КАШУ ПИВОМ НЕ ИСПРАВИШЬ. Как история полувековой давности попала в нерв сегодняшнего дня

Умному человеку не нужно объяснять, что война это плохо. Но много ли умных людей мы встречаем по жизни? Некоторым, чтобы поумнеть и понять эту простую истину, нужно самим побывать на войне и повидать её ужасы. Как, например, герою фильма «The greatest beer run ever» – «Величайший пивной забег» (или «За пивом!», как не слишком удачно перевели его название иные кинотеатры). И то, что он снят на основе реальных событий, делает его вдвойне достойным внимания.

Всё началось в 1967г. Джон «Чики» Донохью был простым американским парнем, любящим пиво и не любящим размышлять. Шла вьетнамская война, и во всём, что касалось войны, Чики полагался на родное правительство. «Правительство знает, что делает», – уверен был он.

Hot quote

– Джонни Кнопф погиб.

– Что ж, родные могут гордиться: сын настоящий герой, он погиб, защищая страну.

– Защищая от чего? Мы даже не знаем, за что они  сражаются!

– Правительству лучше знать, что надо стране.

Однажды Чики заглянул в бар на Манхэттене, где собрались его друзья. В баре работал телевизор, шёл репортаж об антивоенных демонстрациях в Нью-Йорке и Сан-Франциско. Собравшимся милитари-патриотам, это пришлось не по нраву. Масла в огонь подлил бармен, бывший вояка: глядя на экран, он проворчал что-то в духе, мол, вместо того, чтобы глотку драть, съездили бы лучше во Вьетнам, отвезли нашим ребятам пива. К тому моменту Чики и сам уже был изрядно под пивом – и пиво в нём заговорило. «Если никто не отважится, съезжу я», – заявил он во всеуслышание.

Чего не сморозишь по пьяной лавочке! На следующее утро Чики и забыл, что он там пообещал накануне, но, прослышав о его заявлении, к нему стали приходить близкие мобилизованных парней: кто-то просил передать тёплые носки, кто-то нательный крестик… Делать было нечего. Чики затарил целую сумку пива, составил список имён – и отправился во Вьетнам.

Фото, сделанное во время вьетнамских похождений Джона Донахью (крайний справа)

Его вояж занял целых четыре месяца, два из которых Чики добирался до Вьетнама, устроившись техником на корабль, перевозивший боеприпасы. Чтобы поставить галочку против каждого имени из списка, ему пришлось объехать чуть ли не пол Вьетнама: в общей сложности он преодолел около 13 тыс. километров. За это время Чики успел побывать в местах жестоких боёв, где навидался всякого, в том числе такого, о чём не рассказывало родное правительство. Это путешествие изменило его взгляды на войну. Домой он вернулся другим человеком, о чём написал потом в своих мемуарах.

Тема вьетнамской войны в американском кинематографе разжёвана до мелочей, так что фильм Питера Фаррелли, поставленный по мемуарам Донахью, не стал открытием для американской публики. Зато он неожиданно попал в нерв зрителям из «нового СССР», для которых слова «война» и «мобилизация» сегодня не пустой звук. Реплики персонажей, звучащие для американцев как миленькое ретро, постсоветские зрители растащили на видеоцитаты для антивоенных пабликов. «Так или иначе, каждый из нас немного Чики Донохью», – заметил один из российских комментаторов на портале «Кинопоиск».

Если не знать, что Фаррелли приступил к съёмкам задолго до 24 февраля, можно подумать, что своей «The greatest beer run ever» он аллегорически отреагировал на события текущих дней – настолько происходящее на экране конгруэнтно тому, что происходит сейчас на постсоветском (или лучше сказать ре-советском) пространстве. Но нет, фильм именно о вьетнамской войне. Просто все агрессивные войны похожи друг на друга – и тем, что творится на фронте, и тем, как реагируют на это в тылу.

Hot quote

– Всё как-то запутано. Вот взять дядю Лео: во Вторую мировую он был огнемётчиком, но он не пошёл бы во Вьетнам, потому что понятия не имеет, кто там нацисты, в смысле враги. С кем мы воюем, а?

– Ну… Наверное, с красными, с коммунистами… С врагами, которые хотят подмять под себя мир…

– Но люди говорят, что это мы оккупанты, что там идёт война за свободу, и тем, кого мы якобы защищаем, мы и даром не сдались.

Легко быть милитари-патриотом, когда слышишь о войне лишь по телевизору и только в победном ключе. Когда же война приходит в твой дом – в виде ракеты ли, повестки ли о мобилизации или известия о погибшем друге, мобилизованном неделю назад, – милитаристский настрой улетучивается быстро. Не говоря уж о случаях, когда ты сам попадаешь в окоп и становишься частью войны – войны без внятных целей и разумных причин. Как точно сформулировал один из героев картины, «попасть на войну гораздо проще, чем вернуться с неё».

Роль недалёкого Чики в фильме исполнил комедийный актёр Зак Эфрон

Кстати, действие «The greatest beer run ever» происходит отчасти во время знаменитого Тетского наступления, ставшего переломным моментом в ходе Вьетнамской кампании. Долгое время пропаганда уверяла американцев, что противник находится на грани истощения, и решающий перелом в войне близок.

Однако 31 января 1968г. вьетконговцы начали наступление по всему фронту, атаковав не только американские базы, но и посольство США в Сайгоне. И хотя наступление вскоре было отбито, психологический эффект оно произвело колоссальный – для американской общественности, убаюканной пропагандистами, оно стало настоящим шоком. В обществе стали преобладать антивоенные настроения, большинство американцев пришли к выводу, что войну нельзя выиграть, а значит, пора её сворачивать.

Hot quote

– Держи пиво – небольшой подарок, благодарность от наших.

– Благодарность за что?

– За что? За всё вот это…

– По-твоему, пиво может всё исправить?

Всем, кто горазд заваривать кашу войнушек в наши дни, стоит посмотреть фильм Фаррелли и задуматься над его месседжами – раз уж война, о которой рассказано в фильме, закончилась так бесславно для тех, кто её развязал.

close

Подписка на новости

Подпишитесь, чтобы получать эксклюзивные материалы и быть в курсе последних событий!

Мы не спамим! Прочтите нашу политику конфиденциальности, чтобы узнать больше.