«ВСЁ ПОДСКОЧИЛО В ЦЕНЕ». Как и почему ускорилась инфляция

Оно случилось, событие, которому трудно радоваться и которого трудно избежать: в Беларуси существенно оживилась инфляция. Как обычно, произошло это по осени. Для чиновника такая традиционная привязка к календарю открывает обширное поле для маневра – за IV квартал можно подкорректировать и слегка замедлить инфляционный маховик. Но полностью остановить его вряд ли возможно – слишком много факторов работают на разгон. Остается делать ставки на плавное замедление и торможение.

Второй год подряд Беларусь берет за ориентир 5% инфляции по итогам года – и второй год подряд преодолевает этот рубеж. Причем в 2021г. цифра явно была выбрана по аналогии с прошлогодними планами. И в 2020-м, и в 2021-м крах этих планов (или хотя бы их существенная коррекция) становится очевидным еще до середины осени.

Справка «НДГ». По данным Белстата, базовый индекс потребительских цен (ИПЦ), исключающий изменение цен на отдельные товары и услуги, подверженные влиянию факторов административного и сезонного характера, в сентябре 2021 г. по сравнению с августом 2021 г. составил 101,3%, с декабрем 2020 г. – 107,7%. ИПЦ за сентябрь к августу 2021г. составил 101,3%, к декабрю 2020г. – 107,5%, к сентябрю 2020г. – 110,2%. ИПЦ в годичном исчислении (январь-сентябрь 2021г. к январю-сентябрю 2020г.) достиг 109,2%. Рост цен на продовольственные товары в сентябре к августу оценивается в 102,1%, к декабрю 2020г. – в 107,8%, к сентябрю 2020г. – 111,2. ИПЦ за январь-сентябрь 2021г. к январю-сентябрю 2020г. составляет 108,6%. Для непродовольственных товаров этот показатель оценивается соответственно в 101%, 108,5%, 110,3% и 110,4% год к году за истекший период, для услуг – в 100,5%, 105,9%, 108,5% и 108,7% год к году за истекший период.

Вместе с тем, не так уж и не правы руководители правительства, когда прозрачно намекают, что и в минувшем году, и в нынешнем полученные по факту показатели роста цен – отнюдь не провал, а некоторым образом даже победа, пусть и тактическая: могло быть хуже. Даже если вынести за скобки пандемию и коронакризис, запустившие стагфляционные тенденции в глобальной экономике, Совмин может сослаться на санкционное давление на Беларусь как на очевидный форс-мажор – точно так же, как в 2020-м мог сослаться на политический кризис. У страны, ориентированной на внешние рынки, сейчас, в общем, не может быть особого позитива даже при росте экспорта: эти рынки идут враздрай.

Для примера возьмем хотя Китай, на фоне высокого спроса наращивающий импорт, но все равно сталкивающийся с жестким энергетическим кризисом из-за подорожавшего угля. Или Россию, где в сентябре базовая инфляция побила рекорд весны 2016г. – 7,61% и годовая инфляция наверняка выйдет на тот же уровень.

Территория растущих цен

Сюжет, в сущности, очень простой: значительную часть 2020г. экономика многих стран простаивала, но как предприятия, так и население стимулировались специально эмитированными по такому случаю деньгами, причем в развитых странах – наиболее долго и щедро. На выходе из локдауна это создало ситуацию, когда денег у потребителя и у бизнеса сколько угодно, и они нуждаются во всем – продовольствии, топливе, жилье, сырье, комплектующих и т.п. Да и с точки зрения биржевого трейдера при таком раскладе выгоднее сделать ставку на трансформацию подешевевших денег в материальные активы, особенно сырье, энергоресурсы, продовольствие. Спрос и предложение оказались разбалансированы в глобальном масштабе.

