ТОП-5 ЭКОНОМИЧЕСКИХ ИТОГОВ-2021. Версия «НДГ»

В конце года принято подводить итоги, верно? «НДГ» выделила 5 факторов, которые определили траекторию белорусской экономики в 2021г. и окажут свое влияние на её развитие в 2022-м. И снабдила их эпиграфом, содержащим оценку стороннего эксперта.

«Что касается экономики, хотел бы отметить, что наши эксперты считают, что экономика Беларуси находится в хорошем состоянии».

Владимир Путин

1. Фактор роста

После года коронакризиса, сравниваемого на Западе со Второй мировой войной и Великой Депрессией, и полугода внутриполитического кризиса, пик которого пришелся на президентские выборы 2020г., белорусская экономика в 2021г. продемонстрировала рост, управляемость и то, чего она не демонстрировала последние 3-5 лет, т.е. достижимость позитивных результатов. Причин тому несколько.

Во-первых, Беларусь в 2020г. не уходила на локдаун, избежала разладки производственных и транспортно-логистических процессов, что позволило ей в 2021г. сполна воспользоваться восстановительным импульсом мировой экономики.

Во-вторых, вопреки ожиданиям оппонентов власти, санкции ЕС и США, штампуемые пакет за пакетом в режиме «взбесившегося принтера», не дезорганизовали контролирующие экономику РБ аппаратные кланы и элитные группы, а заставили их сплотиться и мобилизоваться под угрозой потери всего, что имеет и производит ценность.

В-третьих, централизованная и управляемая государством экономика Беларуси в своем сегодняшнем виде в силу советской родословной как раз заточена на такой сценарий – административно-командный, мобилизационный и т.п., при котором государство выступает как вертикально интегрированная корпорация. И, стоит отметить, именно в таких ситуациях корпорация действует с успехом.

Материализовалось всё это в 3,3-3,5% роста ВВП по итогам I полугодия 2021г. к аналогичному периоду 2020г. Во II полугодии восстановительный импульс начал помаленьку угасать, однако его ослабление все равно происходило темпами, далекими от мрачных прогнозов: к ноябрю рост ВВП к аналогичному периоду прошлого года составлял 2,3%.

Справка «НДГ». Согласно данным первой оценки ВВП за январь-ноябрь 2021г., произведенной Белстатом, объем этого показателя в текущих ценах составил BYN158,3 млрд., или в сопоставимых ценах 102,3% к уровню января-ноября 2020г. Индекс-дефлятор ВВП в январе-ноябре 2021г. по отношению к аналогичному периоду предыдущего года оценивается в 115,7%.

Напомним: указ президента №480 от 22 декабря 2020г. предусматривает в 2021г. рост ВВП в сопоставимых ценах к предыдущему году на 1,8%, т.е. в кои-то веки отечественная экономика не только демонстрирует бодрость духа и хорошую форму, но и гарантированно укладывается в прокрустово ложе прогнозных показателей. Аналогичный прогноз на будущий год, содержащийся в указе президента №481 «О важнейших параметрах прогноза социально-экономического развития РБ на 2022г.», уже намного оптимистичнее: он устанавливает в качестве ориентиров экономического развития РБ в 2022г. рост ВВП на 2,9% к уровню 2021г., реальных располагаемых денежных доходов населения (РРДД) – на 2%, инвестиций в основной капитал – на 3,3%, экспорта товаров и услуг – на 6,3%.

Как обычно, здесь кроется и основная ловушка для отечественной экономики: как правило, на фоне самоуспокоения от нормализации и собственных рапортов о новых удивительных победах топ-менеджмент госсектора начинает клевать носом и проваливать выполнение прогнозных показателей. Тем более что сторонние прогнозисты примерно втрое пессимистичнее официальных.

Справка «НДГ». По оценке ЕАБР, темпы роста потенциального ВВП Беларуси в среднесрочной перспективе составляют около 1% в год. МВФ оценивает этот показатель на 2022г. в 0,5%, подчеркивая высокие риски.

