ведь это замах всего на 8 лет! Грянул 2022г, началась полномасштабная конфронтация с Западом, теперь прогнозы можно вычеркивать из программы абзацами. К слову, белорусская «Национальная стратегия устойчивого социально-экономического развития на период до 2030г.» принята в 2017г. И с той поры тоже изменилось немало.

Берем программы ЕС, опыт которого до сих пор рассматривается у нас, судя по большинству программных документов, как эталонный – вплоть до того, что ЕАЭС на начальном этапе проектировался как местный аналог ЕС, ЕЭК – как постсоветская Еврокомиссия (ЕК), а на горизонте мечтательных планировщиков маячила «интеграция интеграций».

За примерами далеко ходить не нужно – европейцы сейчас активно планируют механизмы и сроки отказа от тех или иных видов российских энергоносителей: на будущей неделе, послезавтра, завтра, тотчас же… Довольно очевидно, что это преимущественно конъюнктурное шарлатанство, коль скоро даже немецкие федеральные министерства охотно признают, что базовая статистика по тем или иным видам топлива за апрель-май оказалась неверной, а на её основе уже настроили планов.

Посмотрите ради интереса «зеленую» стратегию ЕС «20-20-20» по сокращению выбросов на 20%: у истоков сегодняшнего энергетического кризиса в ЕС – дорогая генерация на основе ВИЭ и экологический фетишизм в сочетании с переводом энергоносителей в режим биржевой торговли, взметнувший цены на них на сегодняшний уровень. Да, это она поставила амбициозные цели, многие из которых в итоге были почти достигнуты. Сейчас Европа расплачивается за эти достижения.

Справка «НДГ. Ближайшей целью климатической политики ЕС, сформулированная в принятом 14 июля 2021г. пакете законодательных актов, является сокращение выбросов к 2030г. на 55% по сравнению с 1990г. с последующим достижением к 2050г. «абсолютного нуля» (климатической нейтральности). На конец 2021г. ЕС удалось сократить выбросы лишь на 24%.

При всем совершенстве европейских технологий на наших глазах идеологический догматизм и прожектерство довели вторую-третью экономику мира почти до цугундера. Научило это чему-нибудь европланировщиков? Ничуть, будут сокращать выбросы на 30%, на 50%, до «абсолютного нуля». Заодно с «тремя двадцатками» можно посмотреть и общеэкономическую программу «Европа-2020» и сравнить цели, цифры и тренды с сегодняшними – сразу начинаешь терпимее относиться к результатам отечественного стратегического планирования.

При этом любой чиновник в любой стране может подогнать фактические результаты любого плана под доведенные ему этим планом KPI. Итог всегда один: что-то выполнили (но не всё), что-то не выполнили (но есть прогресс), случаи, когда стратегия действительно меняет жизнь страны или региона, наперечет, да и изменения всегда происходят тогда, когда про чудо-стратегию и думать забыли.

Это не значит, что не нужно планировать. Нужно, конечно же. Нельзя требовать от планов стопроцентной выполняемости и строить их в отрыве от реалий. Напомним: ни одна из занимающихся стратегическим планированием инстанций не сумела предсказать ни последних экономических кризисов, ни их долгосрочных последствий, ни пандемии, ни военных действий. Совпадение?

Уйти от ложных альтернатив

Таким образом, ложной является сама альтернатива – или, как уверяют нас американцы, «творящие свое незримое волшебство рынки», или, как подсказывают с задних рядов информированные товарищи, жесточайшее централизованное планирование импортозамещения зубочисток. В химически чистом виде ни то, ни другое в природе давно не встречаются. Те же американцы с их наивной рыночной магией, на практике оказывающейся алгоритмами роботизированной биржевой торговли, за 2021г. напринимали планов, каждый из которых оценивается в триллионы эмиссионных долларов – от нового электробуса в каждую школу до процессоров очередного поколения.

Вопрос о соотношении плана и импровизации, расчета и рыночной стихии – частный: вы много чего планируете, но из-за хаотично меняющейся конъюнктуры сбывается лишь часть, причем совсем не так, как вы ожидали.

То же касается и других «вечных вопросов». Например, социализм и капитализм – социальные абстракции, в чистом виде в природе отсутствующие. Каждое общество ищет свою формулу соотношения частной инициативы и общественной пользы на конкретном временном отрезке. Внимательные читатели наверняка с удивлением заметили, что недружественные нам страны последнее десятилетие из кожи вон лезут, пытаясь на свой лад повторить наш недавний опыт строительства общества равных.

Скорее всего, допросятся: США на пороге прорыва к социализму с лицом BLM и 100500 гендерами, Европа фактически давно приступила к строительству социализма декарбонизации и возобновляемых источников энергии. Нетрудно заметить, что в основе больших идеологий всегда лежат маленькие проблемы – в Америке это потребность возвращать гигантские студенческие кредиты поколения миллениалов, в Европе – общий дефицит энергии и ресурсов в результате героической борьбы с «углеродным следом» и «глобальным потеплением».

В Беларуси за последние десятилетия методом тыка удалось нащупать шаткую, противоречивую, нещадно критикуемую, но зато работоспособную формулу равновесия между личным интересом и коллективным благом, поэтому вряд ли в ближайшее время её ждут революционные перемены: людям, на самом деле, хватает и капитализма, и социализма, сложнее со свободой и благосостоянием.

Та же история связана с модными скорее в России, чем у нас, разговорами о том, на что делать ставку при развитии экономики в молниеносно изменившихся условиях – на мобилизацию или на либерализацию.

Последняя точка зрения имеет такого авторитетного сторонника, как Владимир Путин, сформулировавший её следующим образом: «Я считаю, что в тех условиях, в которых мы сейчас находимся, выходом может быть только одно – максимальная экономическая свобода для людей, которые занимаются бизнесом».

Логично: у поколения управленцев, которое возглавляет Владимир Владимирович, опыт успешных либерализаций есть, а опыта успешных мобилизаций нет. Мобилизация чревата теми же социальными потрясениями, на которые очень надеются проектанты санкций. Если не сработает, тогда и прибегнем к мобилизационным мерам. Управленцу не стоит выбирать между двумя абстрактными крайностями – достаточно отложить один набор инструментов и попробовать решить проблему с помощью другого.

Альтернативы «План или рынок», «Социализм или капитализм», «Либерализация или мобилизация» сейчас уступили место другой. Помните, как в мультике – «Шашечки или ехать». Поскольку ехать нужно в любом случае, даже без шашечек, чаша весов сейчас склонилась в пользу госрегулирования экономики. А если опять понадобятся шашечки, мы это быстро почувствуем.

close

Подписка на новости

Подпишитесь, чтобы получать эксклюзивные материалы и быть в курсе последних событий!

Мы не спамим! Прочтите нашу политику конфиденциальности, чтобы узнать больше.