Сказано – сделано. Восстановительный спрос трансформировался в рост цен на всё, от древесины и стали до энергоносителей. На продовольственном рынке ситуация еще более прозрачная: по мере того, как крупнейшие поставщики и крупнейшие потребители (США, КНР) сталкивались с проблемами поставок по какой-то товарной позиции, эта позиция резко увеличивалась в цене во всем остальном мире. Растительные масла, кукуруза и соя, морковь, кофе, мясо, – дорожает все. Потому и на внутреннем рынке, констатирует МАРТ Беларуси, «повышенный рост цен на продукты питания преимущественно обусловлен сохранением негативных тенденций на внешних рынках».

Справка «НДГ». По оценке МАРТ, годовой прирост мировых цен на продовольствие в сентябре 2021г. сохранился на уровне свыше 30% и составил 30,7% (30,8% месяцем ранее), в РФ продукты питания за год подорожали на 10,2%. В годовом выражении отмечается ускорение прироста цен на товары сегмента плодовоовощной продукции до 14,2% (6,8% в августе 2021г.), кондитерские изделия – до 15% (13,3%), мясо и мясопродукты – до 13,8% (10,9%), молоко и молочные продукты – до 7% (6,3%), синтетические моющие средства – до 9,5% (5,9%).

Антимонопольное министерство, рассчитывающее не только ИПЦ, но и ИПЦ СЗТ для социально значимых товаров, считает, что в белорусских реалиях прирост этих показателей в основном обусловлен удорожанием мяса и мясопродуктов, овощей и фруктов, повышением регулируемых цен на автомобильное топливо, плановым подъемом тарифов на ЖКУ и услуги высшего образования. С временной точки зрения все эти факторы – внешние, внутренние, сезонные, административные и т.п. – сошлись, как обычно, в начале осени.

Так, в сентябре по сравнению с августом 2021г., констатирует МАРТ, «фиксируется прирост цен на мясо и мясопродукты на 3,9% (ввиду принятия решения Комиссией в целях компенсации роста затрат на сырье и материальные ресурсы), фрукты (импортного происхождения: плоды цитрусовые и бананы) и овощи на 5,5% и 10,6% соответственно, а также одежду». Далее подключаются рост цен на табачные изделия (+1,1%), водку (+0,4%), плановое повышение тарифов на ЖКУ (горячее водоснабжение – на 9,5%) и образовательные услуги (8,3%), медленное, покопеечное повышение цен на автомобильное топливо (порядка 2% ежемесячно) вследствие увеличения мировых котировок на нефть. Как говорится, капля камень долбит: сочетаясь и взаимоусиливаясь, эти факторы и дают чувствительные для потребителя 10,4% сентябрьского ценового привеска в сфере постоянно регулируемого ценообразования.

При этом население ощущает ускорение инфляции на 30-50% острее, чем в реальности, как свидетельствуют мониторинги инфляционных ожиданий Нацбанка. Увы, будучи вовлечена в международное разделение труда, Беларусь все равно волей-неволей вынуждена импортировать инфляцию – хоть с нефтью, хоть с металлом, хоть с кофе, хоть с долларом.

Территория меняющихся прогнозов

А что говорят по этому поводу международные финансовые институты? На минувшей неделе МВФ, кредитор последней инстанции, повысил прогноз по инфляции и понизил прогноз темпов восстановления мировой экономики. Официальная причина – сбои в цепочке поставок и проблемы глобального здравоохранения. По мнению МВФ, для восстановления глобальной экономики должна завершиться пандемия, а для этого, в свою очередь, необходима «вакцинация достаточного числа людей в каждой стране для предотвращения опасных мутаций вируса». Увы, до сих пор прогнозы экономистов по поводу завершения коронакризиса оказывались излишне оптимистичными.

Справка «НДГ». МВФ сократил свой прогноз глобального роста на 2021г. с июльских 6% до 5,9% вследствие снижения прогноза для стран с развитой экономикой с 5,6% до 5,2%. Прогнозы по росту развивающихся рынков и развивающихся экономик улучшены: с июльских 6,3% они повышены до 6,4%. Перспективы глобального роста в 2022г. оцениваются в 4,9%.