2. Фактор санкций

Про санкции США, Великобритании, Канады, Швейцарии и особенно ЕС в отношении Беларуси уже написаны тома. Между тем, один из главных итогов 2021г. состоит в том, что евроатлантические рестрикции слабо сказались на тонусе белорусской экономики. Санкции США били по узловым звеньям белорусской цепочки поставок, но Беларусь в силу географических обстоятельств не очень-то зависит от торговли с Америкой. Санкционные пакеты ЕС напоминали сценарий БДСМ-игры, в ходе которой наши уважаемые европейские партнеры намеревались испытать (и, в общем, отчасти испытали) чувство глубокого удовлетворения, как растущим товарооборотом, так и собственным моральным превосходством, не понеся при этом каких-либо потерь. Экономический рост Беларуси в 2021г. оказался в огромной степени обусловлен восстановительным спросом в Европе, на протяжении всего года стимулировавшим белорусский экспорт.

Справка «НДГ». По данным Белстата, в январе-сентябре 2021г. внешнеторговый оборот товаров РБ составил $57,799 млрд., в т.ч. экспорт – $28,147 млрд., импорт – $29,652 млрд. К уровню января-сентября 2020г. из расчета в текущих ценах оборот внешней торговли товарами достиг 132,1%, экспорт – 136,1%, импорт – 128,5%. Экспорт товаров в натуральном выражении увеличился на 13,5%, импорт – на 7,3%. Средние цены экспорта выросли на 19,9%, импорта – на 19,8%.

Чувствуете, какие темпы? Понятно, по итогам года картина будет несколько другой, однако сюжет тот же: нефтепродукты, калий, лес и т.п. по конкурентным ценам и при удобном транспортно-логистическом плече у РБ всегда купят. Большинство европейских стран сидело в локдауне почти год, поэтому восстановление экономики в ЕС происходило рывком, и это обусловило здоровый аппетит в отношении нашего экспорта, окрещенный критически настроенными к власти экономическими обозревателями «экспортным чудом».

Премьер-министр Роман Головченко еще на первом этапе санкционной возни оценил возможные потери Беларуси от санкций в 2,9% ВВП. Думается, что даже в 2022г., когда санкции должны заработать на всю катушку, наши уважаемые европейские партнеры не станут бить по собственному карману. Реалии таковы: сегодняшние цены на энергоносители в ЕС резко сокращают производство энергоемкой продукции – например, цемента или удобрений, в то время как РБ получает газ по $128 за 1 тыс. куб. м. Кризис цепочки поставок в Европе слабее, чем в США или в Великобритании, однако достаточно ощутим. Сырье, энергоносители, древесина, продукты первого передела и т.п. из Беларуси для Европы окажутся не лишними. Тем не менее, евробюрократы постараются сделать входной билет на европейский рынок для белорусской продукции максимально дорогим, просто переложив издержки (санкционные и не только) на отечественных экспортеров.

Поэтому в 2022г. мы, скорее всего, столкнемся как с формальным усилением санкций, так и со сколь угодно масштабными закупками ЕС тех экспортных продуктов из РБ, которые Европе действительно необходимы. А вот экспортерам лучше не строить иллюзий: вместо того, чтобы продолжать продажи на прежнем рынке при нарастающих за счет обхода барьеров (не только санкционных) издержках, необходимо искать альтернативы.

3. Фактор контрсанкций

В качестве асимметричного ответа европейскому «взбесившемуся принтеру» власти Беларуси выбрали режим контрсанкций – или, точнее, специальных мер. Плюсы такого подхода: экономическое давление на белорусские компании парируется экономическим давлением на зарубежные компании, на внутреннем рынке расчищается площадка гарантированного спроса, способного хотя бы отчасти компенсировать попавшему под рестрикции ЕС отечественному бизнесу финансовые потери. Минусы: белорусский рынок – небольшой и довольно узкий, чтобы снять с него пенку, придется основательно попотеть, при этом быстрые прибыли не гарантированы.

Справка «НДГ». Правовой фундамент контрсанкций – указа президента №128 от 30 марта 2021г. «О применении специальных мер». В нем прописаны два вида ограничений: 1) на ввоз и реализацию в РБ «отдельных групп товаров, в том числе товаров отдельных производителей, происходящих из государства (объединения государств), принявшего решение о введении спецмер в отношении белорусских юр- и (или) физлиц или присоединившегося к таким мерам», 2) запрет импорта в РБ «работ (услуг), выполняемых (оказываемых) юр- и физлицами государств (объединений государств), принявших решение о введении специальных мер в отношении белорусских юр- и (или) физлиц или присоединившихся к таким мерам».

