До победного конца?

Мы слишком долго стояли в обороне. «Белорусская модель», позволившая с меньшими издержками, чем соседи, выйти из развала 90-х, очень импонировала населению схожестью с советским прошлым и почти стабильностью структуры экономики и социальной структуры страны.

А мировая экономика тем временем развивалась, изменяла мир, выдвигала свои требования и к социальной структуре общества, и к структуре экономик. Местами их реализация шла болезненно, местами – через катаклизмы, но движение было неуклонно. Беларусь

же… Но вы сами хорошо знаете.

Уже в СССР воцарившаяся с начала 70-х бюрократия всеми силами стремилась поддержать существующие и структуру экономики, и социальную структуру в стране. На этих усилиях проспали технический переворот в мировой экономике (переход к Industry 3.0), да и социальная структура затрещала.

С началом глобализации в мировой экономике произошел еще один важный переворот: оттеснив и подчинив производственные транснациональные корпорации, контроль над мировой экономикой захватил международный финансовый капитал. Это в начале 60-х крупные корпорации почти не пользовались банковским кредитом, пользуясь в основном своей нераспределенной прибылью. Сегодня почти все они глубоко закредитованы. Через фондовый рынок, где царствуют разные фонды, почти любую из них крупный финансовый капитал может повалить. Естественно, это не касается Китая, процессы в экономике которого непрозрачны и не всегда понятны.

Еще один важный сдвиг на Западе: отделение госаппарата от экономики. Это до 60-х он обслуживал интересы крупных корпораций и имела место их взаимозависимость. Сегодня транснациональные корпорации уже мало зависят от госаппарата страны их регистрации. Пример Трампа здесь показателен: ему заставить корпорации уйти из Китая так и не удалось. У госаппарата осталась функция поддержания социально-политической стабильности в своей стране. Но ход развития последних лет, с безумным ростом госдолгов, показал, что сам по себе, без поддержки извне, справиться с этой задачей он не может.

«Сегодня почти в любой стране Запада госаппарат и крупные корпорации действуют почти независимо, лишь временами согласовывая свои действия. Но международный финансовый капитал в состоянии не только повалить почти любую ТНК, но и обрушить экономику почти любой страны. Как Сорос в свое время повалил фунт»

Сегодня почти в любой стране Запада госаппарат и крупные корпорации действуют почти независимо, лишь временами согласовывая свои действия. Но международный финансовый капитал в состоянии не только повалить почти любую ТНК, но и обрушить экономику почти любой страны. Как Сорос в свое время повалил фунт.

Джордж Байден начал процесс консолидации Запада. В глубокой обороне Китай, Россия и Беларусь пытаются прочно подчинить свою экономику своему госаппарату. И если Китай делает это на базе очень приличного анализа мировой экономики, стараясь держать структуру своей экономики в рамках мировых трендов, то Россия и Беларусь не в силах ни что-то изменить, ни сопротивляться предрассудкам и пожеланиям своего населения, отстают от Запада все больше. Правда, Россия, располагая притоком природной ренты, пытается (по крайней мере, в ВПК) поддерживать уровень, но отдельные потуги, без проработанной промышленной политики и реальных рычагов управления экономикой, никаких проблем страны не решают.

Казалось бы, господство международного финансового капитала в значительной части мировой экономики предрешено. Однако здесь не все так просто.

Во-первых, мировой опыт показал, что господство торгово-финансового капитала в разных странах неизбежно приводил к деградации и разрушению этих стран. Это и опыт Хазарии, и Генуи с Венецией, и Испании (где генуэзский капитал финансировал и открытие Америки, и ее эксплуатацию), и Голландия (была мастерской мира при Петре I, и уже через 100 лет превратилась в отсталое захолустье Европы и даже потеряла независимость). Нынешние проблемы США из того же ряда. Как правило, торгово-финансовый капитал вытягивает из страны все соки и бросает за ненадобностью.

Во-вторых, так долго и с таким трудом выстраиваемая социально-политическая стабильность на Западе сейчас под ударом. Если брать только действующие тенденции в развитии экономики и оптимальную в сегодняшних условиях ее структуру, то получим: набор кластеров с высокотехнологичным производством и высоким уровнем автоматизации сферы услуг и самообеспечения и вокруг – море занятых выживанием на уровне начала прошлого века населения. Которое ни по уровню образования, ни по квалификации, в кластеры попасть шансов не имеет.

Процесс уже идет. В США он проявляется в негритянских гетто, в России – в заброшенных городах и поселках, у нас – в депрессивных районных городках. И процесс этот непрерывно ускоряется, поскольку кризис перепроизводства не преодолен, и традиционная экономика, которая не успевает модернизироваться, вымирает и будет вымирать.

Естественно, такая трансформация социальной среды вызывает и будет вызывать протесты населения. Которое не только у нас теряет перспективу. Отсюда – и BLM, и правые популисты в Европе, и бунты без осознания причин во многих странах. Предсказать исход этих баталий сегодня невозможно. Но ведь и альтернативных предложений, поддержанных массами, нет. Отсюда и охота западными компаниями за квалифицированными кадрами по всему миру: каждый надеется, что на его территории кластеров будет побольше.

А наших же соседей вполне бы устроило, если бы Беларусь замкнулась сама на себя. Квалифицированный персонал из нее потихоньку бы вычерпали, а до остальных бы никому бы и дела не было бы.

Мнения колумнистов могут не отражать точку зрения редакции

54
close

Подписка на новости

Подпишитесь, чтобы получать эксклюзивные материалы и быть в курсе последних событий!

Мы не спамим! Прочтите нашу политику конфиденциальности, чтобы узнать больше.