Как пишет The Wall Street Journal (WSJ), в МВФ считают, что «прогноз инфляции крайне неопределенный из-за беспрецедентного характера текущего восстановления». Фонд по-прежнему отрицает стагфляционные риски и уверяет, будто инфляция – это чуть-чуть, понарошку и ненадолго: «Прогноз возвращения инфляции к уровню, существовавшему до пандемии, основан на достаточном предложении рабочей силы в странах с развитой экономикой, что должно сказаться на зарплате». По мнению МВФ, инфляционное давление могут дополнительно усилить следующие факторы: нехватка жилья, повышающая цены на недвижимость и аренду, растущие цены на продовольствие и нефть, продолжительные перебои с поставками и т.п. Излишне говорить, что большинство этих факторов успешно работают и в развитых странах, и в развивающихся, и, как можно судить по данным Белстата и МАРТ, прямо у нас под боком.

Как указывает WSJ, «хотя МВФ придерживается мнения, что инфляция вернется к уровню, предшествовавшему пандемии, к середине 2022г., он также предупреждает, что негативное влияние инфляции может еще больше возрасти, если связанные с пандемией сбои в цепочке поставок окажутся более разрушительными и продолжительными. Это может привести к более раннему ужесточению денежно-кредитной политики центробанками, сдерживающему восстановление». Опять-таки, судя по СМИ и прилавкам, ситуация развивается именно в этом направлении – темпами, превосходящими ожидания МВФ.

Что фонд рекомендует предпринять в такой ситуации центробанкам? «Центробанки должны быть готовы действовать быстро, если риски роста инфляционных ожиданий станут более существенными», – советует Гита Гопинат, главный экономист и директор по исследованиям МВФ. Совет актуальный, но, мягко говоря, не очень оригинальный, если не сказать очевидный.

«Цены на продукты питания, лекарства и транспортные средства выросли во всем мире, угрожая глобальному восстановлению», – признают экономисты Фонда. По существу, МВФ, рассматривая инфляцию как временное и малозначительное явление, просто советует центробанкам быть настороже для своевременного ужесточения кредитно-денежной политики в случае, если инфляция обнаружит претензии на то, чтобы стать постоянной и значительной.

Справка «НДГ». По прогнозу МВФ, инфляция в странах с развитой экономикой достигнет 2,8% в 2021г. и 2,3% в 2022г. вместо 2,4% и 2,1% соответственно, фигурирующих в июльском прогнозе. В странах с формирующейся и развивающейся экономикой рост потребительских цен оценивается в 5,5% в 2021г. и в 4,9% в 2022г.

Конечно, применительно к Беларуси это снижает шансы уложиться в прогнозные рамки по инфляции – 5%. Даже без сентябрьских статданных очевидно, что по итогам года, скорее всего, будет больше. Однако в нашем случае главным фактором риска является не сама по себе инфляция, к которой белорусам не привыкать, а социально травматичные скачки цен на продовольствие и энергоносители.

Справка «НДГ». Индекс цен на продукты питания и напитки МВФ с февраля по август 2021г. вырос на 11,1%, при этом цены на мясо и кофе выросли на 30% и 29% соответственно.

Представляется, что в этой ситуации власти не станут изобретать велосипед и вновь прибегнут к тем инструментам, которыми пользовались и ранее для контроля за ценами на продовольствие и ценообразование в ЖКХ.

Собственно, об этом говорил и Александр Лукашенко 8 октября на собрании Белорусского республиканского союза потребительских обществ: «Главное – цены. Внутриведомственный контроль за ними будет подкрепляться мониторингом КГК и профсоюзами. В ближайшее время мы это направление будем усиливать. Потому что объективно – бешеный рост цен, в мире подорожало продовольствие очень сильно. Скоро в два раза мы получим рост цен на продовольствие в мире. Подорожали металлы, природный газ… Все подскочило в цене».

close

Подписка на новости

Подпишитесь, чтобы получать эксклюзивные материалы и быть в курсе последних событий!

Мы не спамим! Прочтите нашу политику конфиденциальности, чтобы узнать больше.