Фактически у Беларуси сегодня два контрсанкционных списка (или, как выражаются наши уважаемые европейские партнеры, «пакета») – постановление №240 от 23 апреля 2021г. «О применении специальных мер» и постановление №700 от 06 декабря 2021г. «О применении специальных мер в отношении отдельных видов товаров». В первом случае под контрсанкции попали немецкие компании Beiersdorf AG, Liqui Moly и Skoda a.s. (Volkswagen Group). Во втором случае санкции наложены не на продукцию под конкретной ТМ, а на импорт отдельных товарных групп из конкретных стран, причем во избежание разночтений подсанкционные продукты перечислены с кодами ТН ВЭД ЕАЭС.

Справка «НДГ». Постановление №700 предусматривает 6-месячный запрет с 1 января 2022г. на ввоз и реализацию в РБ следующих товаров из стран ЕС, США, Великобритании, Швейцарии, Канады, Норвегии, Албании, Исландии, Северной Македонии, Черногории: 1) мясо крупного рогатого скота, свинина, пищевые субпродукты, мясо соленое, жиры, колбасы; 2) молоко и молочная продукция; 3) овощи, фрукты, орехи; 4) кондитерские изделия; 5) соль.

Характерно, что ввозимые для личного потребления продукты под контрсанкции не попадают. Другая многое объясняющая подробность – суммарная стоимость попавшего под спецмеры РБ импорта: более $530 млн.

С фруктами и орешками всё понятно: у нас не растут, можно закупать в странах ЕАЭС, Леванта, Магриба и т.д. Импорт продуктов животноводства желательно заместить по месту.

Александр Лукашенко в последнее время часто говорит про то, что следует дать зелёный свет бизнесу и перекрыть образующиеся на прилавках в результате санкций и контрсанкций плеши импортозамещением. Ну, вот считайте: из $530 млн., наверное, половину закроет отечественный производитель, еще половину – альтернативные поставщики.

4. Фактор энергетики

Беларусь в 2021г. получила два значительных конкурентных преимущества с точки зрения стоимости энергии, потребляемой всеми секторами экономики: 1) российский газ по гипернизким ценам, 2) помаленьку начинающую выход на полную мощность АЭС. При этом спрос на электроэнергию стимулируется и подпитывается бушующим в ЕС энергокризисом. По любым меркам это удача.

На стадии строительства БелАЭС громче всех стенала, заламывала руки и вставляла палки в колеса соседу Литва. Она, собственно, продолжает это делать и сейчас, исправно потребляя электроэнергию БелАЭС, поставляемую через Латвию и экономя на этом увесистую копейку. На стадии проектирования и строительства АЭС в расчеты закладывался ценник порядка $20-25 за тыс. кВт/ч. Осенью 2021г. минимальные цены на белорусскую электроэнергию уже составляли $60 за тыс. кВт/ч, а для потребителей из других стран – от $100. По оценкам аналитиков, в этом сезоне Беларусь может заработать на экспорте электроэнергии еврососедям $100-300 млн. Стоит ли говорить, что для специализирующегося на критике властей сегмента экспертного сообщества это стало такой же сенсацией, как «экспортное чудо»?

Примерно таким же образом, как литовский, строится белорусско-украинский энергетический кейс. Только литовские власти колеблются между отрицанием потребления белорусской электроэнергии и её фактическими поставками, а украинские – между «да» и «нет». Минэнерго Украины уверяло, что не станет возобновлять с ноября импорт электричества из РБ и РФ, поскольку своих энергоносителей хватает. Ноябрь показал, что импортировать электроэнергию из РБ нашим южным соседям придется. К слову, президент Украины Владимир Зеленский оказался трезвее и дипломатичнее подчиненных: он заявил в конце ноября, что считает правильным импорт электроэнергии из Беларуси, если государству не хватает энергии местной выборки.

Как заявил 20 декабря гендиректор Белэнерго Павел Дрозд, экспорт электроэнергии в Украину 1) осуществляется в 2021г. «в соответствии с техническими возможностями белорусской и украинской энергосистем», 2) в 2022г. будет осуществляться на основе уже заключенных рамочных контрактов. И многозначительно добавил: «Мы также рассматриваем, будет ли это выгодно белорусской стороне экспортировать электрическую энергию». Как говорится, конец цитаты.

Никогда не верьте заявлениям политиков, друзья. Верьте показаниям счетчика и счетам своих деловых партнеров. В этом сюжете еще будет немало мелодрам, клятв снизить мощность перетоков электроэнергии из РБ, служебных и парламентских расследований, ссылок на санкции и т.п. Но в условиях не удовлетворенного и при этом не эластичного спроса удовлетворяющий этот спрос товар при конкурентной цене всегда будет реализован.

Справка «НДГ». По расчетам Белэнерго, объем поставок электроэнергии из Беларуси на Украину в 2021г. составит 1,1-1,2 млрд кВт/ ч.

5. Фактор внутреннего потребления

Уходящий год оказался знаковым для потребительских рынков: даже США и Европа столкнулись с давно забытой инфляцией и дефицитом, вызванными кризисом цепочки поставок. В этой ситуации небольшая экспортоориентированная экономика Беларуси, где в каждом продукте присутствует весомая импортная или валютная составляющая, не может чувствовать себя защищенной. Довольно очевидно, что резкого одномоментного роста доходов населения не было бы без санкций, не будет и с санкциями. Между тем, и продовольственный кризис, и кризис цепочки поставок, и инфляционная спираль останутся с нами и в 2022г. – таковы, например, прогнозы МВФ и ВБ.

Справка «НДГ». По данным Белстата, номинальная начисленная средняя зарплата в РБ в ноябре 2021г. составила BYN1476,3, реальные располагаемые денежные доходы (РРДД) населения за январь-октябрь – 102,2% к уровню января-октября 2020г. При этом индекс потребительских цен (ИПЦ) на товары и услуги в ноябре по сравнению с октябрем 2021г. составил 100,5%, с декабрем 2020г. – 109%. По оценке МАРТ, в 10,3% прироста потребительских цен в годовом выражении за ноябрь 2021г. 5% пришлось на продовольствие, 3,2% – на непродовольственные товары, 2,1% – на услуги.

В силу этого на передний план выходит задача, которую экономический блок Совмина с переменным успехом решал на протяжении всех лет независимости РБ – торможение и стабилизация цен. «Надо использовать антимонопольные рычаги для того, чтобы как-то подвешивать цены, держать их в приемлемом диапазоне. Понимая, что у нас люди не совсем богатые, чтобы вот так вот: отпустил цены, и все будут хорошо жить, они сами по себе упадут… Что-то нигде не падают. Вот сколько я наблюдаю, нигде не падают», – поделился наблюдениями президент, назначая Алексея Богданова новым главой МАРТ Беларуси.

Первый вице-премьер Николай Снопков, представляя главу МАРТ правительству, тоже упомянул «агрессивную внешнюю инфляцию» и «излишнюю мировую ликвидность». Снопков подчеркнул, что Богданов «в теме», поскольку долгое время курировал в Минсельхозпроде ВЭД: «Он досконально владеет потоками движения товаров, откуда они возникают, как идут… Нам нужно влиять на все цепочки прохождения товаров на прилавки».

Таким образом, государство от постановления №100, доброго слова и административного ресурса перешло к выработке системной политики регулирования внутреннего рынка. Без этого рынок остался бы либо без покупателя, для которого сегодня порой не по карману самое необходимое, либо без продавца, который в отсутствие покупателя не сможет далее имитировать даже минимальную рентабельность. «Надо создать систему – вот и все. Ее пока нет», – констатировал при назначении Богданова президент.

Cпустя считанные дни Алексей Богданов анонсировал скидки торговых сетей на социально значимые товары определенным группам населения. По его оценке, дело идет к пакетному соглашению с сетевым ритейлом, в рамках которого сети «возьмут на себя часть социальных обязательств». Подписание пакта МАРТ и ритейлеров ожидается в начале 2021г., заработает механизм примерно в середине января. Но в 2022г. ни инфляция, ни высокие цены точно никуда от нас не денутся, поэтому весь оптимизм по поводу перехода к системной политике на потребительском рынке – это оптимизм авансом.

close

Подписка на новости

Подпишитесь, чтобы получать эксклюзивные материалы и быть в курсе последних событий!

Мы не спамим! Прочтите нашу политику конфиденциальности, чтобы узнать больше.